Оппозиционер Владимир Лузгин: «Я как дерево, которому обрубили корни»

23-03-2017

Владимир Лузгин – первый человек, осужденный в России по новому антиэкстремистскому законодательству. Для уголовного преследования оказалось достаточно репоста статьи, в которой говорилось о том, что Вторую мировую войну Германия начала совместно с Советским Союзом, заключив пакт о разделении Европы и напав на Польшу. Своих оппозиционных взглядов Владимир Лузгин не скрывает.

Владимир Лузгин, Фото: Любомир Сматана, Чешское радиоВладимир Лузгин, Фото: Любомир Сматана, Чешское радио «Я не являюсь автором этой статьи, я просто сделал ее репост. Помимо всего прочего, моя страничка имела политическую направленность и оппозиционный характер, то есть там была критика российских властей, как внутренней, так и внешней их политики. Я категорически осуждаю аннексию Крыма, действия России на Донбассе, а также в Сирии. У нас полно внутренних проблем», - рассказывает свою историю Чешскому радио российский оппозиционер. В настоящее время он ожидает предоставления убежища в лагере для беженцев в чешском городке Костелец-над-Орлици. Мытарства Владимира Лузгина начались в конце декабря 2015 года, когда на своем профиле в социальной сети «В Контакте» он сделал репост статьи «15 фактов о бандеровцах, или О чем молчит Кремль». Спустя пару недель, к нему пришли сотрудники ФСБ, провели обыск, конфисковали мобильный телефон, с помощью которого он выходил в Интернет, и обвинили в распространении «заведомо лживой информации».

«Конечно, это было только начало. Это был показательный процесс, а я был первым подсудимым по этому делу. Мне выписали, по видимому, максимально возможный штраф. Я его не платил, и платить не собираюсь. Потому что как можно штрафовать за историческую правду, о которой знают во всем мире. На школьных уроках истории я учил, что если одна страна с Запада, а другая с Востока приходят с оружием в руках, то это называется нападением».

Историческая правда, однако, по окончании Нюрнбергского процесса звучала так, что ответственность за развязывание войны лежит только на Гитлере и нацистах. Так, Владимиру Лузгину был выписан штраф в размере 200 тысяч рублей. Тем не менее, оппозиционер не ощущает себя виновным, поскольку, по его словам, истинная причина его преследования кроется в другом:

«Основная, истинная причина моего преследования – это инакомыслие и критика режима. И таких как я, – осужденных или приговоренных к штрафам, или к реальным срокам, - с каждым годом становится все больше и больше. Наша страна маленькими шагами приближается к Северной Корее. Поскольку я не поменял своего мнения в отношении режима, абсолютно ясно, что были бы дальнейшие преследования. Штраф – это только начало. Они же сейчас придумывают репрессивные законы. Ты даже не знаешь, какой закон они примут, и на какой срок могут осудить тебя в дальнейшем. А поскольку судимость уже есть, она является отягчающим обстоятельством для следующего уголовного дела. Так что я взвесил все «за» и «против» и принял достаточно трудное для себя решение покинуть страну. По моим ощущениям, мою ситуацию сейчас можно сравнить с взрослым деревом, которое взяли и пересадили из одного места в другое, обрубив все корни».

Российский оппозиционер ожидает предоставления убежища в Чехии уже на протяжении нескольких месяцев. Каковы его шансы получить защиту?

Ильдар Дадин, Фото: Анастасия Зотова, CC BY-SA 3.0Ильдар Дадин, Фото: Анастасия Зотова, CC BY-SA 3.0 «Шансы получить убежище конкретно в моей ситуации достаточно большие. Как будет, так будет. Я верю в лучшее. Я научился находить плюсы в моей ситуации, например, знакомство с замечательными людьми, ну, и еще по мелочи можно насобирать. Конечно же, все это очень нервная затея. Я пережил невероятные нервные потрясения. Конечно же, все познается в сравнении. Есть люди, которые прошли избиения и пытки в российских тюрьмах. Существует тому и живой пример, мной уважаемый человек Ильдар Дадин. В российской тюрьме он подвергался пыткам. Благодаря СМИ, эту ситуацию удалось урегулировать, то есть оказать влияние и на Конституционный суд, и на работников ФСИН. По сравнению с моей спокойной, налаженной семейной жизнью, для меня все произошедшее - это нервное потрясение. Возможно, для кого-то это мелочи».

Забыли ли о Владимире Лузгине в России, или все же сотрудники органов как-то напоминают о себе, дают понять, что дело еще не завершено?

«На мой российский номер уже был звонок из уголовного розыска, но после ФСБ это уже как-то несерьезно. Я поднял трубку, люди представились, что они из уголовного розыска, и попросили прийти на беседу. На это я ответил им: вы разве не смотрите новости о том, что я уже не нахожусь в стране? К этому моменту по местным телеканалам уже показывали новости о том, что я попросил убежища в Чешской Республике. Итак, меня пригласили на беседу, но поскольку и они, и я знали мое местонахождение, разговор прошел в шуточных тонах. Темой разговора как раз была репосты в «В Контакте». Конечно, периодически меня вспоминают. Вот недавно прошла новость, что правозащитный центр «Мемориал», которому я тоже очень благодарен, составил апелляционный иск в Европейский суд по правам человека. Эта новость пошла в медиа-пространство, и, соответственно, опять подняли эту тему».

23-03-2017