«Проект 100» 2004 открыл лучший фильм фестиваля в Венеции

15-01-2004

Чешской премьерой российского фильма Андрей Звягинцева «Возвращение» в пражском кинотеатре «Аэро» открылся передвижной смотр-фестиваль лучших фильмов мировой кинематографии «Проект 100». В этом году - юбилейный, десятый. За четыре месяца в 140 чешских кинотеатрах по всей республике будет показано 10 фильмов - «Касабланка» Майкла Кертица, «Фанни и Александр» Ингмара Бергмана, «Человек-слон» Дэвида Линча, «Бешеный Бык» Мартина Скорсеза, «Ребенок Розмари» Романа Поланского, «Токийская история» Ясуджиро Ядзу, «Фнни Холл» Вуди Аллена, «Нашествие варваров» Дени Аркана и два чешских фильма - документальный «Ян 69» о похоронах Яна Палаха и «Крематор» Юрая Герца. На открытии «Проекта 100» 2004 выступила известный кинокритик и признанный знаток российской кинематографии Галина Копанева, которая процитировала известные строки Тютчева «Умом Россию не понять ... В Россию можно только верить...». «И я верю в российское кино», - сказала Галина Копанева. Подробнее о премьере «Возвращения» в Праге - Антон Каймаков.

«Проект 100»«Проект 100» По окончании фильма в зале повисает гробовая тишина. Зритель не в состоянии мгновенно переключиться и осознать реальность. Фильм заставляет размышлять, не только над загадками картины, оставленными режиссером без ответа, но и над собственной жизнью.

Сюжет картины очень прост: в жизни двух братьев, растущих с матерью и бабушкой и знающих отца только по фотографии, появляется отец настоящий. Прост сюжет, но очень непросты психологические лабиринты, которыми проходят мальчики, да и сам отец, который на первый взгляд кажется суровым и хорошо знающим жизнь. Но, несмотря на строгость и порой жестокость главного героя, исполнитель роли отца в фильме Андрея Звягенцева «Возвращение» Константин Лавроненко, утверждает, что фильм о любви: «Больше всех достается именно тем, кого мы любим больше жизни».

Смотреть фильм «Возвращение» не легко, но, по словам исполнителя главной роли Константина Лавроненко, больших трудностей во время съемок не возникало. Со своими несовершеннолетними партнерами, Иваном Добронравовым и Володей Гариным ему удалось по настоящему подружиться.

Константин ЛавроненкоКонстантин Лавроненко Константин Лавроненко: - Не могу сказать, что для меня была сложна какая-либо сцена с точки зрения актерской игры. Были 2-3 сцены - сложные физически. Например, сцена утопления. Но сложность таких сцен была техническая и физическая. С точки зрения психологической сложности, не было сцены, в которой я бы оказался в тупике. Мы заранее нашли с Андреем общий язык (режиссер Андрей Звягинцев), контакт завязался мгновенно, не было никаких барьеров. Мы понимали друг друга, не только с ним, но и с ребятами. Мы просто дышали одним воздухом. Хочу добавить, что ребята (Иван Добронравов и Володя Гарин) были удивительны, они позволяли мне не играть, если так можно сказать. Мне было достаточно их видеть и слышать.

- Как они Вас воспринимали? Как старшего человека, может быть действительно, как своего отца, или Вы были «на Ты», как партнеры?

К.Л.: - Только на Ты. Ваню я знал давно, с Володей мы познакомились, но мы сразу договорились общаться на Ты и, что мы равны, как партнеры и как люди. Мы так жили и мы так работали. Конечно, я ощущал на себе взгляды, в основном Володи, так как он рос без отца, он обращал на меня особое внимание и в жизни и во время съемок. Но, мы радовались успехам друг друга, было много юмора, было много тайн между нами троими, о которых никто не знал. Одновременно я ощущал себя и отцом, в принципе они могли быть моими сыновьями. Иногда им от меня доставалось, но при всем этом мы были равны.

- Вы предчувствовали успех фильма?

К.Л.: - Нет, никакого успеха мы не предчувствовали. Мы просто были счастливы, что у нас есть такая возможность, делать дело, которое хотим, и делать его так, как мы хотим. Я наблюдал, как Андрей (режиссер), Миша Кричман - оператор, как мы все добивались этого. Снять фильм, вопреки всему. Была только одна мысль: вот мы снимем, закончим фильм, может быть, он попадет в прокат, может быть, его увидят зрители. Этим заканчивались все наши представления, о том, что будет дальше.

15-01-2004