Вратислав Эффенбергер - чудовище, желающее быть очаровательным

19-09-2003

Когда в 1938-м году поэт и основоположник чешской сюрреалистической группы Витезслав Незвал, под давлением исторических событий и начинающейся войны, расформировал группу, многие ее члены назвали это решение преждевременным и необоснованным. Сюрреализму следовало еще сыграть значительную роль как во время оккупации Чехословакии немецкими фашистами, так и после войны, во время тоталитарного коммунистического строя, когда он представлял собой почти единственный противовес тривиальному и пошлому социалистическому реализму. В начале 40-ых годов сюрреализмом вдохновился молодой поэт, литературный теоретик и организатор культурной жизни Вратислав Эффенбергер, еще до начала войны возобновивший деятельность сюрреалистической группы и полных 45 лет стоявший, чаще всего в подпольных условиях, во главе чешского сюрреалистического движения.

Вратислав Эффенбергер родился в 1923-м году, и с самого детства проявлял талант к литературе и к изобразительному искусству. Живописью, в данном случае сюрреалистической, Эффенбергер как теоретик интересовался всю жизнь. Теоретические статьи об изобразительном искусстве оказались теми немногими книгами, которые ему удалось опубликовать при жизни. Кроме них он еще издал несколько статей об искусстве в различных журналах, несколько предисловий к монографиям известных сюрреалистических художников, и публикация его произведений на этом закончилась. После того, как он в 1977-м году присоединил свою подпись к известной петиции, направленной против тоталитаризма «Хартии 77», его творчеством почти исключительно интересовалась лишь тайная коммунистическая полиция.

Несмотря на это, творчество Вратислава Эффенбергера чрезвычайно богато. В течение жизни он написал восемь сборников стихов, например «Мать-земля», «Сердце, или облако», «Большая площадь свободы», «Соединение идей», «Незабываемая история» и другие. Кроме того, он написал почти двадцать пьес и сценариев для пантомимы, некоторые из них совместно с поэтом Карелом Гынеком: «Здесь проезжала дама», «Последний умрет с голоду», «Татарская святая», «Опасные дома», «Свадебный пир» и другие. Затем он написал также четыре текста, которое трудно определить по жанру. С формальной точки зрения речь идет о романах, однако сюжеты, персонаж и все остальное являются скорее пародией на формальную структуру романа. Сам Эффенбергер называл эти тексты «псевдо-романами». Речь идет о книгах «Медузы», «Мотив смерти», «Немного страха» и «Кнуты совести».

К сожалению, из этого количества книг до сих пор не было опубликовано почти ничего. В 1991-м году вышел в свет сборник самых необычайных текстов Вратислава Эффенбергера, на публикацию которых он сам даже и не рассчитывал, «Жестокость жизни и цинизм фантазии». Сборник содержит шестнадцать сценариев к фильмам, которые невозможно снять. Или почти невозможно. Как, например, обеспечить место действия: равнину, покрытую трупами актера Яна Вериха? Однако смысл данных текстов другой. Эффенбергер на принципе коляжа из ситуаций и понятий раскрывает настоящую, жестокую и в принципе удивительную суть ежедневной действительности. В его текстах встречаются исторические личности вместе со сказочными существами на фоне обыкновенной городской жизни. Некоторые псевдо-сценарии более отвечают представлению о киносценарии, некоторые скорее напоминают записи снов:

Я быстро шагаю по коридору в подвальном полумраке. Коридор наконец-таки расширяется, образуя какой-то театральный зал. Я еле-еле успеваю оглянуться, как вдруг меня хватает какая-то рука и тащит меня к освещенному подиуму. «Пожалуйте, пожалуйте, Недовшивин, мы ждем лишь вас!» - это А. И. Вышинский, его лицо кривится от злобной усмешки. Я пытаюсь стрясти Вышинского: «Это ошибка, я ведь никакой не Недовшивин...» Однако Вышинского уже полностью заинтересовало действие, происходящее на подиуме, на котором как раз Бухарин демонстрирует, как он душит Горького: обеими руками он стискивает горло старика, голова которого беспомощно болтается в воздухе. Вышинский вспыхивает: «Стоп! Бухарин, проклятый вы гибрид лисицы и свиньи, чего вы нам мутите голову? Вы ведь убили Горького при помощи длительных поносов!!» Бухарин на сцене отпускает Горького, пожимает плечами и собирается виновато исчезнуть в партере, где как актеры на репетиции сидят Рыков, Ягода, Крестинский, Раковский, Розенгольц, Иванов, Чернов и другие. Вышинский кричит на Бухарина: «Обратно! Необходимо уточнить ваше выступление с Недовшивиным!» Он тащит меня на подиум, куда возвращается Бухарин и откуда спускается Горький, поправивший уже свой воротник и теперь невменяемо оглядывающийся по сторонам. Вышинский забрался в суфлерскую будку, где схватился за либретто: «Итак, паршивый пес Недовшивин начинает: В 1921-м году я вступил в шпионские сношения...» Я тупо глазею на Вышинского : «Это ошибка. Я ведь родился в 1923-м году!»

Несмотря на то, что имя Вратислава Эффенбергера широкому чешскому обществу оставалось почти незнакомым, его друзья и сотрудники-сюрреалисты высоко ценили его образованность, талант, и, прежде всего, способность неутомимо организовывать культурную жизнь в самых тяжелых условиях политического гнета. Его друг и сотрудник, физик и литературный теоретик Франтишек Водак, который его в шутку прозвал «чудовищем, желающим быть очаровательным», о нем написал:

- Он был пленительной личностью. Его юмор был острый как бритва, способный разрушать одно табу за другим... Естественно, он бывал иногда и строгим учителем с розгой. Его нравственные требования были почти апостольскими. Все же, несмотря на очарование его личностью и творчеством я был неспособен усвоить одну его прихоть: отношение к «ленинскому марксизму».

Несмотря на то, что коммунистическое правительство считало Эффенбергера опасным врагом и запретило ему публиковать свои произведения, Эффенбергер постоянно называл себя настоящим марксистом, и всех коммунистических правителей, начиная с Гусака и кончая Брежневым, считал предателями и изменниками чистой идеи коммунистического равенства и братства.

Это и был главный смысл почти неограниченной фантазии его псевдо-сценариев: Мир, в котором все возможно, одновременно является миром, в котором ничто не имеет смысла и цены, даже сама жизнь человека. Вратислав Эффенбергер скончался в 1986-м году, однако, большая часть его творчества до сих пор ждет опубликования

19-09-2003