«Чешское Радио» – площадка, площадь, пульс

18-05-2018

Вот уже 95 лет Национальное радио Чехословакии, а позже радио Чехии, – свидетель исторических событий, спутник и помощник, без которого невозможно представить жизнь страны и народа. Это – больше, чем СМИ. Для одних радио стало любовью и советчиком, помогающим понять непростой современный мир, для других – умным собеседником и оппонентом, для третьих – почти аллергеном… В чем сегодня заключается миссия «Чешского Радио»? О феномене долгой национальной «радиопамяти», защите общественных интересов, тревожных явлениях и жалобах со стороны слушателей мы беседуем с омбудсменом радиохолдинга Миланом Покорным.

Mежду прошлым и будущим

Милан Покорны, фото: Ростислав Дуршпек, ЧРоМилан Покорны, фото: Ростислав Дуршпек, ЧРо – В вашем лице соединились две ипостаси – с одной стороны, вы являетесь сотрудником «Чешского Радио», с другой – вы слушатель, который был этим радио некогда сформирован. Сегодня вы занимаете пост омбудсмена, и, учитывая эту сторону вашей деятельности, могли бы вы сфокусироваться на тех переменах, которые происходили в «Чехословацком», а затем и «Чешском Радио» после «бархатной» революции 1989 года?

– Наиболее значительным изменением, вне всякого сомнения, является превращение радио из государственного в общественное. Насколько это событие важно, нам сложно оценить, поскольку мы привыкли, что радио присутствует в нашей жизни, и зачастую не осознаем, насколько это ценно. Приведу исторический пример. В 1920–е годы наша организация называлась «Радиожурнал», и в то время она являлась частной собственностью.

Участие государства всегда опасно для СМИ

Однако поскольку дела у фирмы шли неважно, в 1925 году государство было вынуждено стать ее совладельцем с долей 51%. После этого радио было обязано предоставить эфир отраслевому вещанию – появилось «Радио фермеров», «Радио рабочих», «Радио ремесленников». Эти волны стали партийными – с их помощью аграрная партия, социал-демократы и т.д. влияли на слушателей. При этом никто из сотрудников радио не мог вмешаться и сказать: «Это – необъективная односторонняя позиция, непроверенные факты, и мы не можем такое выпускать». Время вещания должно было предоставляться в любом случае. И это – проблема любого СМИ с государственным участием, хотя «подводные камни» могут быть сначала и не очень заметны. После того как государственное «Чехословацкое Радио» превратилось в общественное «Чешское Радио», там были созданы механизмы, которые не дают оказывать влияние на радиожурналистов. Государство не выделяет на радио деньги, а лишь определяет некие рамки и наблюдает за его деятельностью с помощью Совета «Чешского Радио».

Механизмы контроля

Главное здание «Чешского Радио» в Праге на Виноградском проспекте (Vinohradská třída). Фото: Ленка ЖижковаГлавное здание «Чешского Радио» в Праге на Виноградском проспекте (Vinohradská třída). Фото: Ленка Жижкова – Кто входит в этот Совет? Вероятно, важно, что это люди, представляющие взгляды широкого общественного спектра?

– Члены Совета избираются Нижней палатой парламента, однако их выдвигают различные общественные и научные организации, культурные объединения, и каждые два года 30% состава меняется. Все это существенно ограничивает и даже сводит на нет возможности государства оказывать давление на общественные СМИ. И в этом я вижу ключевую ценность, способствующую поступательному развитию демократического общества.

– Тем не менее, как известно, различные структуры, политики, лоббисты не оставляют попыток оказывать подобное давление. Насколько сложно ему противостоять? Какие примеры вы можете привести, являясь секретарем Комиссии по этике, состоящей из крупных деятелей науки, культуры, религии?

– От генерального директора туда передаются вопросы, находящиеся на границе юридической и моральной плоскости. Когда закон не может дать однозначного ответа, вопрос приходится рассматривать с точки зрения прецедента, нравственности и т.д. Это позволяет избежать «механического» применения закона. Например, имеет ли журналист право публиковать на своей странице в Facebook что-то, что наносит ущерб репутации его работодателя в лице «Чешского Радио». Может ли он вступать с кем-то в нецензурную перепалку? Может ли призывать к организации забастовки или демонстрации протеста против «Чешского Радио»? Где проходит граница между цензурой и свободой слова? Комиссия дает по таким вопросам свои рекомендации, которые имеют вес, не являясь при этом ни законом, ни приказом, однако авторитет этих людей играет свою роль.

Свобода слова журналиста versus лояльность радиостанции

– И все же – как решается дилемма между подобными негативными высказываниями и свободой слова, закрепленной в Конституции?

– Здесь Конституция стоит на первом месте, и поскольку там указано право каждого на свободу выражения мнения, если оно не относится к формам идеологии, объявленным вне закона, то работник радио может говорить все, что считает нужным. Нам остается только взывать к его чести и морали, интересоваться, не хочет ли он поменять работу. Однако за этим не должны следовать санкции на его рабочем месте.

