Премьера документального фильма о жизни чешских цыган в британской эмиграции

29-01-2003

Сотни чешских цыган просят политического убежища в странах Западной Европы. Многие с этой целью устремляются в Великобританию. В понедельник в рамках кинофестиваля «Фебиофест» состоялась премьера документального снимка режиссера Миры Ердевички о жизни чешских цыган в британской эмиграции. С подробностями - Лорета Вашкова.

«Где-то жить лучше»«Где-то жить лучше» Фильм под названием «Где-то жить лучше» возник при поддержке чешского телевидения и BBC. Мира Ердевички недавно прославилась в Чехии, прежде всего, документальным портретом цыганской певицы Веры Билой. Отслеживая судьбу цыганской семьи, которая эмигрировала из Чехии в Британию, режиссер Мира Ердевички рассказывает в своем последнем фильме о крайних состояниях человека, который ищет свой дом и себя на чужбине.

Что привело режиссера Миру Ердевички к проблематике цыган?

- Скинхед, о котором мы снимали фильм, признался, что на следующий день после одной из драк он не мог разуться из-за засохшей на его кедах крови того бедолаги - цыгана, которого он избил накануне. С этого и начался мой опыт общения с цыганами. Т. е. мы параллельно общались с цыганами и с скинхедами. Тогда и возник короткий студенческий фильм. Позже я вернулась к этой теме. У цыган - своя душа, никто их не любит. А я люблю тех, которых никто не любит,

Ян КовачЯн Ковач - признается Мира Ердевички и говорит, что ее поразило, как британские репортеры смотрят на чешских беженцев. - Для них наши беженцы - не люди с именем и фамилией, - продолжает режиссер, - а просто - некий фасад, построенный теми же телевизионными ведущими SNN. Они находятся по другую сторону этой стены и говорят о них без них.

Зденек КовачЗденек Ковач Фильм «Где-то жить лучше» повествует о семье Ковачовых. Эстер Ковачова, мать и бабушка, получила в Британии политическое убежище. Вскоре после этого она умирает и ее двум сыновьям и семи дочерям предстоит похоронить ее в Лондоне. Сцены похорон, сопровождаемые далекими от пафоса размышлениями о доме и своем месте в мире, относятся к наиболее сильным моментам документального фильма. На вопрос, как ей удалось сблизиться с семьей Ковачовых до такой степени, что документ производит впечатление беспредельной открытости личной исповеди, Мира Ердевички, чуть заколебавшись, отвечает:

- Не знаю, лучше всего спросить их самих. Но одно бесспорно - нас сблизило время, проведенное вместе. Мы - я и оператор фильма, были свидетелями их страданий, и благодаря тому, что мы начали снимать об этом фильм, дышать стало легче. В таком случае, вы уже - не просто режиссер, а становитесь членом их семьи.

29-01-2003