Почему я стал монахом?

30-03-2002

Людям, которые считают себя атеистами, наверное, никогда не понять почему кто-то добровольно отказывается от семейной жизни, от светских радостей и вступает в орден. Поэтому, сегодня мы зададим этот вопрос монахам Доминиканского, Премонстратского и Францисканского орденов.

Нашим первым собеседником будет отец Ян. Отче, почему Вы стали монахом Доминиканского ордена, когда Вы на это решились?

«Это произошло более 20 лет назад. Это был призыв к священнической службе, который я распознал в самом начале. Я верил, что меня зовет Бог. Сначала я долго боролся с этим призывом, так как знал, какие жертвы подобный шаг от тебя требует. Отречение от жены, от семьи, но главным образом от жены. Но все-таки, я решился. Когда я стал ксендзом - открылся путь стать членом ордена. В то время Доминиканский орден в Чехии существовал нелегально. Однажды я пришел в костел святого Иильи, и там меня пригласили на лекцию по философии. На этой лекции я познакомился с доктором Хабане, который и познакомил меня с жизнью и миссией доминиканцев».

Почему именно Доминиканцы?

«В ордене мне всегда нравилась идея распространения веры и возможность слить воедино жизнь и веру».

Почти все родители болезненно реагируют на решение своего ребенка стать монахом. Как это было у Вас?

«Папа, который каким-то образом понял, что я решаю стать ксендзом, был против. Маме я, предусмотрительно, этого до падения коммунизма не сказал. Отец с моим поступком смирился только после того, как я дал вечные обеты. Я был самый младший в семье, и отец вкладывал в меня все свои надежды».

Монашеская жизнь является самым строгим способом жизни в рамках христианской веры. Ее основой являются три монашеских обета: Обет чистоты, Обет бедности, и Обет послушания. Они исходят из Евангелия, Божьего слова. Первый, Обет чистоты, самый существенный – человек полностью посвящает себя Господу. Его жизнь уже никогда не будет принадлежать кому-либо другому, только Богу. Второй, Обет бедности, обозначает, что человек использует материальные вещи только для своих нужд, для своей жизни, но никогда не будет считать имущество своей целью. Последний обет, Обет послушания – определяет способ жизни вместе с братьями ордена, где действуют свои правила, которые необходимо соблюдать. Одновременно, Обет послушания имеет более глубокий церковный смысл: послушанием перед высшими чиновниками ордена, человек обязывается быть послушен Богу.

Наш следующий собеседник Отец Михаил, аббат ордена Премонстратов. Мы задали ему вопрос, что его подтолкнуло к решению стать монахом?

«Внутреннее беспокойство. Изначально я был обыкновенным епархиальным ксендзом. В округе работали хорошие ксендзы, мы хорошо понимали друг друга, у нас были прекрасные отношения. Однако я ощущал постоянное беспокойство. Я мечтал принадлежать к какой-либо конкретной общине, постоянно. Человек, наверное, не должен жить один. А мне казалось, что епархиальные ксендзы живут слишком отчужденно. Я решил съездить за настоятелем страховской канонии и попросил его о разрешении вступить в орден. Так я стал премонстратом, а позже аббатом. А так как я стал аббатом еще при социализме, а монастыря тогда не существовало, то я был аббатом без монастыря, но у меня были братья».

Каким образом к Вам приходят будущие монахи?

«Этого я не могу точно сказать. Некоторые приходят от ксендзов, которых мы знаем. Некоторые просто пришли к нам в костел, и им здесь понравилось. Когда кто-то хочет стать ксендзом, то предпосылкой для этого является сдача экзаменов на аттестат зрелости».

При вступлении в орден у человека есть достаточно длительное время для проверки своего решения стать монахом. Вначале «кандидатура», во время которой у человека только внешний контакт с орденом, он приходит в монастырь как бы в гости и обдумывает свое решение дома.

Потом следует так называемая «постулатура», которая длится минимально полгода. Желающий стать монахом, в этот период, уже живет среди братьев, но не носит монашеские одеяния. У него пока нет никаких обязательств. После «постулатуры» следует «новициат», когда разрешено носить монашеские одеяния. У человека еще нет никаких обязательств, но он уже живет полностью монашеской жизнью. Это длится около года. В конце «новициата» будущий монах принимает первые Обеты. Несмотря на это у человека еще есть возможность отступить, так как первые Обеты принимаются на ограниченный срок, от одного до трех лет. Если будущий монах еще не уверен в своем решении, то срок временного Обета может быть продлен, но не более чем на девять лет.

