Пластический хирург Богдан Помагач: с новым лицом – новая жизнь

21-12-2016

Трансплантация различных органов стала в современной медицине уже привычным делом. Тем не менее, с трансплантированным лицом во всем мире живет всего порядка 30 человек. О семерых из них заботится команда американских врачей из Бостона под руководством чешского хирурга Богдана Помагача. О своих семерых пациентах доктор рассказывал на конгрессе Чешской медицинской академии в Марианских Лазнях.

Трансплантация различных органов практически всегда связана с вопросом жизни и смерти. Трансплантация лица – операция, носящая, скорее, эстетический характер, но также далеко не всегда. Тем не менее, люди, решившиеся на эту операцию добровольно или вынужденно, получают самое важное – возможность вернуться к полноценной жизни в обществе. О некоторых пациентах рассказал Чешскому радио хирург Богдан Помагач:

Богдан Помагач, Фото: Ян Ржапек, Архив Чешского РадиоБогдан Помагач, Фото: Ян Ржапек, Архив Чешского Радио «Операция нашего первого пациента прошла шесть с половиной лет назад, и дела у него идут прекрасно. Благодаря трансплантации лица он смог принять участие в выпускном мероприятии своей дочери, а позднее – присутствовать на ее свадьбе. Сейчас он новоиспеченный дедушка. Так что к нему в самом деле вернулась его жизнь, которая до того момента практически не существовала. У нашего последнего пациента с момента трансплантации прошло 18 месяцев, и у него тоже все хорошо».

Как рассказывает Богдан Помагач, ныне, когда трансплантационная медицина в области реконструкции лица сделала такой большой скачок, главной задачей врачей является реставрация внешнего вида пациента:

Фото: ЧТФото: ЧТ «До момента первой трансплантации лица хирурги были вынуждены при реставрации использовать локальные части лица или же удаленные части человеческого тела, чтобы заменить поврежденные области. Но именно в области центральной части лица расположены такие исключительные структуры как веки, нос или рот, которые, по сути, нельзя заменить никакой другой тканью с человеческого тела. Так что реконструкционная хирургия за 90 лет сделала огромный скачок, однако это было, скорее, в рамках возможности закрытия ран, но не с точки зрения функциональных и эстетических результатов, которых мы так хотели бы добиться для своих пациентов».

Богдан Помагач и его пациент, Фото: Архив Армии США, Public DomainБогдан Помагач и его пациент, Фото: Архив Армии США, Public Domain Помимо эстетической функции, трансплантация лица приносит и функцию вполне утилитарную – к человеку возвращается мимика, он начинает чувствовать лицо. Богдан Помагач рассказывает, что частью самой операции является и подготовка технических частей, например, нервных волокон, которые обеспечивают как чувствительность, так и подвижность лица.

«С восстановлением чувствительности у нас, в сущности, не возникает проблем. Она развивается очень хорошо, и часто пациенты способны сравнить ее с той, которой они обладали до получения травмы. Что касается подвижности, то она зависит от количества отдельных нервов и мышц, которые нам удастся «подключить». Так что подвижность отличается от нормальной, но пациенты способны говорить или есть в ресторане, не обливаясь слюной и не нося с собой тряпки, как это часто случалось раньше. Одновременно, у многих пациентов были извлечены канюли из горла, которые они использовали для дыхания, потому что у них не было носа и ротовой полости», - продолжает Богдан Помагач.

Лекция проф. Помагача в Университете Палацкого, Фото: YouTubeЛекция проф. Помагача в Университете Палацкого, Фото: YouTube После проведения операции чувствительность лица начинает развиваться, спустя три месяца, и улучшается на протяжении всей жизни человека. У нервов, связанных с мышечной тканью, это наоборот – если подвижность не стала развиваться в скором времени, и мышцы не используются, то они атрофируются. У трансплантаций различных органов известно, что если тело не примет донорский орган, но пациент его лишается. В случае трансплантации лица дело обстоит несколько иным образом.

