В Акдемии наук искусству не место

06-01-2016

В одной из наших предыдущих передач рубрики «Радиопутеводитель» мы сошлись на том, что нет лучшей альтернативы путешествиям, как посетить хорошую выставку. На этот раз мы вновь отправляемся в Салмовский дворец на Градчанах, чтобы детально осмотреть экспозицию «Чувство искусства» с ее куратором Вероникой Гуликовой.

Салмовский дворец, Фото: Филип Яндоурек, Чешское радиоСалмовский дворец, Фото: Филип Яндоурек, Чешское радио В первое десятилетие с 1891 по 1900 годы авторы и работы, оцененные чешской Академией наук в разряде четвертой категории, можно без преувеличения назвать гениями и шедеврами чешского искусства. Среди них мы встречаем скульптора Йозефа Вацлава Мыслбека с его эскизами для памятника Святому Вацлаву, скульптуру «Гения» для мавзолея на Вышеграде, созданную Йозефом Маудером, картины Войтеха Гинайса, который получил премию несколько раз. Здесь же представлена картина Йожи Упрки, который, несмотря на то, что не был членом Академии в момент получения премии, заручился поддержкой Вацлава Брожика, и, благодаря этому смог премию получить. Все эти работы представляют академические круги сферы искусства. Именно из-за этого члены жюри позднее часто подвергались критике. Некоторые произведения носили столь спорный характер, что критиковались за старомодность и «салонность» уже в начале 20 века. Таким художником, например, был член Академии наук Бенеш Книпфер, постоянно изображавший на своих картинах бушующее море в различных вариациях. Одна из его работ, как раз представленная в экспозиции, критиковалась уже в тот момент, когда получила премию. Однако, некоторые решения жюри, напротив, были на удивление прогрессивными.

«Здесь есть одно произведение, которое у нас представлено лишь на страницах журнала. Это скульптура Франтишека Билека «Голгофа». Он получил лишь третью премию, но, в его случае, и это было большим успехом, и весьма неожиданным решением со стороны Академии. Произведение, созданное Билеком после возвращения из Франции, было резко отвергнуто Йозефом Вацлавом Мыслбеком. Поэтому удивительно, что, спустя несколько лет, оно было награждено третьей премией», - рассказывает куратор экспозиции «Чувство искусства» Вероника Гуликова.

Свежий ветер 1930-х

Франтишек БилекФрантишек Билек Несмотря на то, что на протяжении первых 20 лет 20 века награждение премиями Академии наук продолжало носить довольно консервативный характер, порой, исключение составляли и прогрессивно мыслящие авторы, такие как Франтишек Купка, Войтех Прайссиг, уже упомянутый Франтишек Билек. В следующем десятилетии с 1921 по 1930-й годы умирают первые члены Академии – Мыслбек, Женишек, Шиканедер. На их место приходят новые члены, которые впоследствии становятся весьма активными – Макс Швабинский, Франтишек Билек. Это оказывает значительное и ощутимое влияние на изменение художественного взгляда.

«В 1930-е годы было оценено архитектурное произведение – реализация проекта Всеобщего пенсионного института, созданного в архитектурном дуэте Карел Гонзик – Йозеф Гавличек. В то время это была одна из самых смелых построек в Праге. Это был чрезвычайно актуальный для своего времени проект, и его художественная ценность сохранилась до наших дней».

В 1930-е годы за творчество на протяжении всей своей жизни был оценен Войтех Прайссиг, в частности, его абстрактная графика – необычайно авангардная для своего времени. В 1940-х – начале 50-х годов мы можем видеть, что и тогда жюри было непросто принимать решения. Жанровый состав оцененных в эти годы произведений, был весьма пестрым. Здесь и Йозеф Лада, который получил премию в 1946 году за свою выставку в художественном зале «Манеса», и карикатурист Антонин Пелц, и представитель направления соцреализма Ян Чумпелик, и скульптор и живописец Ян Баух. Принятие решений после Второй мировой войны было непростым еще и в том смысле, что членам четвертой категории неустанно приходилось придумывать, чем оправдать свое существование в рамках Академии наук.

