Молитвы по интернету. Церковь в карантинном мире

10-06-2020

Символом церкви в дни эпидемии можно назвать кадры, на которых Папа Франциск I молится на пустой дождливой площади святого Петра в Ватикане вечером Великой пятницы. Эпидемия закрыла ворота храмов, куда люди приходили веками, появились исповеди по телефону, домашние богослужения и мессы в режиме онлайн. Как осваиваются священники в интернет-пространстве? Вернутся после пандемии прихожане в храмы или решат, что могут теперь обходиться без них?

Фото: ArgoImages, PixabayФото: ArgoImages, Pixabay

Католический епископ Пльзеня Томаш Голуб признается, что до недавнего времени церковь считала социальные сети чем-то, что просто отвлекает паству от духовной жизни, однако именно современные средства коммуникации в дни самоизоляции оказались способны, как он выразился, «пробудить людей от апатии, избавить от одиночества». Перестраиваться пришлось прямо на ходу, отделяя в виртуальном мире «зерна от плевел».

Епископ Пльзеня Томаш Голуб, фото: Česká televizeЕпископ Пльзеня Томаш Голуб, фото: Česká televize «Я не могу сказать, что мы знали, как реагировать на ситуацию, – мы были так же застигнуты врасплох, как и весь остальной мир. Говорить в тот момент, что у нас решение, было бы гордыней: мы взвешивали, что можно сделать, как быть ближе к людям. Своим священникам я объяснял: "У нас осталось два направления – быть рядом с людьми, по телефону или в соцсетях, а также молитва – не с людьми, но за людей". Я считаю, что имеет смысл молиться и в одиночестве за других. Нашей задачей было объяснить людям, что главная задача – быть ближе к Богу, а не ходить в церковь, поскольку приход в храм – средство, а не цель. Это было и своего рода сражение – сделать так, чтобы люди поняли, что практика, являющаяся частью их жизни, которую они воспринимали как данность и стереотип, – всего лишь инструмент для получения чего-то неизмеримо большего, что предлагает вера. Это было время проверки того, насколько мы зависимы от средств, и насколько для нас действительно важно то главное, чем для нас, христиан, является встреча с Богом», – напоминает епископ.

Священник Евангелической церкви чешских братьев, член объединения Pastoral brothers Карел Мюллер признается, что его жизнь с введением карантинных мер резко изменилась, однако он без колебаний перешел в режим онлайн. «Мне пришлось полностью перестроить свою работу, поскольку я либо преподаю, либо читаю лекции по катехизису, либо проповедую в разных костелах Праги. И вдруг все это прекратилось. Когда пришло сообщение "Храмы закрываются", мы решили, что хотим, чтобы богослужения каким-то образом продолжались, и быстро отреагировали: купили необходимое оборудование и уже в следующее воскресенье провели первый стрим», – объясняет священнослужитель евангелической церкви.

Фото: Grant Whitty, Fotobanka UnsplashФото: Grant Whitty, Fotobanka Unsplash Трансляции богослужений велись и из многих католических храмов, начиная с собора св. Петра в Ватикане. Член Общества Иисуса – ордена иезуитов, специалист по духовным практикам Петр Вацик рассказал, что его костел пошел по другому пути. «Мы решили, что не будем делать видеозаписи месс, но мой вышестоящий священник Томаш Галик на каждую неделю напишет проповедь в форме видеофайла — он сам это предложил, а Мартин Станек, возглавляющий приход св. Сальвадора в Праге, подготовил на каждую неделю своего рода инструкцию для проведения домашнего богослужения, чтобы люди могли сами систематически читать определенные тексты, знали, что следует делать в течение недели и в каждый конкретный день, поскольку дома можно совершать практически все. Когда дело шло к тому, что во всей Праге будет введен режим самоизоляции, я уехал в Колин, в монастырь, которым руковожу, поскольку решил — если где-то находиться в самоизоляции, то лучше в этом монастыре», – смеется Петр Вацик.

Епископ Томаш Голуб выделил специальное время, когда любой, кто нуждается в духовной поддержке, мог набрать его телефонный номер. Для главы католиков Пльзеня это был совершенно новый опыт общения с паствой. «Я размышлял о том, как могу быть полезен в тот момент, когда все перевернулось с ног на голову. Я думал, не следует ли мне пойти помогать фермерам, поскольку говорили, что есть люди, которым срочно требуется посторонняя помощь в выращивании хмеля и т. д., однако оказалось, что это были лишь домыслы СМИ. Так что я попытался сделать то, что непосредственно относится к моему служению, — выслушивать людей. И должен сказать, что когда с 11 до 13 часом я был на телефоне, то поступало множество звонков, посылали смс те, кто видел мой номер на ленте на канале «Чешское телевидение» и в других СМИ. Эти беседы иногда служили для кого-то поддержкой, иногда были веселыми, в общем, все происходило достаточно динамично и в, любом случае, позволяло отвлечься в период карантина».

Член ордена иезуитов Петр Вацик, фото: Barbora Linková, Чешское радиоЧлен ордена иезуитов Петр Вацик, фото: Barbora Linková, Чешское радио В дни самоизоляции священнослужители сталкивались с разной реакцией на происходящее. Епископ Томаш Голуб слышал в голосе тех, кто к нему обращался, прежде всего, боязнь, что привычный порядок жизни исчез, и не известно, что придет ему на смену. «Однако лишь третья часть обращений была связана непосредственно со страхом и тревогами, связанными с коронавирусом. Еще треть звонивших благодарили за сообщения, которые я посылал в епархию. Остальные высказывали критику в адрес церкви или передавали обращения личного характера – появились даже те, с кем я когда-то служил в армии. У тех, кто испытывал страх в связи с коронавирусом, это была, прежде всего, неуверенность в завтрашнем дне. Большинство из них срставляли одинокие пенсионеры и люди, страдающие психическими проблемами, которые искали в этот момент кого-то, кто их поддержит, даст понять, что не весь мир вокруг рушится», – полагает священник.

Петр Вацик не считает, что богослужения могут «уйти в интернет» – по его мнению, такая конкуренция церкви пока не грозит. По его наблюдениям, дни вынужденного одиночества помогли многим людям разобраться в своей жизни и выделить главные приоритеты. Его впечатления были другими – священник не заметил, чтобы обращавшиеся к нему люди чувствовали тревогу, – наоборот, они использовали время карантина для обретения спокойствия.

«Мы размышляли о том, что нужно будет людям в такой момент — как они выдержат это с точки зрения психического и духовного состояния, с точки зрения здоровья. Не будут ли меня звать к ложу умирающих. Однако по этому поводу мне не звонили — звонков было гораздо меньше, чем в период до карантина, и все были спокойны, никто не боялся, не было никакой паники, говорили: "Наконец-то я дома! Это прекрасно! Я вымою окна, разберу книги". Они начали печь хлеб. Так что домашние богослужения идут рука об руку с выпечкой хлеба, уборкой, отдыхом. Тревожились лишь те, кто переживал: "Все уже испекли хлеб и убрали дом, а я еще нет"».

10-06-2020