Власов. Несвоевременная книга

26-07-2017

В Доме национальных меньшинств в Праге состоялась презентация книги Федора Богатырчука «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту». Широкой аудитории книга была представлена ее составителем, Сергеем Воронковым.

– Расскажите нам, пожалуйста, о судьбе Федора Богатырчука и о том, как он познакомился с генералом Власовым и Пражским манифестом?

Сергей Воронков, Фото: Екатерина Сташевская, Чешское радио - Радио ПрагаСергей Воронков, Фото: Екатерина Сташевская, Чешское радио - Радио Прага – Федор Парфентьевич Богатырчук прожил очень долгую жизнь. Родился он в Киеве в 1892 году, а умер 1984 году в Канаде. Это был выдающийся ученый, врач, рентгенолог, замечательный шахматист, завоевавший звание чемпиона СССР, и видный общественно-политический деятель, который сделал очень много для украинского и российского самосознания. Во время Второй мировой войны профессор Богатырчук оказался в оккупированном Киеве. В 1943 году он был эвакуирован и, год спустя, встретился с генералом Власовым. Когда Андрей Андреевич Власов дал ему прочитать текст Пражского манифеста и спросил, готов ли он подписать этот документ, Богатырчук, поколебавшись, все-таки решился, поскольку воспринял данный манифест как надежду на то, что еще есть возможность побороться с большевиками и освободить от них и от Сталина свою родину. Федор Богатырчук, таким образом, поставил на кон свою репутацию международно признанного врача.

Он вошел в Президиум Комитета освобождения народов России (КОНР), созданного генералом Власовым, и 14 ноября 1944 года принял участие в заседании на Пражском Граде, где был официально подписан Пражский манифест. С Власовым Богатырчук познакомился в Берлине в 1943 году, находясь там по делам своего института, который он тогда возглавлял в Киеве. Как он позже пишет в одной из своих рукописей, эта встреча произвела на него огромное впечатление, особенно ему запомнился протодиаконский голос Власова, который будто бы проходил через стены, и стекла при этом содрогались. Но, конечно же, самым главным, что никак не могло Богатырчука оставить равнодушным, были идеи, высказываемые генералом. Позже Богатырчук написал, что никогда он не жалел о том, что поставил свою подпись на документе – даже несмотря на то, что впоследствии он на протяжении четырех лет вынужден был проживать в Германии, ежеминутно рискуя быть выданным на расправу.

Что в России запрещено, «Русская традиция» публикует

– Жил ли Федор Богатырчук непосредственно в Праге?

– Нет, он здесь не жил, впервые он в Прагу приехал в апреле 1944 года из Кракова, где работал в институте «Восток», – для того чтобы сыграть шахматные партии с лучшими чешскими мастерами – таким как Людек Пахман, Франтишек Зита, Подгорный, Пруха и др. Второй раз Прагу Богатырчук навестил уже именно 14 ноября для подписания манифеста.

– Книга, которую вы сегодня представили, вышла в этом году в издательстве «Русская традиция». Есть ли шанс, что она когда-нибудь выйдет и в России?

Презентация книги «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту», Фото: Екатерина Сташевская, Чешское радио - Радио ПрагаПрезентация книги «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту», Фото: Екатерина Сташевская, Чешское радио - Радио Прага – Я на это очень надеюсь, в России люди знают Федора Богатырчука. Четыре года назад я издал двухтомник, посвященный его шахматной деятельности. Но, говорилось там и о политике, и о его научной деятельности. Книга называется «Федор Богатырчук. Доктор Живаго советских шахмат». В последнее время ситуация в стране кардинально изменилась, было принято огромное количество мракобесных законов, поэтому от одного только названия книги издатели буквально шарахаются. Хочется верить, что это не навсегда, и путинский режим не вечен, что здравомыслие все-таки восторжествует. В этом случае основной тираж, конечно же, будет издан в России. Для меня было очень важно, что книга вообще вышла, что она есть. Как я пишу в самом начале, она посвящается 100-летию Февральской революции, демократические идеи которой были возрождены в Пражском манифесте. Очень символично, что она появилась на свет именно в чешской столице, в издательстве «Русская традиция» и в год 100-летия Февральской революции.

