«После Бархатной революции пожилым пришлось принять на себя ответственность за собственную старость»

12-11-2004

События 1989 г. открыли новые возможности. Одни поспешили подать заявления в заветный ВУЗ - до Бархатной революции кадровый профиль этого не позволял, иные вскочили на коня предпринимательства, а третьи - оговоримся, что были и четвертые, и пятые - призадумались, что можно сделать для ближнего своего.

Сегодня мы побеседуем с председателем гражданского общества «Жизнь 90» Яном Лорманом. Oбщество было основано в 1990 г., и с той поры предоставляет пожилым гражданам ЧР социально-правовой, медицинский, информационный и культурный сервис. Как за это время изменилась жизнь старшего поколения?

«Положение и жизнь пожилых людей, как и всех остальных, за последние 15 лет, конечно, изменились. Это связано со свободой, которая всем была предоставлена, но нужно понять, что свобода немыслима без ответственности. В случае старшего поколения это необходимость принять на себя ответственность за собственную старость».

- И бремя этой ответственности не все способны поднять, потому как привыкли еще с тех времен, что за их жизнь несет ответственность государство или партия. Люди были приучены полагаться на кого-то сверху. Но в обществе произошли перемены, сегодняшнее время требует от человека, чтобы он в каждой стадии своей жизни решал свои проблемы сам.

«Думаю, что это правильно, потому что взрослый человек должен все решать сам. Это значит, что он должен попытаться избавиться от ситуаций, в которых им могут манипулировать. Увы, необходимо видеть и то, что свободное общество начало намного более жестоко обходиться со старшими согражданами. Раньше многие пенсионеры могли подрабатывать на пенсии. Сегодня общество смотрит на них как на помеху, зачастую обвиняя представителей старшего поколения, что те занимают рабочие места, в которых нуждаются молодые. Если вам более 45-и, шансы на трудоустройство падают, пожилым очень трудно где-то устроиться. Такое положение дел не только в Чехии, эта тенденция распространена во всей Европе».

- То есть, налицо возрастная дискриминация?

«И нужно, во-первых, воспротивиться этой дискриминации. Во-вторых, опять же каждый должен стремиться сохранить состояние своего здоровья, сохранить форму - это касается и общего развития личности, чтобы его работа была вкладом. Вот в этом акценты в обществе после 1989 г. сместились. К положительным явлениям свободы относится не только возможность свободно изъясняться по любым вопросам когда угодно и где угодно, это также свобода передвижения, и это ощутили многие наши пенсионеры, которые путешествуют за рубеж не только в летнем сезоне - во все времена года, хотя по количеству путешествующих пожилых людей мы не можем еще сравняться с Австрией, Германией или Италией, уровень наших пенсий ниже».

-Еще одно положительное изменение - возможность объединяться в инициативные группы по интересам для создания некоммерческих общественных организаций, чем, к примеру, воспользовались и вы, основав «Жизнь 90» - объединение сеньоров, как мы в Чехии называем старшее поколение.

«Существуют у нас и такие организации для пожилых, как, к примеру «Союз пенсионеров» и многие другие негосударственные организации. В них собираются люди, которые сталкиваются с одинаковыми проблемами. И, конечно, изменились формы социальной опеки пожилых людей. Раньше больницы и Дома престарелых практически представляли единственное решение осложнившейся ситуации сеньоров. Можно было еще договориться, чтобы на дом приносили еду или забежала медсестра. Сегодня диапазон социальной и медицинской поддержки тех, кто решил и в старости жить дома, действительно широк - во многом именно благодаря гражданским инициативам, которые в некоторых случаях осуществляют программы поддержки с частичной помощью государства».

Иное дело, - добавляет Ян Лорман, - что пожилыми любые изменения воспринимаются с трудом. Им гораздо сложнее адаптироваться к новым условиям, поэтому они не всегда могут воспользоваться тем, что пошло бы им на пользу.

12-11-2004