Чешская Кама – гроза африканских браконьеров

05-02-2015

Двухлетней бельгийской овчарке Каме Сони Блэк предстоит нести непростую службу. В середине февраля она отправится вместе со своей владелицей, кинологом Ханой Беме из г. Чешска-Липа в Конго, чтобы помочь местным таможенникам выявлять в аэропорту контрабандную живность и слоновую кость. Кама способна распознать 19 экзотических запахов, имеющих прямое отношение к вымирающим или уязвимым видам животных.

Фото: Зоо ЛиберецФото: Зоо Либерец Хана Беме и природовед Артур Снегон в рамках проекта организации Save-Elephants по охране слонов в Африке сотрудничают с Учебно-тренировочным центром Таможенного управления в Гержманицах Либерецкой области. Управление изначально собиралось послать в Республику Конго собственных кинологов, однако, по словам главы данного центра, никто из сотрудников не рвался на миссию в Африку. Чехи поэтому предложили провести курсы для кинологов из Браззавиля прямо в Чехии, чтобы те могли научить своих четвероногих помощников первым делом вынюхивать слоновую кость. А пока чешской воспитаннице Каме за одну смену, возможно, придется проверить до 120 единиц багажа.

Продолжим беседу с Ханой Беме, начатую 21 января.

- Вы рассказывали о том, что оставите Каму примерно по прошествии месяца на попечение кинолога из Конго - на каком языке он будет общаться с вашей подопечной?

- Посмотрим, но вообще-то африканским кинологам придется научиться обращаться к Каме по-чешски. Вот я, к примеру, приехав туда впервые без своей воспитанницы, дрессировала в Конго собак из Израиля, привыкших к ивриту, и обучала их командам на иврите, которые мне пришлось вызубрить. Перед тем как начать дрессировать Каму для выполнения спецзаданий, я спросила африканцев, какой язык для них предпочтительнее – чешский или иврит. И эти кинологи, которые сотрудничают с таможенным управлением аэропорта, сказали - дрессируйте ее лучше на чешском языке.

Двухлетняя бельгийская овчарка Кама (Фото: Хана Беме, архив Зоо Либерец)Двухлетняя бельгийская овчарка Кама (Фото: Хана Беме, архив Зоо Либерец) - Как долго Кама останется в Конго без вас?

- Это еще вопрос. Вообще придется мне, видать, всплакнуть, когда придет время расставания. Но я непременно хочу иметь контроль над этой ситуацией и сразу об этом своих африканских коллег предупредила, поэтому я буду туда летать за Камой, ведь это самая хорошая моя собака. Моя собственная. Мне ее еще щенком привезли подруги из Словакии. Кто бы тогда подумал, что она будет служить в Конго.

- С какими познаниями о стране и впечатлениями вы вернулись первый раз из Конго?

- С огромными! Во-первых, я выяснила, что не могу жить без электричества и воды – ну, просто никак, хотя в Браззавиле с этим еще особых проблем не было. Опыт практический я подсобрала и должна сказать, что африканцы – потрясающий народ, и впечатления у меня - самые положительные.

- Чем именно вас ваши африканские коллеги потрясли?

- Это очень хорошие люди, они не вставляли друг другу палки в колеса, хотя знаю, что чувство соперничества среди кинологов бывает довольно сильным.

Фото: Зоо ЛиберецФото: Зоо Либерец - Нам, однако, придется вернуться и к теневой стороне вашего пребывания, поскольку вы, в рамках чешского долговременного проекта по охране слонов в Африке, приехали в Конго из-за разгулявшихся там злостных браконьеров. На многих порталах пишут о том, что браконьеры убивают этих самых крупных наземных животные на Земле быстрее, чем те успевают рождаться. Экологи предупреждают, что уже лет через двадцать мир может остаться без слонов и носорогов, поскольку из-за спроса на слоновые бивни гибнут даже слонята…

- Да, убивают даже слонят, используя для истребления что не попадя. В мой первый приезд нам, правда, не удалось перехватить эту контрабанду, хотя мы и знали, какие люди слоновой костью промышляют. С проблемой браконьерской добычи слоновой кости я по-настоящему столкнулась только в Африке, а поскольку розыск предметов меня давно интересует, я решила слетать в Конго. Там меня ожидала работа с двумя овчарками, которые уже прошли в Израиле предварительную подготовку по выявлению контрабанды. Больше всего усилий у меня, тем не менее, ушло на работу с тамошними специалистами по дрессировке собак. К реализации проекта Save-Elephants подключились Кинологический дрессировочный центр Таможенного управления ЧР, зоопарк Либереца и ряд других учреждений.

Фото: Зоо ЛиберецФото: Зоо Либерец - Наше сотрудничество с директором либерецкого зоопарка, который приложил к делу огромные усилия, очень тесное. Сотрудники зоо и сейчас мне помогают очень ощутимо, поскольку мне нужно решить ряд проблем и максимально сосредоточиться на дрессировке Камы. Взять хотя бы решение такого вопроса, как прививка собаки – никто из Управления ветеринарного надзора мне пока точно не сообщил, какой набор вакцин следует привить собаке перед тем, как отправиться с нею в Конго. Так что решаем текущие дела, и зоопарк нам во всем помогает.

- Либерецкий зоопарк предоставил вам также экзотические законсервированные запахи, запертые в специальные контейнеры, и, кажется, даже слоновую кость, с которыми ваша Кама научилась работать – сколько времени вообще требуется, чтобы научить собаку распознавать и реагировать на различные запаховые следы?

- Да, да, законсервированными запахами нас обеспечили, но вот консерву с запаховым следом слоновой кости я сделала сама. Мы с Камой отрабатывали, например, запах панголинов - это такие наземные и древесные животные, очень похожие на муравьедов и обитающие в Африке и Азии. Признаюсь, что я их запаха вообще не улавливаю, а Кама осваивалась с запахом панголинов довольно долго, месяца два. В целом же все индивидуально, и зависит от способностей конкретной собаки. Самым трудным бывает начало, потом процесс реагирования пса на конкретные запахи ускоряется.

05-02-2015