Конкурс красоты по Йиржи Гроссманну

21-12-2001

Подготовил Михал Лаштовичка.

На эстрадных комиков и певцов популярных песен литературные критики обычно не сосредотачивают свое внимание. Но если комик читает на сцене свои рассказы, которые почти все общество знает наизусть даже спустя тридцать лет после смерти их автора, и эти рассказы начинают появляться в очень серьезных сборниках чешской художественной литературы, в этом случае речь скорее идет о литературном явлении. Йиржи Гроссманн, о творчестве которого мы рассказывали летом в связи с 60-летием со дня его рождения, завершил свой жизненный путь рано.

Всего тридцатилетним он как раз тридцать лет тому назад, в декабре 1971-го года, умер от раковой опухоли лимфатических узлов. Несмотря на это, он оставил много десятков юмористических рассказов, которые он писал вместе со своим другом Милославом Шимеком, множество отличных слов на мелодии западных популярных песен, напетых или им самим, или другими выдающимися чешскими певцами и певицами, и несколько пьес, которые вместе с Шимеком в Праге ставил сперва в клубе «Олимпик», после в легендарном авторском театре «Семафор». Рассказы Йиржи Гроссманна слушают и знают наизусть даже те молодые люди, которые не могли автора видеть на сцене, так как в те времена они еще не родились. Это свидетельствует о том, что эти рассказы входят в классический фонд чешского литературного юмора. Рассказ «Конкурс красоты» для вас перевела Наталья Куфтина:

Конкурс красоты

Хорошо, что наш мир, хотя и погруженный в серьезные проблемы, единодушно воспевает женскую красоту. Например кино: фильм будет иметь успех, если предоставит зрителю возможность полюбоваться хотя бы в течение нескольких мгновений таинственными линиями женского тела, а иной раз и такими местами, которые до тех пор сорокалетнему зрителю были незнакомы и которые его будут приятно волновать. Или допустим портной: ему хочется продать платье и поэтому он старается сэкономить материал и скроить одежду таким образом, чтобы она более походила на витрину, чем на платье. Пришел конец бесконечным оборкам и льняным юбкам, не позволяющим взглянуть даже на пальчик дамской ножки. Настоящие почитатели обаяния прекрасного пола с удовольствием занимают места в жюри конкурсов на королеву женской красоты с тем, чтобы в конце конкурса выбрать Мисс, то есть даму что ни на есть самую красивую, интеллигентную и притягательную.

Точно также мы, научные сотрудники, вот уже второй год занимающиеся исследованиями полярных условий и арктических животных, прошлым летом, получив по почте февральский номер журнала Playboy, решили организовать конкурс и избрать королеву красоты экспедиции. Начальник нашей экспедиции, профессор Петр Сведберг, старый сухарь, правда, был против, и вместо этого предлагал пойти по следу снежнего человека, на который он наткнулся вчера, когда питался лишайником, но нас, молодых, в жилах которых при сорокоградусных морозах циркулировала горячая кровь, эта идея полностью захватила. С этого мгновения научный труд остался в стороне, и все мы жили конкурсом. Только профессор не участвовал в приготовлениях к конкурсу и демонстративно отправился по следам своей снежной химеры.

День конкурса был назначен на 20 июля. Телеграфист Вильямс уже в течение целой недели транслировал в эфир соблазнительные воззвания к местным жителям эскимосам с призывом участвовать в этом важном соревновании, что зачастую приводило к ссорам во многих чумах. Действительно, туземцы, наученные горьким опытом, смотрели на наше мероприятие с недоверием. Дело в том, что участники прошлой экспедиции П.П.Тайлора под весьма сомнительным предлогом прививки против укуса москитов, обесчестили женщин и девушек всей округи. Таким образом, в назначенный день в наш лагерь явилось всего лишь пять женщин, желающих участвовать в конкурсе. Одна из них пришла по ошибке, остальные из-за того, что последняя прививка против москитов им понравилась.

