Виктор Файнберг: «Свободу и демократию нужно защищать»

22-08-2018

Татьяна Баева, Павел Литвинов, Виктор Файнберг. Их осталось только трое – из «восьми отважных», вышедших в 1968 году на Красную площадь, чтобы сообщить миру – не все в СССР поддерживают ввод войск в Чехословакию. 50 лет спустя, в канун вторжения, беседу с ними в прямом эфире транслировало «Чешское Радио», из студии которого все трое отправились на Вацлавскую площадь, к месту самосожжения Яна Палаха.

Татьяна Баева возлагает цветы к памятнику Яну Палаху, фото: Ондржей ТомшуТатьяна Баева возлагает цветы к памятнику Яну Палаху, фото: Ондржей Томшу «О Палахе тогда узнала вся наша страна. Введение войск в Чехословакию разделило нашу страну на тех, кто за и тех, кто против. Против было гораздо больше – вся творческая и научная интеллигенция. А поддерживали вторжение люди, которые были дезориентированы газетной пропагандой, работавшие на заводах и фабриках. Имя Палаха тогда знали все. Не знаю, как это воспринимает теперешняя молодежь, а тогда для нас это был символ. Раньше памятник ему я видела только на фотографии, и он произвел на меня очень сильное впечатление», – рассказывает Татьяна Баева, возложившая цветы к вдавленному в мостовую кресту перед зданием пражского Музея.

Здесь 19 января 1969 года в знак протеста против оккупации пражский студент превратил себя в живой факел. Ян Палах знал о демонстрации на Красной площади – в Чехословакии об этой отчаянной акции, прошедшей на четвертый день вторжения, знали все. Константин Бабицкий, Татьяна Баева, Лариса Богораз, Наталья Горбаневская, Вадим Делоне, Владимир Дремлюга, Виктор Файнберг, Павел Литвинов заплатили за несколько минут «несанкционированной акции» тюрьмой, ссылкой, «психушкой», лишением работы.

Павел Литвинов, фото: Ондржей ТомшуПавел Литвинов, фото: Ондржей Томшу 25 августа 2018 года Павел Литвинов вернется в Москву: «Я собираюсь прийти на Красную площадь, к Лобному месту, и если будет возможность, просто там тихо постоять, возможно, принести букет цветов в память об участниках демонстрации, которых уже нет с нами. Я специально никого не собирал, но люди знают, что я там буду, и я могу им рассказать о том, что мы тогда сделали, произнести речь. Или же мы просто постоим и помолчим…»

Русские танки полвека спустя

Виктор Файнберг считает, что спустя 50 лет ситуация в России, возможно, еще хуже, чем в 1968 году, и на Красную площадь по-прежнему невозможно выходить под лозунгами свободы.

– Сейчас в России не только убивают людей прямо на улице, прямо на мосту, как Бориса Немцова, или убивают Олега Сенцова навязанной ему голодовкой, но они еще убивают и память. Они издеваются над мертвыми и над живыми. Они перегородили Красную площадь, на которую стала выходить молодежь с лозунгом «За вашу и нашу свободу», о котором вспомнили спустя полвека. Там проходят смотры военного оркестра защиты Кремля. Это – то самое подразделение, которое разгромило нашу демонстрацию, избило меня: я был в окровавленной рубашке, с выбитыми зубами в руках. Но когда они узнали, что мы и наши чешские друзья хотят приехать, чтобы отметить 50-летие, они пошли на еще более подлый шаг. Они объявили, что "Международный «Мемориал» отмечает 50-летие", и сделали экскурсию, где экскурсоводом будет выступать Екатерина Павленко, лейтенант МЧС. Предыдущий глава этого ведомства сегодня – военный министр, который сметает с лица земли сирийские деревни.

Виктор Файнберг, фото: Ондржей ТомшуВиктор Файнберг, фото: Ондржей Томшу – Все же в Чехословакию вторгался Советский Союз и другие страны Варшавского договора. СССР больше не существует. Или вы видите здесь некую преемственность?

– Преемственность, безусловно, существует: Путин сказал, что "самой большой катастрофой ХХ века был распад Советского Союза", советской империи, и он сейчас делает все, чтоб ее восстановить. Его переодетые войска и войска его сателлитов уже захватили Донбасс, Крым, устраивают огромные маневры на границах прибалтийских стран и Польши, безнаказанно убивают людей даже в Англии. Сейчас большинство голосует за Путина, и это его огромный успех, хотя единственное, в чем он преуспел, это наступление на Запад и Ближний Восток. Однако Россия и сегодня, как страна третьего мира, держится на нефти и газе и так и не смогла войти в постиндустриальное общество. Она держится на своих традициях: «Православие, самодержавие, народность». Раньше вместо этого был марксизм и коммунизм, а теперь – снова православие. Причем все эти церковные иерархи – бывшие агенты КГБ, и все даже знают их клички...

– Как вы оцениваете состояние правозащитного движения в современной России?

Место самосожжения Яна Палаха, фото: Ондржей ТомшуМесто самосожжения Яна Палаха, фото: Ондржей Томшу – Думаю, один из самых из самых активных правозащитников в России – это Саша Подрабинек. Недавно в одном интервью он сказал: «Правозащитного движения в том смысле, каким оно было раньше, больше не существует». Он думает, что оно возродится, если власть еще больше сдвинется от авторитарного к тоталитарному режиму. Пока этого нет, и оппозиции не существует. Это – «оппозиция не Его Величеству, а Его Величества», и это страшно. Я глубоко уважаю людей, которые все еще держаться, несмотря на то что они – крошечное меньшинство. И я бы очень хотел, чтобы Запад их поддержал, потому что демократия – одна, где бы она ни находилась, и свобода одна. И ее нужно защищать.

Сегодня Татьяна Баева и Павел Литвинов живут в США, Виктор Файнберг – во Франции. Приехав для участия в мероприятиях в память о 50-летии вторжения, они получили приглашение от администрации президента. Все трое отказались встречаться с Милошем Земаном.

Татьяна Баева сообщила, что сегодня далека от политики. Виктор Файнберг и Павел Литвинов уже не раз критиковали пророссийскую позицию чешского президента. Павел Литвинов напомнил, что глава государства отказался от публичных выступлений по поводу вторжения в Чехословакию в день годовщины.

Павел Литвинов, фото: Ондржей ТомшуПавел Литвинов, фото: Ондржей Томшу
22-08-2018