Как живут русские в Чехии: Ирина Залишова

12-11-2004

Сегодня мы беседуем с философом и редактором Ириной Залишовой. Добрый день, Ирина, как долго Вы здесь, в Чехии, живете?

Живу я здесь очень долго, с 1979-го года, и, конечно, мне легче было вступать в это общество и знакомиться с культурой, потому что тогда мне было лишь 22 года, и это очень приятно, молодой человек гибкий и вникает во все с большим интересом, и у него много времени. У меня как-то не возникало никаких проблем, чешская культура мне стала очень близка, и главное, у меня здесь было сразу очень много друзей. После короткого периода, когда мне пришлось завоевывать их доверие, у меня теперь, это уже 25 лет, те же друзья, с тех пор, с самого начала. Так что у меня ощущение, что у меня здесь есть даже какие-то корни. Хотя это, конечно, неправда, и друзей, с которыми я ходила в детский сад и в школу, у меня здесь нет.

Кто Вы по профессии и кем Вы здесь работаете?

С профессией это очень сложно, так как по образованию я, в принципе, философ, и только благодаря тому, что тогда еще на философском факультете в Санкт-Петербурге изучались также социальные науки, то есть социология и другие общественные науки, только благодаря этому есть какое-то соприкосновение, близкое с практикой. Однако мне было все равно трудно искать профессию, поэтому факт, что я здесь начала работать на переписи населения, на статистике, когда-то - 25 лет тому назад - играет скорее роль чешского университета. На переписи населения человек учится познавать страну, ее географию, социальную структуру населения, национальную структуру, и так далее, то есть для меня это был второй университет. А потом, постепенно, в течение жизни, пришлось несколько раз менять ориентацию и содержание этой профессии, и поскольку меня всегда тянуло скорее к европейским проблемам, и благодаря знанию английского языка, меня интересовала мульти-культурная, то есть многонациональная среда, рабочие коллективы. Мне очень посчастливилось, и я здесь прошла двумя большими международными организациями, это был издательский дом «Рингиер» и издательский дом «Валтер Клувер». Там были как раз подходящие международные коллективы, где можно было встречаться с людьми других интересов и культурной ориентации, разговаривающих на разных языках. Поэтому для меня теперь переход к европейским проектам и сотрудничеству действительно легче. Конкретно с разными партнерами из разных европейских стран. Когда я основывала еще вместе с двумя друзьями гражданскую ассоциацию БМИ, которая занимается вопросами дифференцированного общества, то тогда как раз началось такое более яркое или выраженное движение к европейским вопросам и к сотрудничеству на уровне Европы.

Вы упомянули ассоциацию БМИ. Поясните, пожалуйста, что это за ассоциация и чем она занимается?

БМИ занимается широким округом вопросов, а я сейчас последних несколько лет в БМИ занимаюсь сотрудничеством между участниками европейских проектов, которые поддерживаются или черпают фонды Европейского содружества. Таких программ очень много и мы выбираем только те, которые основаны на информационных технологиях, или занимаются анализом информационных технологий, их реализацией в обществе. Так что наша ориентация теперь скорей связана с использованием информационных технологий для оптимизации государственных процессов, для документации в бизнесе, и подобные вещи.

А как проходит сотрудничество в рамках европейских проектов?

Эти программы предлагает Европейское содружество. Европейская комиссия занимается этими программами в общем и целом, а наше общество, оно, собственно, выступает только в роли такого среднего звена. Мы информируем фирмы и организации о том, какие есть программы, и помогаем им, сориентировавшись в этих программах, правильно выбрать партнеров, правильно поставить проект и, собственно, в некоторых случаях даже вместе с ними пишем этот проект, потому что начать очень трудно. А самая подходящая и любимая нами программа, это программа IST (information society technologist), - это программа, которая основана на разработке проектов, которые занимаются внедрением информационных технологий в различные области современной жизни. Всегда это связано с каким-то исследованием, с какой-то частью научной работы, или с какой-то инновацией в производстве. Очень много элементов этой программы могут использовать даже маленькие фирмы, поэтому она очень открыта и подходит многим. Сейчас этой программой интересуется все больше и больше фирм, поскольку наша страна платит очень большие финансовые средства как член Европейского содружества за участие в этих программах. Конечно, и государственные организации должны быть заинтересованы в гораздо большем участии чешских предпринимателей и организаций в этих программах, чтобы они могли вернуть деньги, которые из Чехии уходят.

Как работает такая программа?

Могу привести пример из шестой генеральной программы Европейского содружества, которая разделена на несколько различных направлений, включая вспомогательные для атомной промышленности и развития инвероментальной проблематики. Там есть программы, которые помогают инновации в области космических исследований и глобальных изменений в экосистемах, в экологических системах. А наша программа, о которой я здесь говорила, то есть IST (information society technologist), например, содержит в себе финансовую способность в объеме трех миллиард шестьсот двадцати пяти евро. Это огромная сумма и в принципе с каждой этой программой общество может получить от 50 до 100 процентов финансирования своей деятельности и исследований в соответствующей области. Так что в целом, шестая генеральная программа содержит 17 миллиард евро.

А кого, прежде всего, интересуют эти программы?

Как я уже сказала, фирмы ориентируются на программу IST. Прежде очень активное участие принимали академические институты, высшие школы, университеты - в программах типа «Леонардо», «Сократ». Это программы, специально приспособленные интересам академической среды. Сейчас открылись программы для краев, для регионов, отдельных городов. Это программы, которые специально, именно закрыты для субъектов, например программа «Интернек», это межрегиональное сотрудничество. Как мы знаем, теперь открылись возможности черпать средства из структуральных фондов, и вдруг оказалось, что действительно очень мало менеджеров способны ориентироваться в этих программах и помогать своей организации найти правильную программу и правильно построит проект. Поэтому то, что мы делаем, начинает приобретать гораздо более серьезное значение, чем мы сами предполагали еще несколько лет назад, когда мы начали ориентироваться в Европейском содружестве и сотрудничестве.

А что Россия, русскоязычная среда?

Честно говоря, почти все мое время занимает работа и на русскую часть моих интересов остается очень мало времени, так еще почитать какую-нибудь книжку вечером. Есть, конечно, в России еще друзья, особенно те, которые работают в области философии, или в области информационных технологий, но это скорее личные встречи, чем рабочие. Я очень надеюсь, что Россия, которая начинает подключаться к программам европейского сотрудничества, что там появится какая-то возможность сотрудничать по конкретной теме с какой-нибудь организацией из Санкт-Петербурга, это было бы очень приятно. Я все время верю, что будет больше возможностей посетить родной город, не только раз в два года, иногда в отпуск.

12-11-2004