Роман Новак: «Чехия то место, где я хотел бы остаться навсегда!».

09-04-2012

Сегодня у нас в гостях, грузин с чешскими корнями, прекрасный танцор, художник, садовник и пчеловод, и просто интереснейший человек – Роман Новак.

Роман НовакРоман Новак - Пан Роман, расскажите, пожалуйста, как ваши предки попали в Грузию?

- Это длинная история. Известно, что еще в 19 веке многие чехи уезжали из страны. Находили для себя новые места, обживались там, работали и заводили семью, детей. Я часто размышляю над тем, что по какой причине мой прадед Вацлав Новак в 1880 году, выучившись на шорника, переехал в Одессу. Как известно, там он открыл свое дело, разбогател, женился, у него родился сын, мой дедушка Виктор и три дочери. В последствие, уже после смерти отца, мой дед и вся их семья переберется в Тбилиси. Дед мой был финансистом. Работал в акционерном обществе мальцевских заводов. В Тбилиси его послали, чтобы он там открыл магазин по продаже кальянов. Это был 1912 год. В этом же году он писал своей семье – маме и сестрам в Одессу ( это письмо у меня есть) – «Вы не можете себе представить как здесь хорошо! Тбилиси большой город, здесь много иностранцев, интеллигенции .Своей красотой он может поспорить с Одессой и даже Варшавой! Я хочу, чтоб вы все перебрались сюда». И они перебрались. От сестер моего деда пошло огромное количество родственников. Кстати один из них, представитель древнего грузинского княжеского рода - Элизбар Гедеванишвили. Сегодня он тоже живет в Праге. В 1914 году началась первая мировая война, и жизнь стала очень тяжелой. Заходили то одни войска, то другие, то немцы, то англичане. В 1918 году к власти пришли меньшевики, и Грузия была провозглашена независимой республикой. Как известно из имеющихся в архивах документов, мой дед Виктор работал в финансовом органе при тогдашнем. Последнюю ночь перед вступлением в город большевиков, все члены правительства независимой Грузии провели в доме моего деда. Под утро все, кроме Виктора, уехали сначала в Батуми, а потом уже во Францию. По словам моей двоюродной бабушки Эмилии Новак, премьер-министр уверял деда, что тому, как иностранному поданному, ничего не грозит и большевики его не тронут. И дед остался. Конечно, он по любому не мог вот так сорваться и уехать – в Тбилиси у него была мать, сестры с их семьями, дети – сын и дочь. Большевики деда все-таки поймали и посадили в тюрьму. Впоследствии, разобравшись, отпустили. Однако работать с ними он не смог и переехал жить в Болниси - небольшой поселок вблизи от Тбилиси - бывшую немецкую колонию Люксембург. Там в Болниси он вторично женился, на немке, так родился я.

- И как вам жилось уже при грузинском социализме?

- Дело в том, что в конце 30-х годов, когда хватали всех подряд, выполняя план по арестам и репрессиям, моего деда все-таки вспомнили. Возможно, кто-то на него написал донос. Обвинения предъявили смешные и несуразные, но тогда нам было не до смеха. Дали ему 10 лет и сослали в Гулаг, в Казахстан. Там он, не дожив до освобождения всего год, скончался в возрасте 54 лет. Так печально закончилась жизнь моего деда Виктора Новака.

- А как потом жила ваша семья?

- Первые годы было страшно и тяжело. Потом началась Отечественная война. Мне к тому времени уже было 6 лет. Как-то мы все это прожили. Послевоенные годы тоже были очень сложными. Потом постепенно все упорядочилось. Стало легче жить и экономически. Окончив школу, я поступил в институт железнодорожного транспорта, который я закончил, но никогда этот диплом потом не использовал. Так случилось, что я весь с головой ушел в балет и 40 лет проработал в Тбилисском национальном театре оперы и балета им. Захария Палиашвили. Объездил с гастролями весь мир, посмотрел где и какие люди живут на свете. И могу смело сказать, что многое из того хорошего, что есть в Грузии встретить можно не так уж часто.

- Пан Новак, Вы родились, выросли и состоялись как личность в Грузии, когда же дали знать о себе ваши чешские корни?