Как человек осознает, что хочет стать монахом? На этот вопрос нам попытался ответить отец Доминик, монах Францисканского ордена.

«Каждый человек призыв идти в монахи осознает по-разному. Призыв идти в монахи дан от Бога. Бог дает направление жизни человека в соответствии с его свободной волей. Человеку предлагается путь, для которого Бог его сотворил. Это одинаково, в независимости от того, путь ли это монашеской жизни, или путь супружества. Человек должен спрашивать, если это действительно божья воля или только его личное желание. Не всегда это просто. Для кого-то это как гром с небес. Человек находится на обратной стороне, он занимается всем возможным, только не Богом, и вдруг, приходит момент, и все поворачивается на 180 градусов, он видит, что он хочет полностью отдаться Богу».

Почему Вы решили стать монахом?

«Я до сих пор не знаю. Я еще этого не осознал. У меня это не было так драматично, я из верующей семьи, так что меня с малолетства воспитывали в вере, но естественно не в том, что я однажды стану монахом. Свою роль, наверное, сыграло также время. Во время революции в 1989 году мне было 18 лет, я начал учиться на электротехническом факультете технического института. Мне страшно нравилось программировать, и я начал учиться по этой специальности. Но, когда я достиг того, чего я хотел, мне вдруг показалось это пустым».

Когда отец Доминик представил себе, что таким образом пройдет вся его жизнь, ему показалось, что это очень мало. Но он знал, что по-другому заниматься этой профессией нельзя.

«Программирование - очень сложная профессия, которая отнимает много времени. Чем дальше, тем больше во мне созревало отвращение к этому. Мне не хотелось жертвовать своей жизнью ради этого. И я все время искал что-то другое, чему я мог отдать свою жизнь. В конце концов у меня не выходило ничего другого, кроме как Бог. Таким образом, я решил искать монашеские ордены, которых в то время официально не было, но на самом деле, они существовали. Я знал, что после революции они должны открыться перед обществом, и я ждал».

Больше всего отца Доминика привлекали францисканцы и бенедиктинцы, так как в этих орденах присутствовал дух семьи. Основой этих орденов являлась жизнь братьев в коммуне. Они должны жить христианскими идеалами внутри своего общества и передавать эти идеалы дальше.

«Семья для меня всегда имела большую ценность, от которой я не хотел отказаться. У францисканцев меня притягивал как раз идеал братской жизни. Я практически ничего о Франциске не знал, только после первой встречи с представителями ордена я получил книжки о нем. Его жизнь меня так вдохновила, что я понял, что хочу стать членом именно этого ордена. Для меня так же очень важно, что я никогда не жалел о своем решении. Эта жизнь мне принесла то, чего я не знал в ВУЗе».

Каким образом к этому отнеслись родители?

«Мои родители к этому отнеслись мужественно. Это, наверное, для любых родителей трудно, для мамы, наверное, еще больше, чем для папы. У нас все было мирно. Мой папа, еще до своего знакомства с мамой, думал о том, что он станет ксендзом. Потом он выбрал супружескую жизнь, но молился, не говоря с нами об этом, за то, чтобы хотя бы один его ребенок стал ксендзом. Мое решение было ответом на его молитву. Папа был первым, к кому я пришел и сказал об этом. Мама это приняла молча, ничего не говоря. Она это понимала, но все-таки, это было трудно для нее. Нас дома трое, но когда я уходил, мои родители усыновили четверых детей из детдома, так что дома было в то время живо. Благодаря этому прощание было не таким болезненным. Я их не оставил одних».

Гражданское имя отца Доминика Даниель, нас интересовало, какой смысл в изменении имени после вступления в орден.

«Смысл изменения имени заключается в изменении способа жизни. Это символично, человек принимает новую жизнь, посвятив себя Богу, и поэтому принимает и другое имя. С этим мы встречаемся и в Библии, Бог изменил имя Аврааму».

И пал Аврам на лице свое. Бог продолжал говорить с ним и сказал: Я – вот завет Мой с тобою, ты будешь отцом множества народов, и не будешь ты больше называться Аврамом, но будет тебе имя: Авраам. (Книга Бытия 17.4,5)

На этом рубрика «Разговор напрямую», в которой мы беседовали с монахами ордена Доминиканцев, Премонстратов и Францисканцев заканчивается. С Вами прощается Моника Чевелова. До следующих встреч в эфире.

30-03-2002