Альбиносы и геи – когда родился иным

08-08-2019

Очень скоро усилиями чешских активистов в далекой Гане с ее испепеляющим африканским солнцем начнется выпуск дешевого защитного крема, жизненно необходимого жителям страны, страдающим альбинизмом. Кожа таких людей не умеет сопротивляться солнечным лучам, что приводит к раковым заболеваниям и страшной боли — ведь лечение там недоступно. Вдобавок белокожие африканцы из-за своей инаковости превращены обществом в изгоев. Хотя ситуация постепенно меняется, альбиносы все равно служат объектами насмешек, нередко подвергаются дискриминации, порой становятся жертвами нападений, а то и вовсе бесследно исчезают... Что значит быть отверженным, потерять надежду на изменение жизни к лучшему, чешский активист Лукаш Гоудек знает не понаслышке. Именно собственный горький жизненный опыт не дает ему покоя, не позволяет замыкаться только на собственной жизни и личном благополучии.

Фото: Лукаш ГоудекФото: Лукаш Гоудек

Будучи успешным фотографом, Лукаш занимается и публицистикой, поднимая острые проблемы общества, издает цыганскую литературу и координирует правительственную программу «HateFree Culture» (Культура без ненависти). А еще он развозит очки виртуальной реальности по чешским домам престарелых и налаживает производство солнцезащитного крема в Гане.

– Проект изготовления защитного крема от солнца для африканцев-альбиносов развивается достаточно успешно, хотя сразу нужно сказать, что я очень критически отношусь к своей работе и, что называется, не говорю гоп, пока не перепрыгну. Начали мы с изготовления крема с SPF-фактором 30, а сейчас вернулись в Африку, чтобы заняться кремом с фактором 50, который очень нужен, прежде всего, детям-альбиносам. А еще мы готовимся производить собственную дистиллированную воду. Сейчас нам для этого необходимо перевезти в Гану оборудование и подключить его.

Делай, что можешь, и будь что будет

Лукаш Гоудек, фото: Archiv Lukáše HoudkaЛукаш Гоудек, фото: Archiv Lukáše Houdka Сейчас проект уже подходит к своему логическому финалу, а начинался он, когда Лукаш Гоудек приехал в Гану снимать фоторепортаж о жизни местной общины людей-альбиносов. Тогда он и услышал просьбу привезти им солнцезащитный крем. Акция, по сути, Лукашу Гоудеку удалась – вместе со своими друзьями он тогда выполнил задание, собрав и отправив в Гану около 70 килограммов необходимого вида крема. Однако на этом история не закончилась.

– Войта Кондрат, химик из Технического университета в Брно, который сам реализует благотворительные проекты в Африке, был страшно рассержен на меня за то, что я провел одноразовую акцию, и, как многие другие, привез в Африку еще одну партию никому не нужных вещей – просто мусор. Вместо этого он посоветовал пошевелить мозгами и придумать что-нибудь более весомое. Сам он до того момента солнцезащитными кремами не занимался, но был абсолютно уверен, что эта проблема решаема, и дал мне задание найти необходимую информацию. Я занимался этим три недели без перерыва – нашел разные варианты доступных в Африке основ для крема соответствующей жирности,и многое другое. Все это я привез в Чехию. Потом Войта Кондрат подключил к делу свою коллегу из того же университета – Андреу Гароникову. к тому моменту она уже занималась косметикой. Вот так наша группа и сформировалась. Я, естественно, разработкой крема впрямую не занимался, а помогал организационно.

На вопрос о том, что служит стимулом, заставляющим заниматься столь масштабным проектом, требующим больших усилий и огромного количества времени, Лукаш Гоудек отвечает: «Когда ты можешь, то должен это делать».

Фото: Лукаш ГоудекФото: Лукаш Гоудек – Все очень просто. Когда я осознал, что мы способны помочь умирающим от рака кожи людям, которые страдают от боли и лишены возможности лечиться, так как там нет страховок, по которым оплачивалась бы помощь докторов и лекарства, – то я понял, что мы обязаны это делать. В ситуации, когда ты знаешь о возможности помочь, а может быть и спасти жизнь человека, бездействие было бы страшным грехом. Поэтому я это и делаю, хотя ни у кого из нас нет свободного времени. знаю, что мы способны помочь, а это значит, что мы обязаны это делать.

Производство защитного солнечного крема для людей-альбиносов уже поддержало ведомство здравоохранения Ганы. Как только будет налажено получение дистиллированной воды, никаких препятствий для начала работы местной мануфактуры уже не останется. Работников для мануфактуры тоже достаточно.

– С этим проблем нет. Мы даже получили подтверждение, что наш крем, способ производства которого уже разработали, безвреден для человеческого организма. Сейчас нас ждет процесс сертификации продукта. В Гане в этой сфере действуют столь же строгие правила, как и в Европейском союзе. Надеюсь, что все будет в порядке.

Фото: Лукаш ГоудекФото: Лукаш Гоудек

Баночка крема за 30 долларов

Фото: Лукаш ГоудекФото: Лукаш Гоудек Кто-то может подумать, что в мире, где выпускается множество наименований солнцезащитного крема, а чтобы обзавестись им, достаточно зайти в любой магазин или аптеку, заниматься налаживанием еще одного подобного производства – бессмысленное занятие. Однако это не так, уверен внимание Лукаш Гоудек:

– В Гане у людей, страдающих альбинизмом, с этим туго. Большинство населения в подобных кремах не нуждается, и спрос низкий, а это значит, что товар становится очень дорогим. Цена одной баночки солнцезащитного крема может доходить до 30 долларов. Ну, а мы способны выпускать крем, который будет стоить около одного-двух долларов. При этом и такая сумма для африканцев может оказать неподъемной. В будущем мы хотим добиться, чтобы наш крем оплачивался по полису медицинского страхования.