- Когда развалился СССР, все сразу стали искать свои корни. Начали по-быстрому создаваться всякие общества, объединяющие людей той или иной национальной принадлежности. Так образовалось Чешское землячество в Грузии – «Злата Прага». Было учредительное собрание, выбрали президента. В конечном счете, общество заработало, чехи приступили к изучению родного языка и литературы. Приехала делегация из Министерства культуры Чехии, привезла нам литературу, аудио-видеоматериалы. Мы стали изучать не только язык и историю, но и чешские песни и танцы. Примечательно, что сразу же полюбившаяся всем нам песня «Где мой дом», оказалась гимном Чешской республики.

- А сколько чехов в те времена проживало в Грузии?

- Тогда, на учредительном собрании «Злата Прага», собралось 70 человек с чешскими корнями. А если учесть и членов их семей, то грубо говоря, получалось более 200 человек. Президентом общества выбрали Гарольда Шмальцеля. Он по сей день проводит очень большую работу. Трудно было бы найти более подходящую кандидатуру на это место. Пан Гарольд весь ушел в дело землячества. Недавно, к 15-ти летнему юбилею основания чешского землячества в Грузии, под редакцией Гарольда Шмальцеля вышла книга «Злата Прага – 15 лет от основания». Там собраны статьи о судьбах и жизни чехов, которые каким-то образом попали в Грузию.

ТбилисиТбилиси - Почему все-таки Вы решили навсегда покинуть Грузию? Ведь многие грузинские чехи и сейчас живут там.

- Начиная с 1990 года вплоть до 2000-го, наверное, в Грузии было настолько сложно выжить, атмосфера была настолько тяжелая для всех, а страх за безопасность своей семьи и детей был настолько велик, что все готовы были уехать хоть куда. Однако не у всех была такая возможность. Моя семья, можно сказать, единственная из всего нашего землячества, кому удалось это сделать и попасть в Чехию. И то, только благодаря моему младшему сыну Станиславу Новаку, который после окончания балетной студии устроился жить и работать в Братиславе. После распада Чехословакии он перебрался в Чехию, и мы уже потом, согласно действующему в те времена закону о воссоединении семьи, примкнули к нему. До этого мы неоднократно писали просьбы, заявления в МВД Чехии, однако нам поставили такие условия, которые в те времена не мог выполнить ни один человек. Впрочем, и сегодня тоже. Согласно требованием чешских силовых структур, мы должны были иметь в Чехии банковский счет, квартиру, работу, родственников. О родственниках за границей, кстати, мы тогда понятия не имели, взрослые в свое время боялись нам о них что-либо рассказывать, так как в СССР это было небезопасно. Впоследствии, уже по переезду в Прагу, я их нашел в Южной Чехии, наверное, человек пятьдесят. Так что если бы не сын, нам бы никогда не вернуться в Чехию. Как не смогли вернуться мои сестры и еще десятка два моих близких родственников чехов. Все они интеллигентные люди – инженеры, певцы, художники, композиторы. Многие из них вынуждены были податься в Россию, которая в те времена открыла двери бывшим гражданам Союза. Мой старший сын, Дмитрий Новак очень гордится тем, что после отъезда моего прадеда Вацлава Новака из Чехии, он первый из всех потомков Вацлава, а их около пятидесяти, кто получил чешское гражданство. Сегодня, когда уже принят закон, позволяющий людям с чешскими корнями получить постоянное место жительства в Чехии, многие уже как-то устроились в Грузии и не хотят что-либо менять в жизни. Тем более ситуация в Грузии резко изменилась к лучшему. Хотя, по правде говоря, многие из молодых этнических чехов хотели бы перебраться жить на свою историческую родину. Однако действующий закон по-прежнему полон статей, до невозможного осложняющих этот процесс.

- Получается у вас теперь две родины. Какая из них все-таки для вас первая?

Я столько ездил по всему свету с театром, месяцами жил в разных местах, что в первое время после переезда в Чехию, мне казалось, будто я всего лишь на гастролях. Надо отметить, что наш театр, так ни разу и не был в Праге. Я ждал этого очень, но не получилось. Всегда, где бы я ни был – в Англии, Италии, Франции, Испании - я всегда задавался вопросом, хотелось бы мне тут жить. Но ответ всегда был отрицательный. А вот сегодня, когда я оказался в Чехии, я сам себе сказал, что это именно то место, где бы я хотел бы остаться навсегда. Мне кажется, что если бы я попал сюда раньше на гастроли, то, возможно, вопрос с моим переездом решился бы гораздо раньше. Ну а Грузия само собой моя родина, там родился, вырос, там у меня сотни друзей и близких. К сожалению, мое поколение уже уходит. Видимо пришло время подводить итоги. Поэтому я решил написать обо всем этом книгу. Книгу не для общественности, а для узкого круга людей – родственников, друзей, близких и знакомых. Чтобы потомки знали, что было, как было, как мы жили. Как оказалось, жизнь была непроста и очень даже интересна.