– Вернемся к вашим обязанностям как омбудсмена. Кто и с какими жалобами к вам обращается и в каких случаях?

Фото: Халил Баалбаки, ЧРоФото: Халил Баалбаки, ЧРо – К сфере омбудсмена относится любая деятельность «Чешского Радио» – техника, концессионные сборы со слушателей, языковой уровень вещания. Если брать политический аспект, то часто ко мне обращаются разъяренные слушатели, заявляя, что «Чешское Радио» лжет, манипулирует общественным мнением и т.д. После того как я прослушиваю эти программы и их анализирую, я понимаю, что проблема не в них, а в том, что у этих слушателей – собственные представления, собственная шкала ценностей, и если они слышат что-то от этого отличающееся, то склонны обвинять «Чешское Радио», поскольку это не соответствует их взглядам.

Никаких домыслов – только голые, жесткие, неопровержимые факты

– Как бы вы сформулировали цели и задачи общественных СМИ?

– Общественное радио существует не для того, чтобы удовлетворять запросы той или иной части общества – слушателей, близких по убеждениям, а чтобы давать максимально широкую шкалу взглядов – от левых до правых, предоставлять площадку всем, кто хочет высказаться, разумеется, культурно и аргументировано, чтобы там были представлены самые разные составляющие чешского общества. Это – публицистический сегмент. Что же касается новостей, то радио имеет право сообщать лишь ту информацию, которая получена и проверена минимум по двум надежным источникам. Никаких домыслов – только голые, жесткие, неопровержимые факты.

Общественные СМИ – клапан, позволяющий выпустить пар

– Как на практике общественные СМИ обеспечивают показ всех точек зрения? Если слушатели возмущаются, возможно, им не хватает объективности в подаче информации?

– Когда в публицистической части человек слышит нечто, с чем он не согласен и обвиняет «Чешское Радио» во лжи, очень сложно ему объяснить, что это точка зрения автора высказывания, и если бы он продолжал слушать дальше – еще час или два, то в эфире появится бы человек с другой позицией. Я полагаю, что здесь ничего не изменится, и такие обвинения в наш адрес будут звучать всегда, и рад этому, поскольку это означает, что общественное радио хорошо выполняет свои обязанности.

В качестве примера я могу привести слова, которые написал слушателю в ответ на его обвинения в необъективности: «Наше общество – это город, в котором множество разных клубов, ресторанов, улочек, где встречаются люди схожих взглядов, и им это нравится. И есть в этом городе площадь, на которой собираются все, чтобы обменяться мнениями, и иногда сказать про себя: "Может, и другие по-своему правы!". Там должен быть кто-то, кто регулирует этот процесс, чтобы дело не дошло до гражданской войны. И «Чешское Радио» как раз и есть эта площадь».

– То есть общественное СМИ, как вы говорите, это тот клапан, который позволяет, что называется, выпустить пар, выговориться и избежать таким образом конфликтов и даже насилия…

– Иногда люди так закупориваются в замкнутом пространстве своих взглядов, что отказываются примириться с взглядами других. К чему это приводит, мы видим в некоторых странах…

– «Чешское Радио» отмечает знаменательную дату – 95 лет с начала регулярного вещания. Перед нами лежит книга под названием «В главной роли – радио», автором которой вы являетесь. Что читатели найдут под ее обложкой?

«Чешское Радио» – в горе и радости со своим народом

– Уточню, что хотя я и являюсь формально автором, в большей степени я составитель, и в создании книги вместе со мной принимали участие еще 70 авторов. В эту антологию вошли тексты, которые создавались с середины 1920-х гг. по наше время. Это художественные произведения, стихи, рассказы, отрывки романов и пьес, фельетоны, объединяющим началом которых выступает радио – в виде «ящичка», из которого идет звук, студии, где происходит запись, микрофона, который этот звук улавливает. То есть произведения, в которых радио играет ключевую роль как литературная тема. Я специально запретил себе брать документальную публицистику, воспоминания, то есть это – только художественные произведения чешских авторов, и я сам удивился, какое огромное количество текстов мне удалось собрать. Публикация открывается фельетоном Карела Чапека середины 1920-х…

Задача книги – в такой небанальной форме показать, как радио жило вместе с чешским обществом, как общество его формировало, и как радио формировало общество, как из малюсенькой слабой станции оно превратилось в главное средство массовой информации, работать в котором было огромной честью. Постепенно оно стало привычным СМИ, которое было в каждом доме. В 1950-е превратилось в средство «обучения коллективизму», в 1960-е передавало ощущение свободы… Радио прожило с обществом и горе, и радость. В сегодняшних литературных произведениях радио ассоциируется с отдыхом, спокойствием, даже идиллией, и в то же время напряжением, когда кто-то в прямом эфире обращается к миллионам людей,

– рассказал Русской службе «Радио Прага» омбудсмен «Чешского Радио» Милан Покорный.

18-05-2018