Обыденность российской пытки

04-11-2016

Ильдар Дадин – не только первый активист современной России, получивший тюремный срок за одиночные пикеты. Теперь его имя звучит рядом со словом «пытки». Первой о том, что происходит в карельской колонии, куда поместили Ильдара, сообщила его жена Анастасия Зотова. Она прилетела в Чехию в надежде, что ее голос будет услышан, и мы пригласили ее на «Радио Прага».

Анастасия Зотова на Радио Прага, Фото: Эва Туречкова, Чешское радио - Радио ПрагаАнастасия Зотова на Радио Прага, Фото: Эва Туречкова, Чешское радио - Радио Прага Гражданский активист Ильдар Дадин был осужден на два с половиной года колонии общего режима по статье 212.1 УК РФ – «Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования» после ее появления в новой редакции УК РФ летом 2014 года. Он выступал в защиту «узников Болотной», против законопроекта об отъеме детей у ЛГБТ-пар, войны в Украине.

Уже находясь за решеткой, Ильдар Дадин оформил брак с Анастасией Зотовой, с которой они были вместе два года, познакомившись на одной из акций протеста в Москве. После вынесения приговора он попал в колонию в карельском городе Сегежа...

В конце октября 2016 года, Анастасия сообщила о письме мужа, в котором Ильдар через адвоката рассказывает, что начальник колонии майор Сергей Коссиев и его сотрудники на протяжении месяца подвергают его пыткам и истязаниям. Из письма Дадина: «12 сентября 2016 года пришли сотрудники, сковали мне руки за спиной и подвесили за наручники. Такое подвешивание причиняет страшную боль в запястьях, кроме того, выкручиваются локтевые суставы и чувствуешь дикую боль в спине. Так я висел полчаса… Привели к Коссиеву в его кабинет, где он в присутствии других сотрудников сказал: "Тебя ещё мало били. Если я отдам распоряжение сотрудникам, тебя будут избивать гораздо сильнее. Попробуешь пожаловаться — тебя убьют и закопают за забором". Потом избивали регулярно, по несколько раз в день».

Анастасии удалось привлечь внимание СМИ, а в защиту Ильдара Дадина стали выступать журналисты и гражданские активисты.

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова встретилась с Дадиным в колонии, а Сергей Коссиев был отстранен от занимаемой должности.

Европейский суд по правам человека потребовал от Федеральной службы исполнения наказаний провести независимое обследование активиста, присвоив жалобе Дадина приоритетный статус.

Мы попросили Анастасию Зотову рассказать о ситуации на сегодняшний день.

– Прежде всего, конечно, мы хотим спросить о состоянии Ильдара. Вы знаете, где он находится и как себя чувствует?

Свидетельство о браке Анастасии Зотовой и Ильдара Дадина, Фото: Эва Туречкова, Чешское радио - Радио ПрагаСвидетельство о браке Анастасии Зотовой и Ильдара Дадина, Фото: Эва Туречкова, Чешское радио - Радио Прага «Самое ужасное, что я не знаю, где он находится сейчас. Вчера появилась информация, что утром с ним встречалась омбудсмен Татьяна Николаевна Москалькова, после чего Ильдара отвезли в больницу Петрозаводска. Появилась информация о том, что его осмотрели и повезут обратно в колонию. Когда – неизвестно. Есть договоренность с сотрудниками ФСИН о допуске врача из Москвы, который отдельно осмотрит Ильдара. Тут нужно уточнить, что когда информация о пытках вышла наружу, приехали врачи из районной поликлиники Сегежи, осмотрели Ильдара, после чего заявили, что «никаких повреждений у него нет». А глава Общественной наблюдательной комиссии Александр Рузанов подтвердил журналистам, что у Ильдара есть ссадины на запястьях. И если врачи не заметили синяков, которые можно увидеть невооруженным глазом, которые видели адвокат и правозащитники, то доверия к таким врачам нет. Конечно, хочется, чтобы его осмотрел наш врач».

– Возможно, Кремль хочет демонстрировать более «либеральное лицо», поскольку туда все же послали омбудсмена – госпожу Москалькову?

