Кто веру ищет, тот её найдёт

30-03-2018

Что такое вера? Как воспитать ребёнка так, чтобы он вырос духовным и душевным человеком? Как взаимосвязаны маркетинг и церковные праздники? Что такое традиционные ценности и где их искать в современном мире? Об этом и о многом другом в преддверии пасхальных праздников рассказал корреспонденту Радио Прага Александре Барановой священник Микулаш Вымнетал.

Микулаш Вымнетал, фото: Александра БарановаМикулаш Вымнетал, фото: Александра Баранова — С учётом потребительского характера современного общества и церковные праздники – Рождество, Пасха – становятся в некоторой степени маркетинговым явлением. Это хорошо или плохо?

С одной стороны, думаю, что следовало бы этот праздник потребительства несколько ограничить и присмотреться к ситуации повнимательнее. Я рад, что в календаре становится больше дней, когда крупные магазины бывают закрыты, потому что блуждание по торговым центрам становится для некоторых семей единственным способом совместно провести досуг.

Существуют искусственно созданные праздники, вроде дня Святого Валентина, однако в них можно найти нечто позитивное. Мне приятно наблюдать, как мои дочки рисуют «валентинки» для мамы, чтобы лишний раз сказать ей, что любят её.

Думаю, что одни лишь разговоры на эту тему со стороны церкви ситуацию никоим образом не изменят. Живя потреблением, невозможно заполнить нарастающую в душе или жизни пустоту, потому что вы попадаете таким образом в зачарованный круг: для того чтобы купить то, что хочется, приходится слишком много работать, но удовлетворение от покупки при этом длится совсем недолго, и всё повторяется сначала.

Иллюстративное фото: congerdesign Pixabay / CC0Иллюстративное фото: congerdesign Pixabay / CC0 Церковные праздники, однако, связаны не только с потреблением, но и с некоторым самоограничением – я говорю о периодах поста. Моя жена, например, сейчас не ест шоколад – тем вкуснее он покажется через 40 постных дней.

Интересно, что в последнее время в обществе окрепла значимость Рождества и периода Адвента – и не в последнюю очередь благодаря «потребительской» рекламе, так что я не склонен её слишком уж критиковать. Подчеркну: Рождества, а не Пасхи, хотя, исходя из христианских традиций, Пасха и есть самый важный праздник.

— Почему так получилось? Как Рождество оказалось важнее Пасхи?

— Если вспомнить историю христианской Пасхи, то там речь больше о мучениях и страданиях, нежели о радости. Мы вспоминаем о смерти Христа, а такое явление сложно капитализировать и продать. Рождество – это детский праздник, связанный, прежде всего, с появлением на свет, с подарками, с объединением семьи. И в его истории можно найти негативные моменты, но они не находятся в центре внимания до такой степени, как в случае с Пасхой. Раньше в Пасху в костёле было полным-полно народу, сейчас же, как мне кажется, пасхальная служба ничем не отличается от обычного воскресенья, если судить по количеству прихожан.

О старой вере в новом мире

— Если мы обратимся к традициям, то как следует праздновать Пасху?

— У празднования Пасхи есть несколько важных моментов. Прежде всего, мы вспоминаем о последнем ужине Иисуса Христа – в Зелёный четверг. На стол подают баранину или ягнятину. Затем наступает Великая – Страстная – пятница, день воспоминаний о смерти Христовой и Его мучениях. И у католиков, и у православных христиан в этот день соблюдается достаточно строгий пост, по возможности не зажигают свет. В ночь с Белой субботы на пасхальное воскресенье идёт всенощная служба, в течение которой упоминаются все периоды неверия человечества, вплоть до момента возникновения христианской веры и её главного события – воскрешения Христа. Пасхальное воскресенье – самое радостное время, в церквях звучат счастливые песнопения о торжестве веры и жизни над смертью. В понедельник тоже проводятся службы, относящиеся по смыслу к Пасхе – такая в некотором роде интеллектуальная рефлексия по поводу радостных чувств, которые мы испытывали в светлое воскресенье.

— Что вы можете сказать о вере в современном обществе, как изменилась ситуация после революции 1989 года?

— До революции в евангелические костёлы по воскресеньям приходило в среднем 15 тысяч человек. Сейчас приходит около 13 тысяч, значит, ситуация изменилась не сильно.

Тот костёл, куда хожу я, раньше посещало больше пожилых людей, сейчас же увеличилось количество семей с детьми. Это моё личное наблюдение. Думаю, что похожая ситуация наблюдается и в католической церкви. Во времена коммунистов, помню, в пражских костёлах было достаточно пустынно, можно было увидеть лишь пару старушек, сейчас же там много разновозрастного народа.

