Иконы и мечты россиян глазами чешского фотографа

19-09-2019

Чешский фотограф Дана Кындрова – по натуре человек весьма деятельный и, помимо путешествий в поисках нужного кадра, ездит с туристами гидом в Африку и даже на Камчатку. Она снимала протесты в Праге, первомайские демонстрации в ЧССР, русские православные монастыри и деревенских жителей Сибири. В ее фотоархиве, составлявшемся сорок с лишним лет, можно обнаружить детсад с портретом Ленина, площади "перестроечной" Москвы, билборд с Николаем II, крестный ход и плакаты с Путиным. «Россияне. Их иконы и мечты» – часть этого фотопроекта Даны представлена на российском культурном форуме, проходящем в Черногории.

Дана Кындрова, фото: Tomáš Vodňanský, ЧРоДана Кындрова, фото: Tomáš Vodňanský, ЧРо

Ее отец был маститым тренером по волейболу, а мать – редактором журнала «Чехословацкая фотография» и страстным фотографом–любителем. В детстве девочка жила с родителями в Алжире. Интерес к фотографии проснулся у Даны еще в юности, а первая серия снимков выстроилась к середине 1970-х, когда отец работал в Того, на западе Африки. Тем не менее, выбор профессии начинающим фотографом в то время был сделан в пользу филологии – Дана поступила в Карлов университет, а после получения диплома до 1992 года преподавала французский и русский в пражских вузах. В период нормализации она фотографировала официальные манифестации, запечатлевая жизнь в ЧССР за «железным занавесом», – позже она стала автором и куратором не менее ста выставок, в том числе проектов «1945 – Освобождение» и «1968 – Оккупация».

Когда совпадает выбор

Фото: Дана КындроваФото: Дана Кындрова В Россию Кындрова регулярно наведывалась уже с 1970-х, собирая фотоматериал об обычной жизни россиян. Ее работы были отобраны также для выставки на европейском форуме русской культуры «СловоНово» в Черногории.

– Вы приезжаете на форум как гость в качестве фотографа, чтобы представить там свои фотографии. Какие из них были отобраны для этой выставки?

Фото: Дана КындроваФото: Дана Кындрова – У меня есть проект, можно сказать жизненный, который называется «Россияне. Их иконы и мечты». Я работала над ним почти сорок лет: начинала еще при СССР и позже продолжила. Четыре года назад у меня прошла большая выставка в Старогородской ратуше, тогда же был издан большой альбом из почти трехсот фотографий. И сейчас мне предложили показать часть этого проекта в Черногории.

– У организаторов форума были свои представления, что именно они хотели бы видеть на этой фотовыставке?

– Это всегда для меня очень сложно, когда приходится из почти трехсот фотографий выбирать только сорок или двадцать. Я сказала им, чтобы они сами выбрали фотографии, и отобраны были тридцать. Я как раз сейчас сравнивала – поскольку у меня будет еще выставка в университете Оломоуца, какие были выбраны фотографии там и здесь. Совершенно разные, однако в обоих этих случаях (в Оломоуце и Черногории) совпал выбор двух фотографий. На одной из них – годовщина Бородинского сражения – на фотографии выстроились солдаты и православные священники. В конце той книги – манифестации и демонстрации, но для выставок были выбраны фотографии, отображающие обыкновенную жизнь современных россиян, русскую душу.

«Хватит! Мне это надоело!»

– В какие годы вы запечатлели манифестации в России?

– Я снимала их уже в период 2012-2014 гг.

Фото: Дана КындроваФото: Дана Кындрова – Надо отметить, что в Чехии летом пристально наблюдали за развитием событий в Москве после массовых задержаний (в ходе протестов в связи с выборами в Мосгордуму), когда люди вышли на площадь мирно выразить свою гражданскую позицию. Мы также видели, что они поднимали флаг России, но их почему-то сразу после этого задерживали… Вам не было жалко, что вы как фотограф при этом не присутствуете? Какое впечатление все это на вас производит как на фотографа и просто как гражданина Чехии?

– Знаете, я снимала там еще при Советском Союзе, потом фотографировала вывод из нашей страны в 1991 году советских войск. И уже тогда я себе сказала: «Хватит! Мне это надоело!». Это также было время 1990-х, когда богатые русские приезжали сюда, и мне не хотелось заниматься этой темой и возвращаться к ней. Но в 1999 году я получила приглашение съездить в Пюхтицу, в русский православный женский монастырь в Эстонии. Мы с моей коллегой делали оттуда репортаж и прожили там десять дней. И там я подумала, что это как возрождение русской православной церкви может представлять большой интерес. Потом я вернулась в Россию.

Фото: Дана КындроваФото: Дана Кындрова – Именно по этой причине?

– Да, и потом ездила туда пятнадцать лет, хотела снимать и снимала такие вещи как Великорецкий крестный ход, православие, но не только. Сделала этот вот проект. Эти демонстрации были уже в 2013–2014 году, и в моей книге мое мнение к этой теме отражено. Конечно, вы можете сейчас поехать туда и снимать это, но для меня это уже будет повторением.

«Веру используют, чтобы управлять народом»

– Для тех, кто не увидит вашей книги, я хотела бы вас попросить уточнить – вы упоминали о возрождении православной церкви или, говоря в более широком смысле, веры. Как вы это сегодня воспринимаете?

– Я думаю, что для русских это очень важный момент в их истории. У русского народа такая ужасная судьба. Мне казалось, когда я там путешествовала, побывав на многих местах в Сибири, на Камчатке, на Сахалине, что там все так относительно, и единственная суть для них заключается в православной вере. Многие люди, которые живут там, не имея часто никакой уверенности в завтрашнем дне, находят ее в вере и обращаются к ней. Конечно, православие используется в верхах, чтобы «дирижировать» народом, и это сегодня всем уже ясно, но для простых бедных людей вера очень важна.

Фото: Дана КындроваФото: Дана Кындрова – Если бы вы сейчас все же решили вновь поехать фотографировать в Россию, что вам хотелось бы запечатлеть?

– Политические события я прежде снимала и в Чехии, в 1970–80 годы, как и «бархатную» революцию, и, может быть, это – вопрос возраста, но скажу откровенно – мне уже больше хочется снимать обычную жизнь. Как люди живут, будучи связаны с природой, может быть, в Сибири или где-то в пустынных малонаселенных местах.

– То есть живут в более естественных условиях…

– Да, сейчас мне нравится, когда люди живут в соединении с природой, потому как везде очень много того, что встречается в потребительском обществе, в том числе техники. Мне нравится, когда все устроено просто…

19-09-2019