«Наконец, их попросили сделать какую-нибудь презентацию для общественности, итогом чего стала выставка под названием «Чешская Академия наук и искусства – рабочим», которая прошла в Доме У Гибернов и отмечалась большой посещаемостью. На ней были представлены произведения искусства, созданные как уже умершими, так и действующими членами Академии. В рамках выставки проходили литературные и музыкальные вечера. Она получила широкое положительное освещение в прессе, и сам Зденек Нейедлы высоко ее оценил, и даже ставил деятельность четвертой категории в пример другим категориям».

Несдержанное обещание

Йозеф Лада, Фото: Национальная галерея в ПрагеЙозеф Лада, Фото: Национальная галерея в Праге Тем не менее, это не помешало ему при обсуждении проекта реорганизации Академии наук попросту вычеркнуть четвертую категорию из ее состава. По словам Вероники Гуликовой, скорее всего, эту информацию члены четвертой категории получили в самый последний момент. Из протоколов становится очевидно, что там царило полное недоумение принятым решением. Если четвертая категория так хорошо зарекомендовала себя прошедшей выставкой, как было возможно, чтобы министр Нейедлы забыл свои слова? Звучали предложения об обращении к министру, однако, этого не произошло, и в 1952 году четвертая категория Академии наук завершает свое существование. С ним завершается и поддержка области искусства, которую оказывала Академия наук.

«Зденек Нейедлы упразднил четвертую категорию, поскольку считал ее более ненужной в рамках Академии наук. Тогда уже существовало звание Народного артиста, которое как раз присуждалось художникам и музыкантам. В связи с этим Нейедлы посчитал, что в четвертой категории нет необходимости, то есть, нет нужды в том, чтобы и художники были академиками», - продолжает Вероника Гуликова.

Фонд только для девушек

В рамках четвертой категории Академии наук существовали не только официальные премии. Кроме того, функционировал ряд фондов, которые также оказывали финансовую поддержку деятелям искусства. С одним из таких фондов связан и несколько проблематичный аспект. Еще при первых заседаниях членов Академии писатель Алоис Йирасек задал вопрос: могут ли состоять в рядах членов Академии женщины? Он получил ответ, что хотя правила этого прямо и не запрещают, однако, это еще будет обсуждаться. В итоге, первой женщиной членом Академии стала писательница Элишка Красногорска лишь в начале 20 века, когда ей уже было более 70 лет. И если в писательской секции состояли женщины-академики, то в истории художественной секции никогда не появилось ни одной женщины художника или скульптора. Тем не менее, в четвертой категории существовал фонд, предназначенный исключительно для женщин.

«Родители преждевременно скончавшейся художницы Марии Клусачковой основали в память о ней фонд. Он был предназначен для поддержки выпускниц Художественно-промышленного института и отдан в распоряжение Академии, чтобы каждый год ее члены выбрали одну выпускницу, которая бы и получила финансовую поддержку. Поддержка эта, конечно, не была головокружительной и составляла 500 крон. Для сравнения – первая премия в четвертой категории составляла около 10 тысяч крон. Первой лауреаткой премии Фонда Марии Клусачковой стала художница Густа Миколова, потому на нашей экспозиции и выставлен ее автопортрет».

Итак, в 1952 году заканчивается 60-летняя эра, когда искусство получало финансовую поддержку от Академии наук. Во многом эта поддержка была возможной благодаря тому, что Йозеф Главка передал Академии огромный капитал, из которого было возможно эту поддержку обеспечивать. После упразднения четвертой категории функция поддержки искусства перешла к различным государственным премиям. Достижения в области искусства и культуры оценивались званием Народного артиста, однако это не носило такого обширного и систематического характера, как на протяжении тех шестидесяти лет. До самого конца существования четвертой категории, она оставалась закрытым обществом, хотя и были попытки это изменить.

Йозеф ГлавкаЙозеф Главка «Никогда так и не удалось реорганизовать эту категорию, хотя Франтишек Билек, став членом Академии и председателем изобразительной секции, вынес предложение о том, чтобы бороться за премии могли и те художники, которые не являются членами Академии, и чтобы для этого им не была нужна поддержка кого-то из членов. Он также предлагал, чтобы четвертая категория сама могла выбирать кандидатов. Одним словом, чтобы вся художественная сцена принимала участие в этом процессе. Но этого не произошло, потому что Франтишек Билек скончался, и ничего не изменилось», - заключает куратор экспозиции «Чувство искусства» Вероника Гуликова.

06-01-2016