Главный организатор мероприятия геолог Винтерспун, рассчитывавший на участие, по крайней мере, пятнадцати красавиц, не потерял присутствия духа и пригласил на конкурс наших женщин, членов экспедиции. Этим самым ему удалось не только увеличить число участниц, но и шансы наших эскимосских красавиц, ибо наши сотрудницы в первую очередь были научными работниками. Особенно это касалось биолога Экертовой. В течение нескольких лет у нас часто возникала мысль, не мужик ли она. Но теперь, в крайней нужде, мы были рады, что комиссия в прошлом году признала ее женщиной. Винтерспун отвел девушек в чум, с самого утра обогреваемый метеорологом с такой энергией, что его древесная лягушка носилась в бутылке из-под огурцов как сумасшедшая. Из-за этого прогноз погоды для Европы на будущий месяц оказался под угрозой. Зато девушки при температуре минус двадцать градусов чувствовали себя великолепно и с удовольствием надевали купальники.

В то время, как комиссия садилась к столу, кандидатки постепенно поднимались на подмостки, где математик доктор наук Бало раздавал им номера. Когда астроном Шлегофер увидал, что купальник надела даже ассистент профессора Сведберга Ивонна, которую никак нельзя было назвать худенькой, он протиснул между девицами на подмостки двух своих дрессированных самок пингвинов, и тут же отдал за них свой голос. После первого круга, в котором определялась степень интеллигенции кандидаток, первое место, безусловно, завоевала биолог Экертова, прекрасно умевшая рисовать и писать, и таким образом сдавшая все экзамены на "отлично". И тут сразу все увидели, на что способна солидная женщина, научный работник, когда дело касается соревнования в красоте. Ее глаза за стеклами очков страстно блестели, и очевидно в первый раз в жизни она стала вертеть нижней половиной тела. Напевая мотив из оперы Кармен, биолог дважды соблазнительной походкой прошлась по сцене. Сначала она игриво потянула Винтерспуна за бороду, затем совершенно бесстыжим образом показалась жюри со всех сторон, после чего пришлось объявить перерыв на пятнадцать минут.

С фотографом Вагнером, почитателем античной красоты, случился нервный припадок, так что он не смог далее принимать участие в работе комиссии. Порядок мест быстро стал меняться. Занимавшая до сих пор первое место биолог Экертова попыталась удержать его при помощи танца. Ее тело сотрясалось от совершенно невероятных движений, напоминающих то ли эпилептический припадок, то ли ритуальный танец дикого племени по поводу солнцестояния. Однако жюри осталось холодным. Мерка 50, 110, 110 - здесь добавлять нечего. Таким образом, впереди Экертовой оказались даже пингвины, что весьма порадовало астронома Шлегофера. Он был очень застенчив в общении с женщинами, и успех интересных животных вызывал в нем определенную надежду. Конкурс подходил к концу и надо сознаться, что мы, организаторы, перестали справляться с возложенной на нас задачей. Мы начинали сожалеть, что профессор Сведберг до сих пор не вернулся из экспедиции.

Дело в том, что женщины и птицы на подмостках забыли о правилах честной игры, стали ругаться между собой, и хитрые эскимоски даже пытались сорвать с Экертовой купальник и этим самым окончательно исключить ее из соревнования. Жюри затем разбилось на фракции. Извращенные развратники в массовых масштабах стали отдавать свои голоса пингвинам, в то время как мы, более разумные, обдумывали каким образом побыстрее закончить этот скандальный конкурс. Однако внезапно и неожиданно конкурс прервался сам по себе. Распахнулась дверь, и появился снежный человек, ведущий на поводке профессора Сведберга. Мы остолбенели от ужаса. Этого наш шеф нам никогда не простит. Обнаженные женщины, на столах бутылочки, а он сам в удилах. В помещении стояла полная тишина, которую внезапно прервал снежный человек. Он бросился на подмостки, схватил в охапку Экертову и с криком "Вымирать не собираюсь!" скрылся в темноте.

21-12-2001