О путешествиях в другом направлении - с Давидом Штяглавским

13-09-2003

Герой рубрики «Разговор напрямую» чаще всего невидим, но очень хорошо слышим. Уже долгое время он приносит чешским радиослушателям самые свежие новости заграничной жизни. Редакторы Радио Прага каждый день рассказывают заграничным слушателям о жизни в Чешской Республике. Собеседник Лореты Вашковой, наоборот, уже много лет рассказывает гражданам Чехии о событиях за границей. У нас в гостях - корреспондент ЧР Давид Штяглавский. В прошлом году в издательстве «Радиосервис» вышла его книга «Путешествие в другом направлении». Книга повествует о трех прибалтийских государствах - Литве, Латвии и Эстонии. Об этом, а также об опыте корреспондента мы и беседуем с Давидом Штяглавским.

Вы длительное время работали репортером Чешского Радио в Москве, что вас привело в Прибалтику?

- Тогда еще Прибалтика являлась частью Советского Союза. Это происходило с 1994-го по 2000 - й год. По работе мне приходилось туда часто ездить. Я был этим очень доволен, поскольку в Прибалтике была иная атмосфера, другой мир. Когда я писал книгу о России, о бывшем Советском Союзе, то уже знал, что не хочу в ней писать о Прибалтике, потому что мне всегда казалось, что эти страны выделяются из советских рамок. Мне всегда было очень приятно туда ездить. Очень часто я ездил в Латвию, часто бывал в Литве, реже - в Эстонии. Я могу сказать, что испытываю очень сердечное отношение к народам этих стран и вообще к этой территории. Моя жена тоже влюбилась в Прибалтику, вначале я даже не мог этому поверить; теперь она мечтает туда вернуться.

Литва, фото: Давид ШтяглавскийЛитва, фото: Давид Штяглавский В своей книге вы упоминаете об общности чехов и прибалтийских народов? В чем вы ее видите?

- По-моему, это определенная горечь исторической судьбы. Конечно, чехи в своей истории страдали не в такой степени, как прибалты, но все-таки, мы очень близки. Это, по-моему, главная суть. Мне очень нравится в Прибалтике то, что именно латыши и эстонцы очень стремятся показать, что они могут быть независимыми государствами. Такая национальная гордость, как у прибалтов, чехам не свойственна.

Талин, фото: Давид ШтяглавскийТалин, фото: Давид Штяглавский А литовцы, по-вашему, стремятся к этому в меньшей мере?

- У литовцев когда-то было свое государство, у них нет таких проблем с русским меньшинством, как у Латвии или Эстонии. Литва - это естественное государство, которое восстановило свою независимость. Они знают, что являются гордым народом.

Еще лет 10 тому назад чехи не отличали латышей от литовцев. Вы думаете, что ваша книга поможет это осознать?

- Я очень надеюсь, это было моей целью, когда я ее писал. Я знаю, что многие чехи не знают, чем отличаются литовцы, латыши и эстонцы и полагают, что они все говорят по-русски, что это - составная часть русской империи. Поэтому я в своей первой книге не писал о Прибалтике, чтобы позже выдвинуть, что Прибалтика - это мир, который является составной частью Европы, хотя и Россия тоже говорит - мы Европа. Но я думаю, что для России самой лучше было бы придумать какую-то концепцию вне Европы, поскольку Россия - очень большое и мощное государство. Я думаю, что это было бы только в ее пользу.

Вы проработали там достаточно длительное время, и в свет вышла ваша книга «Россия между строками». Я слышала мнение некоторых россиян, которые несколько обиженно говорят, что книга грешит некоторой односторонностью.

- Я это понимаю и даже слышал такие отклики из российского посольства. Я бы хотел сказать, что в этой книге нет ничего придуманного. Все, что там написано, - правда. Я понимаю, что когда иностранец пишет о России, то россияне немного обижаются - это понятно. Но, повторяю, все это - правда. Так что, пожалуйста, не обижайтесь на меня - я все это прожил, и все прожитое описано в этой книге. Говорят, что умом Россию не понять. Я пытался ее понять своей жизнью и думаю, что ничего такого страшного в книге нет.

Для тех, кто не читал ее и поинтересовался бы вашим отношением к стране - что вам более всего запомнилось?

- Люди и, еще раз, люди, прежде всего. Я могу сейчас сравнивать с тем, что я вижу в Германии, где я в настоящее время работаю в качестве корреспондента Чешского Радио. Я могу сказать, что россияне -это замечательные люди. Люди, у которых большая душа, которые гостеприимны. С удовольствием вспоминаю те годы, которые прожил в России и рад, что я их там прожил. Мои дети, например, ходили в детсад в Москве. Мои сыновья говорят по-русски. Все мы очень хорошо вспоминаем Россию. Эти люди - главное, поскольку есть внешний имидж страны, и есть жизнь. Если человек приезжает в страну, которую он не знает и в которой не жил, то определенный период времени он ничего не понимает. Я думаю, что я кое-что понял, и этот вклад останется во мне на всю жизнь.

Кроме европейского опыта, у вас имеется также другой: в качестве языкового эксперта и корреспондента ЧР бы побывали в Пекине. Какие открытия вы сделали для себя, будучи в этой стране?

- Для меня главное - уважение к народу и к стране. Например, с первого взгляда что-либо может казаться ненормальным в стране - в том же Китае или в России. Но только после того, когда человек проживает в этой стране, он понимает, что это - не сумасшествие, а привычка. Уважение к этим «ненормальностям» для меня - самое главное.

Что может побудить китайца заняться, к примеру, чешским языком?

- Как я понял, во времена правления Мао Дзедуна было очень сложно. Тогда это люди стремились читать что-то другое, не только его догматические тексты. На виду у них лежала книга Мао, а под ней - учебник чешского. Они стремились заглянуть в иной мир.

Tо есть это был их способ свободомыслия. Сейчас вы работаете в Германии; есть ли отличия между молодыми людьми на Западе и чехами?

- Они отличаются от чехов и от россиян коренным образом. На первом плане у них - экология. У них - свобода личности, а у нас - еще чувствуется влияние коммунизма и прошлого, мы ориентируемся по-другому. Так что понять молодых немцев не всегда просто.

Считаете ли вы, что чехи достаточно активны?

- Мне бы хотелось, чтобы чехи были активнее, чем сейчас. Чтобы их интересы были шире, то есть мне кажется, что мы пока не готовы к тому, чтобы вступить в такую большую Европу. И я боюсь, что в этой большой Европе голос чехов не будет слышен. А вот если бы Россия вошла в ЕС, я думаю, что все бы услышали ее голос.

А что может поспособствовать тому, чтобы с Чехией считались?

- Я думаю, что этому посодействует новый президент Чехии, который во всеуслышание говорит об интересах страны. Нам нужен человек, который способен точно сформулировать наши интересы. Нам также не хватает доверия к государству. Если этого добиться, то и наш голос будет слышен в ЕС.

Хотели бы вы на прощание передать что-нибудь нашим слушателям?

- Я бы хотел, чтобы Россия стала составной частью этого мира, чтобы никто не смотрел на Россию как на угрозу, а как на страну, которая интересна своей культурой - а она действительно этим интересна. Чтобы она была интересна для туристов, для предпринимателей, и чтобы все туда с удовольствием ездили и с удовольствием оттуда возвращались.

13-09-2003