Герои Богумила Грабала пишут

15-10-2004

Когда в 1963-м году вышел в свет первый сборник рассказов уже почти пятидесятилетнего писателя Богумила Грабала «Жемчужинка на дне», все читатели поняли, что речь идет об исключительном писателе, который умеет описыать человеческую жизнь с совсем новой точки зрения. Читатели также вскоре заметили, что в сюжетах Грабала появляются конкретные герои-поэты и художники, описанные настолько убедительно, что сразу внушался вопрос: Кто они на самом деле? Речь идет о продуктах фантазии Грабала, или о настоящих людях, создавших все эти произведения, о которых Грабал рассказывает?

Все они действительно были друзьями писателя, и действительно создали много интересных произведений. Первым из них был герой романа «Нежный варвар» график, живописец и поэт Владимир Боудник, на десять лет моложе Грабала, который трагически погиб в 1968-м году. Он стал известным прежде всего благодаря своей «активной графике», но также благодаря своим особым стихотворениям в прозе, в которых использовал мотивы тогда популярного сюрреализма:

Владимир Боудник: Корабль

На большом трансокеанском корабле готовились к торжеству.
Первому офицеру поручили покрыть набор конструкции белым сукном и к
потолочным лампам прикрепить трех высушенных альбатросов, которых
несколько лет назад нашли в каюте, где один лоцман в течение долгих
месяцев прятал свою возлюбленную.
Лампы загорелись светом полярной звезды, когда голубые альбатросы прервали
канаты и остались лежащими на досках пола с переломанными крыльями.
Среди экипажа присутствовал морской сатана, переодетый за шептуна.
Он быстро подскочил к альбатросам, выдрал у каждого из них перо и три раза
уколол себя в желтое уродливое сердце.
Запекшаяся кровь хлынула в пустые глазницы птиц и воплотила их в морские
чудовища с переломанными плавниками и острыми зубами.
Потом шептун подождал капитана.
Он позволил чудовищам убить в нем недоверчивость.
И когда капитан спросил, где альбатросы, он узнал, что пьяный первый
офицер им вдохнул жизнь и позволил им улететь.
Доверчивый капитан предложил обвиняемому устрицу и столкнул его в море.

Штурман боялся капитана.
Всякий раз, когда он рассердил его, он должен был проплыть мимо скал с
завязанными глазами и не наткнуться на них.
Это было жестокое наказание!
На корабле плыли пропащие люди, которым после смерти был назначен ад, если
они не откупятся на суше добрыми делами.
Пока что им не удалось приблизиться к берегу, к которому они могли бы
причалить.
В число пропащих людей входил и штурман.
В один прекрасный день экипаж сошел с ума.
Когда ветер утих, мимо них проходил корабль Летучего Голландца.

Сумасшедший лоцман нашел в трюме девушку, допивающую последнюю каплю
питьевой воды.
Он связал ее цепями и бичевал ее так долго, пока у нее из груди не
брызнуло молоко.
Лоцман остался в живых дольше всех.
Так по крайней мере твердят рыбаки, так как его труп единственный не был
истлевшим.

Другом на всю жизнь Богумила Грабала был музыкант и поэт Карел Марыско, ровесник Грабала, умерший в 1988-м году. Они вместе начинали писать стихи, и Марыско поэзию не покинул даже когда стал виолончелистом в пражском Национальном театре. До своей смерти он написал тридцать пять сборников стихов, но при жизни публиковал лишь одно избранное. Его стихи заинтересовали читателей, прежде всего, из-за везде присутствующего юмора:

Карел Марыско: Пропойцы

КРАСНЫЙ.......................................... вишневая наливка
ЗЕЛЕНЫЙ.................................................................абсент
КОРИЧНЕВЫЙ.............................................................ром
ЖЕЛТЫЙ.....................................................яичный ликер
СИНИЙ............................................................Curacao bleu
БЕЛЫЙ........................................................................водка

Не браните пропойц!
Они обожают искусство
И так как они не живописцы,
Они вставляют в свои глазницы стеклянные шарики
И после этого видят
Красные, зеленые, синие, желтые, белые и коричневые
Кубистические портреты и натюрморты,
Или сюрреалистические пейзажи.

Не браните пропойц!
Они обожают искусство
И так как они не живописцы,
Они, хотя бы, пьют краски
И наряжают свою серую фантазию
В
Красные, зеленые, синие, желтые, коричневые и белые
Трико.

Поэт Эгон Бонди выступает как герой сразу в нескольких романах и рассказах Грабала, и для широкой общественности он стал самым известным из всех друзей Грабала. Речь идет о философе Збынеке Фишере, который опубликовал целый ряд философических работ и под псевдонимом Эгон Бонди много шутливых, мистифицирующих стихотворений и несколько утопических романов. В настоящее время он живет в столице Словакии Братиславе.

Эгон Бонди:

Девица в доме

Когда пошли туманы, Эвридика вышла на двор. «Куда вы идете?» спросила она. «Мы идем домой спать», ответили туманы, «завтра мы снова придем». Так все повторялось в течение трех дней. На четвертый день туманы не ушли и Эвридику унесли с собой.

Жофия

Однажды ночью Жофия услышала в саду кошачий плач. Она вышла в сад и там нашла котенка, которого взяла в дом. Кошка превратилась в маленького ребенка и жила как человек. Когда ребенок подрос, он однажды ночью Жофию задушил. Однако про Жофию существует еще другая версия: Однажды ночью Жофия услышала в саду кошачий плач. Она вышла в сад и нашла на дереве маленького ребенка. Она взяла его в дом и воспитала его как кошку. Когда ребенок подрос, он однажды ночью ее задушил.

Лес

Однажды Наталия заблудилась в дремучем лесу. Она не могла найти дороги домой, поэтому вылезла на высокое дерево, чтобы переночевать. Ночью под это дерево пришел человек и кричал Наталии, чтобы она слезла вниз. Однако Наталия боялась и осталась на дереве. Утром она нашла дорогу домой. Это был сам Сталин.

15-10-2004