«Если сравнивать различные ткани, их способность вызывать иммунный ответ различна. Менее всего иммунных ответов вызывает почка, а более всего – кожа. Это было известно еще 60 лет назад. Однако, если посмотреть на ткани, которые мы трансплантируем, то это не только кожа, и может произойти отторжение, хоть наши трансплантаты проходят теми же процессами, что и остальные ткани. В действительности, отторжение кожной ткани происходит чаще, чем у внутренних органов. Наше преимущество заключается в том, что, в отличие от сердца, легких, почек, мы способны незамедлительно заметить отторжение и начать его лечить. Наша мысль следующая: благодаря тому, что иммунная система не создает мощного отторжения и не производит клеток памяти, когда при каждом последующем возбуждении иммунной системы происходит все более сильное отторжение, - например, почка способна выдержать десять лет, - так мы надеемся, что сможем продлить это время у наших пациентов. Но, конечно же, с каждым нашим пациентом мы предварительно говорим о том, что нам неизвестно, как долго прослужит это лицо, и что полное отторжение может наступить когда угодно. К счастью, такого пока не происходило».

Трансплантация лица, Фото: YouTubeТрансплантация лица, Фото: YouTube Одним из уникальных фактов в трансплантации лица является то, что задействована большая площадь соприкосновения ткани реципиента с донорской тканью. Постепенно ткани взаимно прорастают друг в друга.

«Мы изучали это с самого начала, стремились различить клетки реципиента и донора, и пришли к выводу, что там происходит процесс «химеризма», то есть возникает ткань, в которой присутствуют элементы обоих участников процесса. Но, похоже, что еще более комплексные процессы проходят в коже, где иммунные клетки донора постепенно вытесняются клетками реципиента. Таким образом, возникает состояние равновесия, которое, конечно же, непостоянное и все время изменяется в течение лет, когда мы можем наблюдать за пациентом. Существует целый ряд новых сведений, которые, я надеюсь, будут полезны нашим коллегам в области трансплантации органов. Если посмотреть на иммунитет в более широкой перспективе, эти принципы могут использоваться и в области лечения ревматических и автоиммунных заболеваний, а также онкологических заболеваний, где все чаще используется иммунотерапия».

Трансплантация лица, Фото: YouTubeТрансплантация лица, Фото: YouTube Хирург Богдан Помагач также рассказал, что после проведения операции, впоследствии пациенты уже не находятся под неустанным врачебным контролем. Сразу после операции они приходят на проверки часто, но затем существует необходимый минимум – каждые шесть недель анализы в лаборатории и каждые три месяца – посещение местного врача, поскольку далеко не все живут вблизи от клиники.

«Я думаю, что огромное значение этих операций зависит от того, как мы сможем контролировать иммунный ответ пациентов. Если оглянуться назад, то первая операция по трансплантации почки в 1954 году оказалась успешной, благодаря тому, что была проведена между двумя близнецами, где никакого отторжения тканей не происходило. Однако прошло не менее десяти лет, прежде чем появился первый иммунодепрессант, и эту концепцию оказалось возможно применять и между людьми, которые не были идентичными братьями и сестрами. Мы сейчас находимся в такой ситуации, когда любое открытие в иммунном лечении, изобретение лекарства, которое бы снизило или устранило побочные эффекты, – многие из этих концепций находятся в развитии уже десятилетия, – могло бы превратить редкую, уникальную операцию в то, что могло бы стать повседневной процедурой реконструкции. Потому что в настоящий момент то время, когда в рамках реконструкционной медицины мы сможем запросто замещать отдельные части тела искусственными аналогами, еще далеко».

Богдан Помагач, Фото: YouTubeБогдан Помагач, Фото: YouTube Как подытожил Богдан Помагач, если представить, что иммунная депрессия более не является препятствием, то можно будет беспрепятственно замещать небольшие части тела. Это бы, по словам врача, полностью изменило образ реконструкционной хирургии. Однако, этот процесс может затянуться настолько, что прогресс пойдет в ином направлении, и человеческие ткани уже не нужно будет пересаживать от донора, а можно будет их создать искусственным путем.

21-12-2016