– Если бы сейчас книга Федора Богатырчука могла выйти в России, какое издательство было бы к ней наиболее благосклонным?

– По-видимому, это было бы такое издательство, главный редактор или владелец которого не побоялся бы возможных неприятностей, связанных с публикацией данной книги. Еще бы я хотел сказать, что я очень признателен председателю «Русской традиции» Игорю Золотареву, благодаря которому эта книга смогла увидеть свет, и Кириллу Александрову, автору предисловия и очень мужественному человеку, являющемуся крупнейшим исследователем власовского движения в России, а также всего антисталинского сопротивления в 30–40-е гг., – говорит Сергей Воронков.

Также мы побеседовали с председателем общества «Русская традиция» Игорем Золотаревым.

– Почему общество «Русская традиция» решила издать книгу Федора Богатырчука «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту»?

– Это решение было принято составителем книги Сергеем Воронковым, который в настоящий момент живет в Москве, и несколько лет назад издал две книги о Федоре Богатырчуке. Данная публикация готовилась давно, в нее включены рукописи Богатырчука и все те материалы, которые Сергею Воронкову удалось по этой теме отыскать. Когда рукопись была готова и передана в московскую типографию, обещавшую издать эту книгу, Сергею было сказано, что сейчас не время для подобных публикаций. Поскольку он до этого был знаком с издательством «Русская традиция», то обратился к нам (мы уже давно и очень серьезно занимаемся темой власовского движения, пражским манифестом и событиями, связанными с участием власовцев в освобождении Праги). Таким образам, по своему содержанию данная книга была нам очень близка, и мы взялись за ее издание.

Игорь Золотарев, Фото:  Вадим ГривачИгорь Золотарев, Фото: Вадим Гривач – В чем разница восприятия Андрея Андреевича Власова в России и в Чехии?

– Я бы сказал, что в современной России Власова практически не знают, отношение к его личности строится на официальной пропаганде, которая замалчивает очень важные и трагические страницы Второй мировой войны и Великой Отечественной войны. Еще двадцать лет тому назад в Чехии к Власову тоже относились негативно, однако, в последнее время люди познакомилась с различными программными документами и деятельностью власовского движения – все это не могло не отразиться на том, что генерала Власова начали воспринимать по-другому, в лучшем свете – причем не только в научных и интеллектуальных кругах, но и в широкой общественности.

Пражское восстание «помнит» генерала Власова

– Можно ли сказать, что в настоящий момент о Власове знают больше в Чехии, чем в России?

– Да, безусловно. Здесь мнение строится на исторических фактах, неопровержимых документах и известных нам событиях. Я уже сказал, что большинство россиян Власова либо не знают, либо у них к нему крайне отрицательное отношение. Тем не менее, необходимо упомянуть таких людей, как Сергей Воронков и Кирилл Александров – это историки и исследователи, которые эти документы знают и работают с ними, у них была возможность познакомиться не только с российскими источниками, но и зарубежными. Основная проблема заключается в том, что в России никому и никогда нельзя переписывать историю Второй мировой войны, потому что официальные круги боятся каких бы то ни было объективных данных и придерживаются информации многолетней давности, полученной еще в советский период. Всякие новые факты буквально отметаются с порога.

– Кто сегодня из чешских историков занимается темой власовского движения?

«Власовцы в бою за Прагу» Павела Жачека, Фото: Эва Туречкова, Чешское радио - Радио Прага«Власовцы в бою за Прагу» Павела Жачека, Фото: Эва Туречкова, Чешское радио - Радио Прага – На самом деле их очень много. О Власове вышел целый ряд публикаций на чешском языке. Совсем недавно появилась книга Павела Жачека, которая рассказывает об участии Русской освободительной армии в освобождении Праги – причем повествование идет не в художественной форме, а на основании конкретных материалов, хранящихся в чешских архивах. Также этим вопросом занимается историк Томаш Якл, сотрудники пражского Института военной истории... Изменение общественного мнения может произойти только на основании качественных материалов, подготовленных историками, журналистами и публицистами. Необходимо сказать, что каждый год в Чехии накануне Пражского восстания, которое произошло 5 мая 1945 года, в СМИ появляются новые факты, затрагивающие вклад власовского движения в это событие. В Чехии и раньше были историки, располагающие конкретными фактами и достоверной информацией, не подстраивающие свои публикации под официальную конъюнктуру. Но, к сожалению, так же, как и в России, здесь их работы были под запретом, – поделился с нами Игорь Золотарев.

