Нулевая точка Донбасса

18-09-2018

Там продолжается война, которую кратко называют АТО. Там продолжается жизнь – окна, заложенные мешками с песком; автомат как предмет интерьера. Отдыхающий боец в камуфляже; на стене – тициановская «Даная». Детский сад, от которого остались рисунки и веселые росписи на стенах, – только вот стен уже нет. Европа. 2018 год.

Фото: Посольство Украины в Чешской РеспубликеФото: Посольство Украины в Чешской Республике

Такие фотографии с украинских позиций донбасского фронта привез чешский архитектор Павел Насадил. Выставка, названная «Точка отсчета», или даже «Нулевой пункт», была представлена в посольстве Украины в Праге.

Павел НасадилПавел Насадил – Как вы пришли к этой теме? И как смогли попасть в район АТО?

– Я отправился в Украину по приглашению своей студентки. Я архитектор и преподаю в архитектурном вузе. Одна из моих студенток родом с Донбасса, и когда ее семья узнала, что я занимаюсь фотографией на социальные темы, то пригласила меня в Украину, в Северодонецк, и около недели мы ездили по городам и поселкам, расположенным на фронтовой полосе. Фотографии, представленные на выставке, сделаны в двух местах. Одно – около города Торецк, куда я был приглашен армией и смог провести с ними два дня, передвигаться по позициям, беседовать с военными и, собственно, наблюдать, что там происходит. Вторая серия фотографий показывает Станицу Луганскую – это один из двух пешеходных переходов, действующих в этой области, – гуманитарный коридор между Украиной и оккупированной территорией, через который ежедневно проходит от 10 до 12 тысяч человек.

– Насколько опасно там было находиться? Это представляло риск лично для вас?

Фото: Посольство Украины в Чешской РеспубликеФото: Посольство Украины в Чешской Республике – Я не думаю, что моя поездка была опасной, хотя, конечно, нахождение в так называемой «серой зоне» опасно само по себе, однако у меня всегда были очень хорошие сопровождающие, которые всегда знали, куда и как мы можем идти и хорошо меня охраняли.

– Что из увиденного, встреченного во время вашей поездки, произвело на вас наиболее сильное впечатление?

– Самое сильное впечатление на меня произвела открытость, чистота, доброта всех добровольцев, военных, которые действуют в этой области. Они не выглядят уставшими, а полны решимости продолжать защищать свою землю. Они очень гостеприимны и были искренне счастливы, что к ним смог кто-то приехать из Европы и поговорить о том, что там происходит.

– Вы общались не только с военными, но и с гражданскими – с жителями, по-прежнему остающимися внутри зоны вооруженного конфликта. Как там живется людям?

– Очень тяжело. В этой области остается очень мало людей работоспособного возраста. Там много пенсионеров, пожилых, у которых мизерные пенсии. Я узнал, что средний доход там составляет 1300 гривен. И очень часто людям там помогают именно военные – привозят еду, фрукты, овощи. Просто там люди помогают друг другу.

Фото: Посольство Украины в Чешской РеспубликеФото: Посольство Украины в Чешской Республике

– Откуда вы черпали сюжеты для своих фотографий? По какому принципу выбирали лица и сцены?

– Все решалось непосредственно на месте – хотя у меня была очень хорошо подготовленная программа, всегда присутствовала определенная импровизация. Я обращался к тем, кто был готов со мной общаться.

Фоторабота Павла Насадила, Фото: Катерина АйзпурвитФоторабота Павла Насадила, Фото: Катерина Айзпурвит – А как вы общались с местными жителями? Вы говорите по-украински?

– Я немного говорю по-русски. Однако на украинских позициях по-русски не говорят. Так что я говорил по-английски – меня сопровождала знакомая, которая переводила.

– Встретился ли вам кто-то с противоположной, пророссийской стороны? Удалось ли вам что-то узнать и об их позиции? Об их взглядах?

– Да, такие люди мне встречались. Это были люди старшего возраста, которых я встретил уже в поезде, шедшем из Киева в Славянск. Там мы разговорились с одной немолодой дамой, которая произнесла фразу: «Какая война? Здесь нет войны!» Это меня удивило. Полагаю, что там много людей старшего возраста, прорусски ориентированных, которые хотели бы присоединения к России.

Фото: Посольство Украины в Чешской РеспубликеФото: Посольство Украины в Чешской Республике – Вы почувствовали какую-то агрессию между людьми разных взглядов? Возможно, присутствовали при столкновениях в бытовой жизни?

– Я не наблюдал проявлений агрессии – мне кажется, что люди спорят на очень культурном уровне. Однако в Станице Луганская я присутствовал, когда эти люди, пересекавшие границу, молча враждебно смотрели на нас и на украинцев. Думаю, что внутри скрывается что-то, что мы можем назвать враждебностью.

– Чем, по вашему мнению, может чешское правительство помочь разрешению этого конфликта, длящемуся уже более трех лет?

– Я не хотел бы говорить о политике, поскольку в ней не разбираюсь. Думаю, чешское правительство может оказывать Украине моральную и материальную поддержку. Я говорю о финансовой помощи, гуманитарный сбор средств – это нечто иное. А та символическая поддержка, которую могут оказывать Украине чешские политики – это то, в чем страна нуждается, и что не стоит никаких денег.

– Какое впечатление вы вынесли, побывав на Донбассе, – этот конфликт близится к завершению?

– У меня нет никакого ощущения, что этот конфликт скоро окончится. Мне кажется, что он находится в точке замерзания, не развивается. Тем не менее, поскольку я поддерживаю связь с военными, то получил сообщение, что недавно они освободили еще один поселок, то есть ситуация меняется, однако не принципиально. Этот вопрос должен рассматриваться на высоком политическом уровне, и только крупные политики могут решить эту ситуацию.

– В Чехии проходят акции в поддержку Олега Сенцова. Вы следите за судьбой режиссера, который держит бессрочную голодовку?

– За делом Олега Сенцова я внимательно слежу. В Киеве я участвовал в демонстрации в его поддержку, встречался с организатором акции. Конечно, я надеюсь, что Олег Сенцов переживет этот кризис и благодаря усилиям со стороны авторитетных политиков будет освобожден.

18-09-2018