ИПБ - год спустя

04-07-2001

В Парламенте уже 2 дня идет весьма горячая дискуссия по поводу продажи Инвестиционного и почтового банка Чехословацкому торговому банку. Репортаж подготовили Алла Ветровцова и Елена Патлатия.

Дело начало набирать оборот в тот момент, когда генеральный директор Инвестиционного и почтового банка (ИПБ) направил письмо директору Совета управляющих Национального банка, в котором писал, что банк далее не способен выполнять свои функции и неплатежеспособен.

Акт продажи осуществился 19 июня прошлого года. Год спустя комиссия депутатов парламента, расследовавшая процедуру продажи, которая осуществилась в считанные дни и вызвала тогда бурную реакцию как прежнего владельца ИПБ – общества «Номура», так и политиков и финансистов, итак комиссия предложила свое заключение: чешское государство понесло убытки, и главное виновное лицо – это бывший министр финансов, а сегодня – один из руководящих лиц в австрийском Райфейзен банк, Павел Мертлик. В первую очередь нас интересовало, кто был владельцем ИПБ до того, как на имущество банка был наложен арест. Нам отвечает бывший министр финансов Чешской Республики Павел Мертлик: «Владельцем ИПБ была группа акционеров, от крупнейших до самых мелких. Одним из крупнейших было общество с ограниченной ответственностью Саука, зарегистрированное в Нидерландах, ее владельцем опосредствованно был японский инвестиционный банк Номура. Ему принадлежало примерно 40 процентов акций. Затем, 11 процентов принадлежало страховой компании «Чешска пойштовна», и потом целый ряд мелких акционеров, причем некоторые из них сами принадлежали ИПБ и входили в его группу».

Павел Мертлик утверждает, что наложение ареста на ИПБ было тогда единственно правильным решением, и нельзя было подвергать риску банк, от деятельности которого зависел ход одной трети чешской экономики. Разъяснить некоторые моменты происшедшего мы попросили финансового аналитика немецкого Коммерцбанк Дмитрия Шеметило.

04-07-2001