Фото: Архив Микулаша ВымнеталаФото: Архив Микулаша Вымнетала Полагаю, что вера помогает справиться с ежедневным стрессом будничной городской жизни. Посещение церкви – это тот момент, когда человек может остановиться и углубиться ненадолго в свои мысли и чувства, отвлечься от проблем и подумать о Господе Боге и о своих близких.

— Из других тенденций: увеличилось количество детей, обучающихся в церковных образовательных учреждениях; увеличилось также влияние церкви в целом, причём сами служители церкви, в том числе и евангелической, не всегда, по словам священника Вымнетала, знают, что с этим делать. Сложности возникают и в вопросах реституций.

— Касательно количества верующих следует отметить ещё вот что: одно дело – количество людей в костёле, другое – количество тех, кто признает себя верующим по данным переписи населения. В 2021 году нас ждёт новая перепись, так что будет интересно посмотреть на результаты. Однако и это на практике мало что значит: те, кто «на бумаге» признаёт себя верующим, часто не ходят в церковь, и наоборот.

Качественная система образования в рамках церкви – это тоже одна из новых, послереволюционных тенденций. Одна из моих дочерей учится в начальной школе Святой Воршилы, и я вижу, что там делается акцент не только на обучении предметам, но и на том, как строить человеческие отношения. Мне это кажется очень важным. Вместо того, чтобы выучить ту или иную тему по грамматике чешского языка на месяц раньше, чем в другой школе, они учатся понимать и осознавать свои чувства, и быть неравнодушными.

Церковь. Юность. Поиски смысла.

— Как вы считаете, что является решающим в вопросе духовного воспитания молодёжи: вера родителей, обстановка в семье, курс, взятый в образовательном учреждении?

— Детям, которые вырастают в сильно закрытой социальной ячейке, например, под присмотром консервативных верующих родителей, рано или поздно становится в этом «пузыре» тесно, и они стремятся вырваться на свободу.

Иллюстративное фото: congerdesign Pixabay / CC0Иллюстративное фото: congerdesign Pixabay / CC0 Думаю, что, с одной стороны, хорошо, когда ребёнок растёт, ориентируясь на определённые порядки и правила, однако, хорошо, чтобы он рос в системе, которая даёт возможность самовыражения не только сильным её членам, но и слабым. Это касается не только семьи, но и школы. Ребёнок должен иметь свои права, а не только обязанности.

С другой стороны, должна присутствовать свобода. У молодого человека есть потенциал и желание искать добро самому, и нужно предоставить ему эту возможность. В наших реалиях, например, недостаёт ещё и диалога: люди умеют говорить, но мало слушают, не говоря уж о том, чтобы постараться почувствовать другого человека и найти совместно какое-либо решение сложившейся ситуации.

— Быть верующим – это важно для современного подростка, как вы считаете?

— Существуют статистические данные, из которых ясно, что в Чехии в этом смысле совсем печальная ситуация: всего для 10 процентов молодёжи вера действительно важна.

Я бы сказал так: для молодого человека важно искать смысл жизни. То, что предлагает традиционное христианство, молодому человеку не кажется привлекательным или актуальным. Это проблема, скорее, самой церкви и нас, христиан, нежели молодёжи. Достаточно часто бывает и так, что человек приходит к вере только в зрелом возрасте.

При этом и среди молодёжи, конечно, встречаются личности, которые с раннего возраста имеют сложившуюся систему ценностей, знают, куда и зачем идут по жизни и следуют за своими идеалами.

В связи в этим, думаю, важно, чтобы те послания, которые христианская церковь несёт общественности, были не только понятно сформулированы, но и не противоречили самому образу жизни служителей церкви. Важна правдивость. В церкви часто чрезмерно часто используется слово «любовь», при том, что картина реальных взаимоотношений внутри церкви этому слову порой совсем не соответствует. Разумеется, такое несоответствие слов и поступков вызывает только неприязнь, отвращает и отпугивает, причём не только молодёжь.

Любить и уважать – по традиции

— Ещё один момент, о котором часто упоминается в связи с воспитанием молодого поколения – так называемые «традиционные ценности». Что в этом случае имеется в виду?

— Старые золотые времена, как о них говорят. Однако перед тем, как вести дискуссию о важности «традиционных» ценностей, необходимо сначала понять, что это за ценности такие.

