Рукописи Краловедворская и Зеленогорская - до сих пор не решенная историческая загадка

16-07-2004

Действительно удивительным явлением можно назвать национальное возрождение чешского народа. В середине 18-го века уже казалось, что чешский народ навсегда исчезнет с карты мира. Недалеко от Праги, в деревне Тупадлы дворянин Антонин Вейт в 1840-м году даже основал памятник умершему чешскому народу, строительство которого осталось незавершенным, так как чешский народ, вопреки ожиданию, «воскрес из мертвых». Первое поколение чешских просветителей, поколение ученых и историков, подготовило основу чешского самосознания - правила чешской грамматики и первое описание чешской истории, однако единственное, чего не хватало, это был оригинальный исторический письменный памятник, доказывающий древность чешского языка и культуры. То есть, нечто в духе чешского «Слова о полку Игореве», которое как раз в середине 19-го века приобрело известность также в чешской среде.

Церковь в городе Двур КраловеЦерковь в городе Двур Кралове Однако уже в сентябре 1817-го года в келье церковной башни в восточно-чешском городе Двур Кралове чешский журналист и писатель Вацлав Ганка именно такой памятник обнаружил. Найденная им рукопись казалась очень древней - минимум с 15-го века. Состояла она из семи пергаментных двухлистников, исписанных по обеим сторонам, содержащих 14 текстов, в том числе шесть эпических стихотворений, два лирико-эпических и 6 лирических стихотворений. Речь идет скорее о словах песен, чем о стихотворениях, так как из текста вытекает, что его следовало петь под аккомпанемент какого-либо струнного инструмента. В том же 1817-м году дворцовый служащий на замке Зелена Гора, Йосеф Коварж обнаружил следующую рукопись, состоящую из двух пергаментных двухлистников, на многих местах поврежденных. В следующем году он ее анонимно послал главному бургграфу чешского королевства графу Коловрату, который как раз основал новый «Музей королевства чешского».

Так как все дело произошло почти тайно, рукопись была временно названа «Суд Либуше». В ней описывается известный спор братьев Хрудоша и Штяглава, который решила княгиня Либуше в пользу младшего брата Штяглава. Старший Хрудош рассердился и сказал: "Вот что получается, если судит женщина! У нее длинные волосы, но короткий ум! Это позорно для нас, мужчин, слушаться девицы, которая, может быть, умеет прясть, но судить не умеет!" Княгиня после этого согласилась выйти замуж и уступить власть своему мужу - Пржемыслу, легендарному основоположнику чешского рода пржемысловичей.

Замок Зелена ГораЗамок Зелена Гора Лишь в 1859-м году историк Вацлав Владивой Томек определил место обнаружения рукописи, и рукопись была уложена в чешской национальной библиотеке под названием «Рукопись зеленогроская». Но как раз с этого начался спор, который длится до наших дней - спор о достоверности обеих рукописей. Первым, кто исследовал Рукопись зеленогорскую, был известный ученый, историк и лингвист Йосеф Добровский. К сожалению, по ныне уже не известной причине ему предложили лишь не слишком удачную копию, которую назвали оригиналом, и Добровский достоверность рукописи поставил под сомнение. Он просто назвал ее мазней.

По этой причине рукопись впервые была издана в Польше, однако, уже в 1858-м году подверглась острым нападкам достоверность первой рукописи, краловедворской. В одном австрийском журнале была опубликована анонимная статья, называющая обнаружителя рукописи, Вацлава Ганку, ее автором, и одновременно мошенником, устроившим весь обман. Вацлав Ганка на редактора журнала Куга подал в суд, и там обнаружилось, что статья была опубликована по политическим причинам по заказу австрийской полиции. Однако Ганку обвиняли в фальсификации рукописей несколько раз. Ганка был опытным поэтом, также как и славистом. Он интересовался русской культурой, встречался с Тютчевым, вел переписку с Пушкиным, который, кстати, по его совету собирался перевести Рукопись краловедворскую на русский язык, и, прежде всего, перевел на чешский язык «Слово о полку Игореве». Его лучший друг, писатель и редактор Йосеф Линда, автор исторического романа «Заря над язычеством», был назван соавтором текста Рукописей и также совиновником всего обмана.

Рукопись Краловедворская нарисованая МанесомРукопись Краловедворская нарисованая Манесом Однако настоящий скандал, связанный с рукописями, начался уже после смерти обоих обвиняемых, в 1886-м году. В этом году в спор включился будущий первый президент Чехословацкой республики, профессор Карлова университета, Томаш Гарриг Масарик. Он остро напал на достоверность обеих рукописей, и привел целый ряд доказательств, эстетических, лингвистических и химических, свидетельствующих о том, что речь идет о фальсификатах. Самые старые части текста якобы были написаны в 9-м веке, самые новые в 13-м веке. Вся рукопись должна была возникнуть немного позже, около 15-го века. Химический анализ подтвердил древность рукописи, Масарик однако доказал, что некоторые грамматические отклонения в рукописях тождественны с ошибками, которые в чешской грамматике допускал именно Вацлав Ганка. В заключение было дело закончено лишь административным путем. Мнение, что речь идет о фальсификатах, привилось, детей в чешских школах начали учить о неудачной попытке Вацлава Ганки и Йосефа Линды продлить исторический период чешского народа.

Рукопись Краловедворская нарисованая МанесомРукопись Краловедворская нарисованая Манесом Вопрос исторической достоверности рукописей снова был открыт в 1967-м году, когда чехословацкое правительство поручило Криминалистическому институту определить время возникновения обеих рукописей. В дело включился также известный историк и автор научно-популярных книг Мирослав Иванов, который обещал раскрыть всю правду о возникновении Рукописей. Криминалистический институт выработал документ, названный «Протоколы о расследовании рукописей с точки зрения науки», однако коллектив Мирослава Иванова, работающий в лабораториях института не рекомендовал публиковать их. Криминалистический институт отказался от сотрудничества с коллективом Иванова - и на этом все дело закончилось. В 1994-м году Протоколы были опубликованы в сокращенном виде, но уже в 1996-м году коллектив независимых ученых-историков опубликовал доказательства того, что рукописи возникли в 15-м веке. Ответа от официальной чешской науки пока нет.

16-07-2004