Незабываемая «Группа 42» или Чешский цивилизм

20-06-2003

«Литературу не возможно истребить. В катакомбах ей, конечно, не слишком хорошо, однако тренировка выносливости и упорства необходима. Как ни бессмысленно все это, для литературы это может быть более полезным, чем длительная конъюнктура. По крайней мере от нее отстанут все те, кто ее не носят в груди как единственный смысл своего существования.»

Эти отважные слова о литературе написал поэт, переводчик и спортсмен Ян Ганч в особо трудное время для чешской литературы - в 50-е годы. Тем, для кого литература является единственным смыслом существования, тогда удавалось выжить лишь при помощи объединения с другими художниками с похожей судьбой в различных художественных группах. Самая известная из них, которую помогал основать именно Ян Ганч, возникла уже во время Второй мировой войны в 1942-м году и в связи с этим фактом получила название «Группа 42». Вряд ли кто тогда ожидал, что ей придется предоставлять убежище опальным писателям еще через десять лет после окончания войны.

«Группу 42» основали молодые художники, не опубликовавшие еще ни одного произведения вместе с теми, которые до войны уже успели прославиться. «Группа 42» для чешского искусства открыла новый художественный стиль - цивилизм. Цивилизм искал вдохновение в поэтике современного города, в его скрытой жизни, наполненной фантазией и неожиданными событиями. Контраст между повседневной, будничной реальностью города и таинственными, удивительными событиями, происходящими в нем стал главной силой нового художественного направления.

Кроме Яна Ганча основоположниками группы стали: Людвик Кундера, отличный переводчик с немецкого и других языков, поэт, прозаик и литературовед, двоюродный брат всемирно известного писателя Милана Кундеры. Главными авторами идеи группы стали поэт и своеобразный художник, автор колляжей Йиржи Коларж вместе с поэтом и переводчиком Йосефом Гиршалом. Однако в группу входили не только писатели, одним из самых известных членов был иллюстратор и живописец Камил Льготак, или отличный фотограф Вацлав Хохола. Позднее присоединился к ней еще "Enfant terrible" чешской поэзии Йосеф Кайнар.

В Йосефе Кайнаре будто постоянно сражались два лица - он был способен совершать нечестные поступки и одновременно искупать их бескорыстной помощью другим. После оккупации Чехословакии в августе 1968-го года Йосеф Кайнар успел в один день написать панихиду за студента Яна Палаха, который сжег себя в знак протеста против вторжения войск и согласиться стать председателем коллаборационистского нормализационного Союза чешских писателей. Несмотря на все это, стихи Кайнара отличались особой художественной силой.

Йосеф Кайнар: Вы будете зла

Если он к вам вернется
Как вернулся ко мне
Спустя год - два,
Тихим, размякшим,
С глазами похожими на две черные дыры в стенке
С пуговицами оторванными -
Еще бы, известно,
Когда страсть охватит,
Кому там до ниточек -
Когда он вернется к вам
Как вернулся ко мне,
прогоревший как спичка,
вся душа помята,
словно эти письма, направленные не по тому адресу,
здесь рисовать больше нечего.

Это не то, что поднять вазочку
Стереть пыль с рояля
И снова поставить.
Былое нельзя воротить,
никогда.

Даже если бы вам миллион раз хотелось
Он знать не будет
С которой ноги встать.
А вы будете зла.

Из крана в вашей квартире будет капать
И этот звук заглушит каждое доброе слово
И цветы в окнах - для чего?
Даже слезами их не залить
А если, то они, бедняжки, погибнут
От этой горькой соли

Нет, вы не ждите,
Даже если он вернется,
Вы будете зла, так надо,
И это свято,
Черное ваше: аминь

Один из самых активных членов «Группы 42», Йиржи Коларж стал поэтом почти вопреки своему желанию. Он с молодости мечтал стать художником, и с этой целью помогал основать «Группу 42». Однако группа нуждалась в поэтах, живописцев и графиков в ней уже несколько было, и члены группы уговорили Коларжа писать стихи. Несмотря на то, что Коларж не переставал считать свое поэтическое творчество лишь временным, будучи членом «Группы 42» он написал пятнадцать сборников оригинальных и интересных стихов в стиле цивилизма:

Йиржи Коларж: Печень Прометея (отрывок)

- Тут паре лошадей с полутора центнером песка
было что делать,
Сказал этот мужчина, поднял кружку, обтер дно
Об скатерть и прежде чем напиться, добавил: Моя жена,
Не вру, была самой большой шлюхой в мире, она бы даже
С могилой в постель залезла, если бы такое было возможно.
Я нашел ее однажды ночью, она сидела на склоне
Насыпи в мокрой траве, ни жива, ни мертва.
Ей было всего лишь шестнадцать лет. Неподалеку от железнодорожных путей
кто-то лежал без движения, а теперь она - словно ягненок,
вы бы поверили?

Он робко посмотрел на меня мягкими
Голубыми глазами, глотнул пива, поставил
Кружку и маленьким кулаком с протянутым пальцем
Резко показал на пустой стул рядом с ним.
«Пей, и не пялься на нас как теленок божий!»
сказал и толкнул локтем в пустое пространство рядом с собой.
Мы сидели одни, но постепенно стал
собираться народ. Они постаивали и нерешительно
глядели издали. По столам пробегал ветерок.

Главной задачей «Группы 42», было предоставлять убежище и защиту чешским художникам в тяжелой для них период - во время Второй мировой войны. Похожая художественная группа образовалась также в моравском городе Брно. Она получила название «Группа РА», и ее члены занимались, прежде всего, творчеством в стиле сюрреализма. Некоторые ее члены, например отличный переводчик, поэт и критик Людвик Кундера, были членами обеих групп. Так как время художественной несвободы продолжалось и после окончания войны, «Группа 42» продолжала свою работу еще в 50-ые годы, когда ее членом стал также всемирно известный прозаик Богумил Грабал. Первые официальные публикации произведений членов «Группы 42» осуществились лишь в 60-ые годы.

20-06-2003