Иллюстративное фото: stempow Pixabay / CC0Иллюстративное фото: stempow Pixabay / CC0 Иногда упоминание традиционных ценностей свидетельствует лишь о том, что старшее поколение, которое постепенно теряет силу и власть и уходит, пытается, таким образом, удержать под контролем молодое поколение, что я считаю проблемой с моральной точки зрения.

Когда в обществе говорится об этих ценностях, то речь, как правило, о традиционной семье. Вот только если мы откроем книги 19 века (а 19 век – и есть приблизительно то самое «золотое» время, на которое ссылаются), то кризисы в отношениях переживались тогда точно так же, как и сейчас. Возможно, даже хуже: в конце 19 – начале 20 века было зарегистрировано столько самоубийств из-за несчастной любви, сколько сейчас и в помине не происходит.

— О каких именно ценностях или традициях можно говорить в контексте разговора о построении семьи?

— Традиция – это любовь и отношения, способность переживать совместно кризисы и тяжёлые моменты, умение разговаривать, сидя за одним столом, вот как мы сейчас. И это далеко не просто, скажу я вам. У меня тоже в семье присутствует картина: жена и дочки сидят за столом, погружённые в свои смартфоны. Так что удержать эти добрые традиции сложно, однако лишь тем, что мы начнём осуждать и порицать те или иные модели и формы сожительства, о которых ранее не говорилось открыто, нам не удастся сохранить традиционную семью.

И ещё кое-что к теме традиционных ценностей. Существуют две ценности, которые были сформулированы ещё до возникновения Библии. Первая – принятие гостя в доме, об этом нам известно из культуры бедуинов и народов Средиземноморья. Вторая – кровная месть, причём это не означает, что вы можете бесстрастно пролить чью-либо кровь, здесь важна справедливость. Если сформулировать по-другому, то эти ценности нам известны как любовь и справедливость.

Кстати, о гостях: в чешской культуре принято встречать гостей хлебом и солью. Вот интересно, что в ситуации с мигрантами и беженцами мы почему-то об этой традиции позабыли.

Чужой и бедный – тоже человек

Предполагаю, что вам эта проблематика знакома не понаслышке – вы ведь, насколько мне известно, как раз проводите работу с представителями меньшинств и людьми, оказавшимися по разным причинам в тяжелых ситуациях.

Иллюстративное фото: Ярослав МахИллюстративное фото: Ярослав Мах — Совершенно верно, в этом статусе я нахожусь уже несколько лет. До этого я работал с молодёжью и выяснил, что в рядах молодых евангелистов много социально уязвимых людей, которым при этом небезразлична судьба цыган и бездомных. Позднее я подружился с цыганскими активистами и интеллектуалами, с ними же мы затем организовывали мероприятия в поддержку беженцев. Постепенно из этого сформировалась моя деятельность как священника по делам меньшинств.

Надо сказать, что сегодня почти каждый из нас может отнести себя к какому-либо меньшинству, при этом он часто рискует пострадать от негативного отношения со стороны других.

Скажем, в Чешской Республике, если вы родились цыганом или с тёмным цветом кожи, это уже в значительной степени определяет вашу судьбу. Если же вы – мусульманин, или же, более того, мусульманка, носящая платок, то окружающие тем более не будут к вам особенно приветливы.

— У меня есть хорошая знакомая, мусульманка, которая сталкивается с этой проблемой почти ежедневно. Дошло дело до того, что она стала просить мужа о переезде из страны.

— Платок – это такой внешний признак, который, к сожалению, автоматически стимулирует общественную ненависть. Более того, люди, подвергающиеся нападкам, в большинстве случаев ещё и не могут надеяться на то, что за них кто-то заступится. Мои подруги-мусульманки описывали мне случаи, когда к ним на улице приставал подвыпивший мужчина, и никто из прохожих даже не подумал вступиться, хотя в случае с европейской женщиной этого можно было бы ожидать.

Иллюстративное фото: Hernan Piñera via Foter.com / CC BY-SAИллюстративное фото: Hernan Piñera via Foter.com / CC BY-SA — В церковной среде, помимо прочего, существует много людей с иной сексуальной ориентацией, и они тоже представляют собой меньшинство, находящееся под давлением общественного мнения. Поэтому, когда речь заходит о деятельности священника Вымнетала, он говорит, что поддерживает не только мусульман и цыган, но и людей иной сексуальной ориентации. В настоящее время, однако, он много времени посвящает также китайским христианам, иными словами, старается уделять внимание всем, кто так или иначе был выброшен на обочину жизни или находится в опасности.

