Горький блюз Йосефа Кайнара

20-02-2004

До конца 19-го века поэты печатали свои стихотворения в книгах. Песни и песенки в большинстве случаев никто настоящей поэзией не называл. В 20-м веке где-то на периферии стихосложения, где-то в кабаре, в кабаке, или в танцзале появился человек, который из простых слов песенки сделал что-то, что переросло кабаре, кабак, танцзал, и что этот мир вернуло поэзии вместе с его средой и публикой.

Одним из таких счастливцев в чешской культуре был также поэт, музыкант и карикатурист Йосеф Кайнар. Однако сферой его деятельности стал блюз - а блюз ведь всегда бывает горько-сладким, несчастно-счастливым, или грустно-смешным. Такой же неоднозначной была и сама жизнь Йосефа Кайнара.

Наголо стригли мальчугана
кудри падали на пол мертвея
кудри падали как розы в могилу
железный стул вертелся

Седые господа в зеркалах вокруг стен
только смотрели. Они только смотрели.
как мальчуган уже пойман и обманут
вместе с белой салфеткой, обернутой вокруг горла

Один из них, Хромой учитель игры на виолончели
засмеялся громко. И все задвигались
Он засмеялся громко, и это прозвучало
как кусок сырого мяса, который брякнулся наземь

Он родился в 1917-м году в моравском городе Пршеров в небогатой семье железнодорожника. С самого раннего детства у него обнаружили музыкальный талант, Кайнар начал учиться играть на скрипке, затем на рояле и, в конце концов, стал играть на гитаре. На гитаре он играл почти всю жизнь в любительском джазовом оркестре.

Однако в гимназии он особых успехов не добился, несколько раз проваливался, и его бывшие одноклассники часто вспоминали, как он однажды, после того, как его учительница вызвала к доске, навел на нее макет револьвера, от чего учительница упала в обморок. Однако, уже будучи гимназистом, Кайнар начал писать стихи и играть в джазовом оркестре. Само собой разумеется, что он начал писать чешские слова на английские джазовые мелодии, однако всю жизнь он тщательно отделял свои слова песен от стихов для печати.

Первый сборник стихов, названный «Истории и маленькие стихотворения» он издал во время Второй мировой войны, в 1940-м году. Во время войны он также стал членом известной «Группы 42», которая объединяла самых выдающихся писателей, художников и поэтов. Здесь он начал писать стихи в стиле цивилизма, стиля, сопоставляющего обыкновенную, будничную жизнь с таинственным и фантастическим миром, существующим в душе человека.

Французский поход тысячавосемьсоттридцатьпять
вошел в катакомбы христианской сектушки
смех из темноты в темноту и под мертвый язык обратно
это всегда кусок сырого мяса, который брякнулся наземь

Парикмахерский подмастерье смотрит на мальчугана
как маленький звереныш иногда смотрит на другого -
ещё не поймать, но уже рвануть кусок от чужого а все-таки...

Утром он ставит свой розовый бидон
на маленький примус - душегрейку-буржуйку
и поэтому всякие мысли подмастерья
всегда слегка направлены в сторону. И всегда слегка равнодушны

После войны Кайнар стал интересоваться театром. Его сотрудничество с новым пражским «Театром сатиры» началось с пьесы «Цирк жестяной», осмеивающей нацистскую идеологию. Эту пьесу Кайнар писал еще вместе с другими авторами, затем сам написал отличную сатирическую пьесу, вдохновленную творчеством французского писателя Альфреда Жарри «Убю возвращается, или требухи не будет», в которой он почти вещим способом раскрыл преступность и пустоту коммунистической идеологии. Однако вскоре обнаружилась двойственность характера Кайнара. После коммунистического путча в феврале 1948-го года Кайнар неожиданно изменил свои взгляды, и после сборника удивительных стихов «Новые мифы» издал два сборника позорных стихов, воспевающих чешскую и советскую коммунистическую партию и Сталина, «Великая любовь» и «Чешский сон».

Желание, чешущееся как прыщи под мылом
Желание чешущееся - из-за маленькой гардеробщицы
она сиживает в кафе под своими пальто
как под молодыми повешенными

Наголо стригли мальчугана
Глядеть на себя. Не сметь двинуться
Не сметь двинуться на железном стуле

Вот и его черед настал...

Кайнар затем долгое время работал журналистом, а также рисовал в газеты карикатуры. В конце 50-ых годов он снова стал публиковать. В свет вышли сборники стихов «Человека горько я люблю», и, прежде всего, сборники новых отличных стихов «Лазарь и песня» и «Мой блюз». В конце 60-х годов Кайнар впервые подготовил для печати сборник своих песенных текстов «Мисс Отис сожалеет...». Известный бард Владимир Мишик положил на музыку и напел также те стихи, которые Кайнар не предназначал для пения. Возникшая таким способом пластинка «Цыпленок в часах» до сих пор входит в число лучших чешских рок сочинений.

К событиям 1968-го года Кайнар отнесся также неоднозначно. В один день он, например, успел написать удивительное стихотворение «Панихида за Яна Палаха» о студенте, сжегшим себя в знак протеста против оккупации Чехословакии войсками Варшавского договора, и также принять пост председателя коллаборационистского «Союза чехословацких писателей». Однако на этом посту он слишком много работы сделать не успел. Йосеф Кайнар скончался неожиданно в ноябре 1971-го года в общежитии чешских писателей в замке Добржиш под Прагой.

20-02-2004