«Ведущему контрреволюционеру» не позволяли даже убирать могилы

21-08-2003

Голос этого человека у граждан Чехословакии ассоциировался с Москвой, с Советским Союзом. Каждый день на протяжении нескольких лет выходил на связь с Прагой корреспондент Чехословацкого радио в Москве Ян Петранек. Август 1968 года поставил точку в его карьере журналиста: на Петранека налепили ярлык «ведущего контрреволюционера».

- Сердце от этого уже так не болит, но я не могу без волнения вспоминать ту пору. Это было страшно. Мы думали, что социализм «с человеческим лицом» - это огромнейшая возможность разбить стену, разделявшую Восточную и Западную Европу. Вторжение советских войск - это был молниеносный бросок, успешный с военной точки зрения, но в идейном плане это была катастрофа. Чешский и словацкий народ был тогда с пустыми руками, и советские солдаты это видели, они слышали, как мы кричали: «Нет здесь никакой контрреволюции, зачем вы сюда пришли?». И такие лозунги как «Ленин, проснись! Брежнев сошел с ума!» - они висели повсюду. Сейчас мне 72 года, тогда мне было почти 40, и я несколько лет проработал корреспондентом Чехословацкого радио в Москве. Я тогда думал, что уже не скажу по-русски ни одного слова. Вы знаете, какая ненависть сжимает сердце, когда к вам кто-то придет с танками навязывать свою волю?.

- Какую роль сыграли августовские события в Вашей собственной жизни?

На Вацлавской площади в августе 1968 г. (Фото: ЧТК)На Вацлавской площади в августе 1968 г. (Фото: ЧТК) - Они поставили точку за моей прежней жизнью. Мне пришлось потом 18 лет работать кочегаром. До этого я 2 года не мог найти работу, даже могильщиком меня не брали. Брежнев в разговоре с Гусаком сказал: «Дайте поголодать этим диссидентам». Я попал в «белую» книгу ТАСС как ведущий контрреволюционер, но это же была совершенная чепуха, это было спонтанное сопротивление всех чешских людей.

- Как Вам кажется, продолжает ли это событие 35-летней давности оказывать влияние на сегодняшние российско-чешские отношения?

- Нигде русские после Второй мировой войны не были так популярны как в Чехословакии. И то, что они пришли сюда как оккупанты, это был огромнейший шок, это была трагедия, поскольку вдребезги разлетелась популярность всего русского. Эта гибель симпатий в чешских сердцах - это трагический перелом в отношениях между народами.

21-08-2003