— Если этого не делать, то, по словам священнослужителя, рано или поздно можно ощутить неприятное чувство внутри: будто бы, несмотря на все молитвы и старания, вера отделена от реальной жизни.

Кроме того, я стараюсь способствовать активности верующих. После распада коммунизма в евангелической церкви образовалась диакония, которая позволяет организовывать помощь людям на профессиональном уровне. Например, есть хорошая программа для волонтёров.

Наверняка вы знаете, что вокруг пражского главного вокзала собирается много бездомных. Так вот, по понедельникам и вторникам католики им носят ужин, а по средам и четвергам евангелисты начали готовить для них горячий суп. Позже к ним добавились и мусульмане, которые приносят еду в пятницу. Я поддержал эту инициативу, когда она только начиналась, но совсем не верил, что это будет работать. А потом увидел своими глазами, как мой друг привёз туда около 30 литров супа из фасоли, и за ним выстроилась очередь в 80 человек, причём по ним было видно, что если бы не этот суп, то горячей еды они бы сегодня не увидели. Еда, разумеется, раздаётся бесплатно. Католики в этом преуспевают больше нашего, они не только приносят еду, но и успевают пообщаться с этими людьми, завязать какие-то контакты, чтобы попытаться помочь решить проблему с крышей над головой.

Искусство быть гостеприимным

— Каково ваше отношение к вопросу беженцев и предоставления им убежища на территории Чехии?

Иллюстративное фото: Великобритания, Департамент международного развития via Foter.com / CC BYИллюстративное фото: Великобритания, Департамент международного развития via Foter.com / CC BY — Чешская Республика имеет в мире репутацию, причём во многом искусственно созданную своими же стараниями, страны, которая хуже всех относится к беженцам. С точки зрения политики, это серьёзный недостаток. Думаю, что чешским политикам стоило бы задуматься о том, как эту репутацию изменить. В реальности, конечно, всё не совсем так, многие страны относятся к беженцам с ещё большей неприязнью.

Вместо того чтобы именовать это проблемой беженцев, я бы назвал это, скорее, вопросом миграции. Миграция – то есть передвижение людей из страны в страну – это нормальное явление в любой свободной стране.

Чешская Республика же, в том, что касается отношения к иностранцам, далеко не образец доброжелательности, причём вне зависимости от того, из какой страны человек приехал. И американцы, и немцы, попав в Чехию, зачастую испытывают проблемы с тем, чтобы полноценно здесь обосноваться.

— Последствия такой политики могут проявляться по-разному. В те страны, которые ведут себя более дружественно, люди охотнее переселяются, причём часто это укрепляет страну и отражается на её успешности и положении на международной арене. Взять хотя бы Австралию: сейчас там более 20 млн жителей, хотя около 20 лет тому назад их было около 15 млн.

— К тому же сами чехи активно мигрируют. Занимаясь вопросами молодёжи, я сосредоточился, главным образом, на студентах, и выяснил, что большая часть самых талантливых уже давно живёт во Франции, Англии, Германии и США. Суровая реальность – мы теряем своих интеллектуалов. В результате мы можем наблюдать недостаток рабочей силы, а не рабочих мест, причём речь идёт не только о простом, но тяжёлом физическом труде, но и об узкоспециализированных направлениях. Это означает, что нам необходима такая миграционная политика, которая позволит людям приезжать в страну, оставаться здесь и вести полноценную жизнь.

Что же касается именно беженцев, то есть людей, бегущих от чего-то во имя спасения собственной жизни, то и тут Чехии есть, куда стремиться. За последние пять лет дискуссии на эту тему как-то негласно прекратились, политики же в свою очередь избегали открытых и правдивых описаний сложившейся ситуации и конкретных комментариев.

В Германии, где я часто бываю, ситуация сложилась по-другому. Там волна миграционного кризиса помогла немцам, наоборот, укрепить веру в себя и в собственные силы, осознать, что они в состоянии помочь другим людям. Часть беженцев нередко возвращается домой по собственной воле, но об этом говорится редко. Другие, наоборот, хотят интегрироваться в новую среду. В одном из немецких лагерей для беженцев, где было много мусульман, я интересовался, празднуют ли там европейское Рождество. Мне сказали, что обитатели лагеря сами хотят его праздновать, так как это относится к немецким традициям. Так и происходит смешение культур, обмен традициями, интеграция, и я не вижу в этом ничего плохого.

У нас в гостях был священник евангелической церкви Микулаш Вымнетал.

30-03-2018