Быть изгоем и потерять надежду

Мы начали с того, что Лукаш Гоудек – успешный фотограф. Его работы можно найти в музейных собраниях Германии, Польши, Венгрии, Словакии. На снимках фотохудожника запечатлена жизнь европейских цыган, вымирающих африканских племен и индийских хиджров – людей особой касты, многие из которых зарабатывают на жизнь проституцией, попрошайничеством или мошенничеством. Тема фоторепортажей Лукаша Гоудека – люди, оказавшиеся на задворках общества.

Фото: Лукаш ГоудекФото: Лукаш Гоудек – Большую часть своей жизни я сам жил именно на задворках общества. В своем родном провинциальном городке я столкнулся как с травлей, так и презрением из-за своей сексуальной ориентации. Этим, я думаю, и объясняется моя творческая направленность, хотя точного ответа на этот вопрос, вероятно, дать невозможно. Меня просто притягивают меньшинства, которые подавляет мажоритарное общество. Я смог встать на ноги, но не потерял способности остро воспринимать проблемы других людей, сталкивающихся с теми же трудностями, которые в прошлом были у меня. Я также находился в положении, когда думал, что мою жизнь изменить невозможно. Сейчас я стремлюсь хотя бы обращать внимание общества на существующие острые ситуации и надеюсь, что постепенно положение будет меняться».

И прогресс есть, считает Лукаш Гоудек. Например, уже восьмой раз подряд в чешской столице пройдет Prague Pride, и это – пример постепенного изменения отношения общества, в данном случае, к людям нетрадиционной сексуальной ориентации. Хотя, уточняет Лукаш, процесс идет неравномерно.

Фото: Лукаш ГоудекФото: Лукаш Гоудек – Я могу привести примеры небольших городов и сел, где ситуация и отношение окружения абсолютно нормальное, но есть и обратное. В моем родном городе Стршибро (Stříbro), к примеру, сейчас бурно обсуждается тема смены пола одним из жителей – отцом семейства. Общество этого категорически не принимает, а конкретного человека откровенно высмеивают. Я очень хорошо понимаю, что он чувствует. Я не забыл того, что происходило со мной, когда на мне подобным образом было сосредоточено внимание окружающих. Но в таких случаях все равно нельзя утверждать однозначно – в маленьких населенных пунктах это так, а в больших иначе, или одно поколении более терпимо, чем другое. Здесь все зависит от того, насколько люди открыты, как они умеют слушать друг друга. Если людям знакомо чувство сострадания, они не подвержены зависти, готовы помогать один другому, то, я уверен, им просто принять существующие между людьми различия. Включая даже смену пола.

Если знакомо чувство сострадания

Изменилось с течением времени отношение Лукаша Гоудека и к таким мероприятиям как Prague Pride. Сегодня фотограф считает, что фестиваль действительно может положительно влиять на настроение общества. Ранее он был настроен более скептично.

Лукаш Гоудек, фото: David VaughanЛукаш Гоудек, фото: David Vaughan – Сегодня Prague Pride уже нельзя считать какой-то «большой темой», как это было двадцать лет назад, но все равно есть множество людей, которым трудно, они боятся открыться и просто быть самими собой. Когда история пражского фестиваля только-только начиналась, я серьезно сомневался, нужен ли он. Все дискуссии тогда велись исключительно на уровне того, что речь идет просто об эксгибиоционизме. Мое отношение изменилось после первого Парада гордости. Именно тогда я увидел людей – геев и лесбиянок, которые приехали в столицу с периферии только для того, чтобы хотя бы один день в году побыть самими собой. Вот тут я и понял, что фестиваль стоит проводить. И надеюсь, что одним единственным днем это не закончится. Я думаю, что и людям с гетеросексуальной ориентацией стоит прийти и посмотреть на Prague Pride. Дело не в том, чтобы себя показать, мы говорим о восприятии друг друга о взаимной поддержке.

Несмотря на то что Лукаш Гоудек из-за своей ориентации в период взросления оказался в положении человека, которого отвергало окружение, а в детстве он стал жертвой насильника, в одном из интервью фотограф сказал, что чувство ненависти никогда не испытывал. Отказался Лукаш Гоудек и от идеи сделать свою личную историю темой одного из художественных проектов. Его остановило опасение, что человек, нанесший ему в детстве такую тяжелую травму, сегодня мог бы с собой что-нибудь сделать.

– В восемнадцатилетнем возрасте я очень переживал по поводу случившегося в детстве. Именно тогда я понял, что, так как о произошедшем никто не заявил, то, вероятно, не удалось помешать и другим подобным поступкам этого человека. Но тогда я ничего не мог с этим поделать. Если речь идет о пятилетнем–шестилетнем мальчишке, а взрослые бездействуют, то трудно что-либо сделать. Ну, а дальше существует такое понятие, как срок давности. Позже я действительно хотел к нему прийти – не для того чтобы избить, а просто дать понять, что ничего ему не прощаю. Однако потом я подумал о его семье и понял, что не хочу, чтобы она страдала, если вдруг он что-то с собой сделает. Достаточно того, что в результате произошедшего пострадала моя семья. Сегодня я уверен, что агрессору необходимо показать суть того, что он совершил, но не мстить, а делать это каким-то другим способом. И уж точно, прежде чем что-либо делать, нужно с кем-то посоветоваться. Я тогда это понял и отказался от своего изначального плана, – заключает Лукаш Гоудек.

08-08-2019