Тюремные дети

19-11-2014

Несколько дней назад министр труда и социальных вопросов Чехии Михаэла Марксова выступила со следующей инициативой. Она считает, что те дети, которых женщины родили в тюрьмах, дети, которые с ними в тюрьмах живут, должны оставаться с матерями больше времени, чем это принято сейчас.

Иллюстративное фото: Филип Яндоурек, Чешское радиоИллюстративное фото: Филип Яндоурек, Чешское радио Сейчас, когда ребенку исполняется три года, его разлучают с мамой. Куда его отдают? По-разному. Все зависит от ситуации. Ребенок может жить с отцом, бабушками или дедушками, опекуном, а может оказаться и в детском доме.

В Чехии существует только одна женская тюрьма, в которой есть отделение для матерей с детьми. Эта тюрьма - в небольшом городе Светла-над-Сазовой.

За последние 12 лет через эту тюрьму «прошло» 130 женщин с детьми. Интересно то, что большая их часть потом в тюрьму не вернулась. Женщины не стали рецидивистами, перестали совершать преступления, вернулись к нормальной жизни. Большая часть, но конечно не все.

Это первая причина, почему министр предлагает изменить действующие правила. Получается, что когда ребенок рядом, и женщина-преступница заботится о нем, дарит ему свою любовь и получает любовь в ответ, она все время помнит о той, оставшейся за стенами тюрьмы, нормальной жизни. И хочет туда вернуться.

Тюрьма в городе Светла-над-Сазовой (Фото: Архив тюрмы)Тюрьма в городе Светла-над-Сазовой (Фото: Архив тюрмы) Вторая причина – это то, что достаточно часто женщины получают относительно короткие сроки наказания. Когда женщину приговорили к году, двум или трем тюрьмы, то с ребенком ее и не успеют разлучить. Когда женщина приговорена к семи - десяти годам, то ясно, что через три года она расстанется с сыном или дочерью и увидит его или во время посещений, или уже на свободе.

А вот что делать в случаях, когда женщину приговорили к четырем или пяти годам тюрьмы? Отобрать у нее ребенка на год или два, а потом возвращать обратно? И как скажутся эти год-два раздельной жизни и на матери, и на ее ребенке.

Вот, что сказала министр труда и социальных вопросов Михаэла Марксова.

- Я думаю, что ребенок должен оставаться с мамой хотя бы в течение всего дошкольного возраста. Потом он уже ходит куда-то в начальную школу, и будет сложно, что каждый день он будет возвращаться из школы «домой» к маме в тюрьму. Так что я считаю, что ребенок должен быть с матерью в тюрьме хотя бы до шестилетнего возраста. Также я уверена, что необходимо создать различные программы, которые позволили бы матери и ребенку, который уже с ней не живет, общаться и видеться как можно чаще.

Министр Михаэла Марксова (Фото: Филип Яндоурек, Чешское радио)Министр Михаэла Марксова (Фото: Филип Яндоурек, Чешское радио) Очень многие люди, в том числе и правозащитники, поддерживают министра. Однако детские психологи начали целую кампанию, чтобы не дать министру осуществить желаемое. Мы разговариваем с одним из самых авторитетных в Чехии детских психологов Петером Пеге.

- Почему вы выступает против того, чтобы период, когда ребенок живет вместе с матерью в тюрьме, увеличился хотя бы в два раза, с трех до шести лет?

- Я считаю, что три года – это самый разумный и оптимальный возраст. Потом уже возникает эмоциональный контакт ребенка с мамой. А его ни в коем случае нельзя прерывать, тогда вся жизнь этого ребенка и его отношения с обществом могут быть испорчены. До двух-трех лет личность ребенка еще не начинает полноценно развиваться. А вот потом отношения со сверстниками, взрослыми, атмосфера, в которой живет ребенок – все это играет огромную роль. Поэтому я и не поддерживаю предложение министра.

- Министр труда взяла за основу немецкий опыт. В Германии в тюрьмах дети остаются с родителями до того момента, как идут в школу. В Германии эта система работает, так почему бы не попробовать ее и в Чехии?

- Однозначно можно сказать, что самым важным для ребенка являются отношения. Если есть «полноценная» мама – это отношения с мамой. Но отношения могут быть и с иной важной для ребенка личностью. Отец, бабушки, социальные работники. Так что это не так, что когда маму разлучат с сыном и дочерью, то в жизни детей возникает полная пустота. Нет. Да и еще большинство таких детей помимо отношений с иными людьми, все же остаются в контакте с матерью.

- Вы говорите, что детство, проведенное в тюрьме и последующий «разрыв», когда ребенка с уже формирующимся характером отберут у матери, негативно скажутся на психике и всем будущем ребенка. А что вы думаете об аргументе, что матери, рядом с которыми находятся дети, после выхода на свободу уже очень редко совершают преступления?

- Конечно этот момент, эта причина играет свою роль. Женщины, когда рядом дети, не чувствуют себя полностью выброшенными из общества. Они хотят в него вернуться. Ребенок – он же еще и своего рода напоминание маме, что где-то существуют нормальные отношения и нормальная жизнь. Но на первом месте должен быть ребенок, а не его преступница-мать. Что будет с ней на свободе – одна вещь. А вот первые годы жизни ребенка влияют на все его будущее. Абсолютно все. И важность того, чтобы ребенок вырос нормальным, для меня стоит выше всего остального.

19-11-2014