- Пан Роман, в вашей фамилии красуется «чарка», как вам удалось ее сохранить?

- Когда мой прадед Вацлав Новак переехал с семьей в Одессу, в России женским фамилиям не давали окончание «-ова». Поэтому сестры его – Люция, Эмилия и Мария стали тоже Новак. Судьбу окончания разделила естественно и «чарка». Я и мои сестры уже были просто Новаками. Когда я получил гражданство Чехии, то поинтересовался в местных органах, какая разница между Новаком с «чаркой» и без нее. Там мне ответили, что это две совсем разные фамилии. И при ошибочном написании, возможны большие проблемы с документами, пенсией, банковскими учетами и так далее. Однако, если у меня найдется документ, подтверждающий, что кто-то из моих предков имел в своей фамилии «чарку», тогда фамилию можно поменять. У меня таковой имелся. Я заплатил определенную сумму и фактически получил документ о смене фамилии. Так я стал Новаком с «чаркой».

Пан Новак, вы сказали, что отыскали в Южной Чехии около пятидесяти своих родственников?

Роман НовакРоман Новак - Да. Я их нашел. Дело в том, что когда мы еще детьми росли в Грузии, от нас родители скрывали, что у нас кто-то есть из родственников за границей. Тогда это было очень опасно. И чтоб дети не проболтались где-нибудь, никто ничего никогда об этом не говорил. Когда я спрашивал сестру моего деда Эмилию об этом, она всегда отвечала, что ничего не помнит. Кое-что мне все-таки удалось из нее «вытянут», но этого, конечно, было очень мало. Единственно, она передала нам небольшой клочок бумаги, так называемый диплом специалиста по изготовлению шор и седел на имя Вацлава Новака. Там же было написано, что он родом из Южной Чехии. После переезда в Чехию, я стал искать родственников и в Тжебоньском архиве получил сведения, что родом мы из Олешника22, район Чешские Будеевицы. Так я нашел своих и был страшно рад. С помощью старосты поселка состоялась, наконец, наша встреча со всей семьей. Там оказались потомки братьев моего прадеда. Они уже не Новаки, а Малеховы, у них большой дом и поместье. Живут там три Марии и одна Магдалена. На встречу со мной из Чешских Будеевиц приехал еще один наш кровный родственник и привез для меня хронику этого дома с 1772 года. С того самого момента, когда наш далекий предок Мартин Новак переехал сюда и женился на дочери хозяина этого дома Марие Валента. У них народилось 13 детей. Так пошел род Новаков, а дом стал нашим родовым поместьем. Из всех детей, в доме хозяином остался Кашпар Новак, у которого, в свою очередь родилось еще 11 детей, которые также разошлись по десяткам окрестных деревушек, кто куда. Я узнал, где живет каждый из них. И обошел всех пешком. Тогда я по-настоящему прочувствовал свою причастность к этой земле. Сегодня, спустя столько лет, я со многими из моих родственников поддерживаю близкие отношения. Мы постоянно в контакте, ездим друг к другу в гости. Мой дед Виктор рисовал, у нас от него осталась одна картина, на ней изображен олень. Я делаю с нее копии - маслом на холсте, ставлю в раму и дарю каждой семье родственников. На обратной стороне у всех них надпись – если вы увидите где-либо такую картину, значит, здесь живут наши кровные родственники. Знаете, на самом деле, все это мне очень помогло. Я чувствую себя на чешской земле не гостем, а настоящим гражданином. Когда к нам из Грузии приезжают в гости мои родственники, я обязательно везу их в родовое гнездо, откуда мы произошли. Ведь если бы не эта земля, не это место, нас вообще не было бы на белом свете.

- Как вы думаете, ваши дети будут продолжать эту традицию?

- Мой внук живет в Берлине, внучка – в Братиславе. Так что пока, чешский «дух» им чужд. Возможно, они познают его позже. Именно для этого я и пишу свою книгу обо всем, обо всем…

09-04-2012