Предисловие к книге Федора Богатырчука написал историк и публицист Кирилл Александров.

– Как бы вы в целом могли охарактеризовать книгу? Привнесла ли она что-то новое в тему власовского движения?

– Прежде всего я считаю, что публикация книги, опирающейся на такое количество источников – это большое событие. Здесь представлено очень много новых и интересных материалов: и письма Богатырчука, и его черновые записи, обширный справочник, комментарии… Я бы сказал, что самое главное в книге – это то, что на основе всех записей, воспоминаний и мемуаров Федора Парфентьевича она показывает трагедию власовского движения, оказавшегося, по сути, в тисках между двумя антихристианскими режимами – гитлеровским и сталинским. Возможно, самая сенсационная публикация, имеющаяся в книге, – это черновая запись Богатырчука, сделанная им летом 1945 года. Здесь дается негативная оценка Власову и событиям, произошедшим в Карлсбаде. Конечно, во многом эти записи делались под влиянием неизбежной репатриации в советскую оккупационную область. Таким образом, книга «Мой жизненный путь к Власову и Пражскому манифесту» примечательна еще и с точки зрения эволюции человеческих настроений и восприятия тех или иных исторических событий. Я думаю, что если эта книга когда-нибудь и выйдет в России, то все люди, участвующие в ее публикации, будут обвинены в агитации и пропаганде. К сожалению, сегодня мы вернулись к ситуации начала 80-х гг., когда подобные книги нужно было ввозить в страну через границу.

Диссертация о Власове – дорога в российский суд

– Вы живете в России. Насколько активно, по вашему мнению, историки занимаются темой Власова и Русской освободительной армии?

Кирилл Александров, Фото: архив Кирилла АлександроваКирилл Александров, Фото: архив Кирилла Александрова – Гораздо меньше, чем, например, в 90-е гг. Нередко речь идет о повторении старых советских штампов и стереотипов – причем не только брежневской, но и сталинской пропаганды. Но, я считаю, что данная тема всегда будет существовать, к ней и впредь будут обращаться. Историю власовского движения и антисталинского протеста нельзя рассматривать изолированно от трагедии России в XX веке, это определенный этап общего антибольшевистского сопротивления.

– Теме власовского движения вы посвятили свою диссертацию. Столкнулись ли вы после этого с критикой коллег или какими бы то ни было гонениями?

– Научное сообщество мне, скорее, сочувствует. За мою диссертацию проголосовало двадцать профессоров и докторов наук, защита длилась девять часов – такого еще никогда в стенах Санкт-Петербургского института истории РАН не было. Одно дело, как мои коллеги воспринимают личность Власова, а другое дело – оценки. Что касается гонений, имеются определенные трудности. На пятое сентября у меня назначено второе судебное заседание, связанное с упомянутой диссертацией, – подытоживает Кирилл Александров.

После успешной защиты Кириллом Михайловичем докторской диссертации «Генералитет и офицерские кадры вооруженных формирований Комитета освобождения народов России 1943–1946 гг.» последовал целый ряд доносов. Помимо прочего, автор обвинялся в «реабилитации предателей и изменников родины». Более того, 29 мая 2017 года Экспертный Совет ВАК подверг сомнению решение Диссертационного Совета Санкт-Петербургского института истории РАН и не согласился с присуждением Кириллу Александрову степени доктора исторических наук. Очевидно, что подобный вердикт имел политический характер. С чешской стороны российского историка поддержал его коллега Павел Жачек, выступивший против каких бы то ни было вмешательств со стороны государства в академическую сферу.

26-07-2017