«Я хотела бы уточнить по поводу Москальковой. Поскольку я журналист, у меня есть телефоны многих правозащитников, и когда я узнала о том, что происходит в колонии, с Ильдаром, я сама в 9 утра позвонила Москальковой со словами: «Здравствуйте! Я жена Ильдара Дадина. Моего мужа в колонии угрожают убить». На это она мне ответила, что будет проводить проверку. По моему мнению, это – заслуга не властей, а самой Москальковой, которая отнеслась к этой жалобе с предельным вниманием и решила все полностью проверить. А по поводу «либерального лица» я не уверена, потому что колония начала яростно опровергать факты пыток. Насколько нам известно, сейчас в колонии идет давление на других заключенных, согласившихся подтвердить слова Ильдара. Историю с эпилептическим припадком, который видели сотрудники Общественной наблюдательной комиссии, пытались скрыть во ФСИН, потому что припадок может оказаться следствием сильных ударов по голове. То есть вряд ли тут можно говорить, что кто-то пытается демонстрировать «либеральное лицо», скорее, будут использованы любые способы, чтобы замять происходящее».

– В официальных российских СМИ по-прежнему ставится под сомнение и ретушируется информация о пытках в местах заключения. Как вы думаете, в России еще кто-то сомневается в том, что в тюрьмах страны безнаказанно мучают и убивают?

Иллюстративное фото: ЧТ24Иллюстративное фото: ЧТ24 «Проблема, которую раскрыл Ильдар своим письмом, типична для России. Я много лет работаю журналистом, большую часть времени – в правозащитных изданиях. В прошлом году мне звонили из Ярославской колонии и рассказывали: «Приехали новые заключенные из Великого Устюга, которых избили. У одного оказались переломаны ребра, он не может встать, но находится в ШИЗО, и к нему не пускают правозащитников. Мы не понимаем, что происходит. Помогите!» Вчера со мной связывались члены ОНК Вологды и сообщили: «Мы сегодня были в колонии, и там абсолютно такие же проблемы, как те, о которых рассказал ваш Ильдар».

– Есть ли у ФСИН желание решать эти проблемы? Как вы считаете, почему это вообще происходит? С какой целью людей пытают?

«Людей пытают просто потому, что могут. В России все происходит просто потому, что этому нельзя помешать. Начиная с того, что кассирша в магазине вам хамит, потому что чувствует свою власть, полицейские вас задерживают, потому что чувствуют свою власть, и в колонии бьют людей, потому что чувствуют свою власть. ФСИН не слишком хочет решать эту проблему. Не могут же они заявить: «У нас постоянно идут пытки, у нас половина сотрудников – садисты, у нас работают ненормальные, у нас – гестапо». Они заинтересованы в том, чтобы все это покрывать. Невозможно будет добиться какого-либо расследования, пока само гражданское общество не будет в этом заинтересовано. Сейчас, фактически, в том, чтобы раскрывать факты пыток, заинтересованы только родственники самих заключенных.

Чаще всего говорят: «Моего мужа пытают! Какой кошмар! Переведите его в другую колонию, и пусть там дальше пытают. Моего не пытайте, а на остальных мне наплевать». Поэтому проблему нужно решать всем миром, нельзя закрывать на это глаза».

– С какой целью вы прилетели в Прагу? В надежде найти здесь более широкую аудиторию?

Анастасия Зотова на Радио Прага, Фото: Эва Туречкова, Чешское радио - Радио ПрагаАнастасия Зотова на Радио Прага, Фото: Эва Туречкова, Чешское радио - Радио Прага «Гораздо больше я бы хотела полететь сейчас в Карелию, чтобы добиваться свидания со своим мужем, но из ФСИН мне передали, что раньше понедельника этого ждать бесполезно. Я приехала сюда, поскольку понимаю, что в России очень сложно добиться справедливости. Рука руку моет, все будут друг друга покрывать, отрицать пытки, говорить, что заключенные все сочиняют, и будут пытаться это дело замять. Все находятся под большим прессом. Мы – внутри этой машины, и нам очень сложно с ней сражаться, это неравный бой. Поэтому, если равная сила обратит на это внимание, если европейские парламенты заявят о необходимости прекратить пытки, еще можно будет чего-то добиться. Я, конечно, заинтересована в том, чтобы как можно шире осветить проблему пыток и рассказывать о том, что Ильдар – не обычный заключенный. Он сидит без всякой причины – за одиночные пикеты, которые разрешены законом Российской Федерации. Ильдар – политический заключенный. Он вообще не должен находиться в тюрьме, он вообще не нарушал никакого закона. И я буду встречаться со всеми, кто захочет со мной говорить».

Поездку в Прагу Анастасия изначально планировала для участия в фестивале Kulturus, в рамках которого, при поддержке «Открытой России», проходит показ документального фильма Люси Казарян «Один за всех», посвященного истории Ильдара Дадина. Тогда Анастасия еще не знала, что в Чехии ей предстоит рассказывать о новых драматических событиях в судьбе ее мужа.

04-11-2016