Свершится ли правосудие над надзирателями коммунистических застенков?

03-08-2004

Несмотря на то, что Кристина Влахова училась на кафедре режиссуры художественного фильма, снимала она большей частью документальные картины и публицистические передачи, главная тема которых - сведение счетов с коммунистическим прошлым. Это фильмы «Мертвые и забытые», «Весть о короле Шумавы» или фильм, который пока не удалось докончить - о деле Алоиса Гребеничка, бывшего следователя Государственной службы безопасности (аналог КГБ), отца нынешнего лидера Компартии Чехии и Моравии. Тему продолжает Лорета Вашкова.

Алоис Гребеничек 1998 г.Алоис Гребеничек 1998 г. Последние шесть лет жизни Алоиса Гребеничка ему угрожал суд за пытки и мучения на допросах противников социалистического режима, но он упорно не являлся в суд, ссылаясь то на здоровье, то на старость. Судьи уже собрались провести слушание дела в больнице, где лежал обвиняемый, да не успели. Алоис Гребеничек умер.

Кристина ВлаховаКристина Влахова По профессии Кристина Влахова - режиссер, по призванию - заступница Обиженных. Один из последних фильмов, в котором она также отвергает поставить на прошлом точку, называется «Башня смерти - глава из истории современной чешской юстиции». В основу фильма легла судьба заключенного Ярослава Лукеша. Лукеш был обыкновенным деревенским парнем, рабочим, который не одобрял способ, каким коммунисты пришли к власти в феврале 1948 г. Он решил покинуть родину, но был схвачен и приговорен к 14 годам тюремного заключения. Очутившись в тюрьме, он попытался бежать. В те времена, впрочем, как и сейчас, в обязанности надзирателей в подобном случае входило произвести предупредительный выстрел в воздух, потом по ногам, но тюремщик Влачига, несший в тот день службу, прострелил Лукешу легкие, после чего - вразрез с существовавшими предписаниями - с расстояния 40 см прострелил ему голову. Однако, беглец все еще жил. К нему сбежались остальные надзиратели, один из которых сказал, что добить раненого было бы свинством, чем и спас ему жизнь. Отличившегося Влачигу за рвение при исполнении обязанностей повысили в должности и наградили орденом.

Башня смерти в Яхимовской областиБашня смерти в Яхимовской области В период 1995-96 гг. Лукеш дождался первого судебного разбирательства своего дела, но наблюдателем со стороны процесс мог восприниматься как театр абсурда. Влачига в своих показаниях постоянно оговаривался, выдавая, к примеру, такие признания как «обойдем ли стороной то, что я лгу». Его адвокат пыталась поставить под сомнение прострел головы, но на всех рентгеновских снимках было отчетливо видно, что пуля прошла через череп пострадавшего. И хотя суд признал виновным Влачигу, дело было закрыто из-за истечения срока давности. - Я понимаю политзаключенных, когда они говорят, что справедливости добиться очень трудно, - говорит Кристина Влахова.

Можно ли ожидать, что подход к этим процессам изменится?

- Я снимала фильмы о многих процессах с коммунистическими надзирателями, мучившими свои жертвы. И каков результат? В 99 процентах случаев время упущено, и дело закрыто. Это трагедия, потому что молодые люди теперь думают: можно совершить убийство и ничего не произойдет. Это - чешская трагедия, - думает режиссер.

Более подробно познакомиться с Кристиной Влаховой и ее творчеством вы сможете в следующем выпуске «Богемы», в среду, 4 августа.

03-08-2004