Чешские спортсмены могли играть на Западе и до Бархатной революции

10-11-2004

Бархатная революция 1989 года, 15-летнюю годовщину которой мы отметим 17-го ноября, повлияла практически на всю общественную деятельность, в том числе и на спорт. Что изменилось в жизни чешских спортсменов после падения коммунизма, и с какими проблемами они сталкивались до ноябрьских событий 1989 года?

Профессионализм, спонсоры, агенты игроков, возможность развивать карьеру за границей - все эти понятия в чехословацком спорте до ноября 1989 года были практически неизвестны, или, по меньшей мере, нежелательны. Изменение политического режима принесло открытие границы для спортсменов, конец игры в любителей и образование системы спортивно-торговых компаний.

Нашим сегодняшним собеседником является зампредседателя Чешско-моравского футбольного союза Ярослав Вацек, который до 1989 года возглавлял государственное предприятие «Прагоспорт», которое как единственное в Чехословакии занималось организацией зарубежных стажировок чехословацких спортсменов.

«Самая большая разница между тогдашним и сегодняшним спортом, на мой взгляд, заключается в том, что в те времена для позиции каждого вида спорта самой важной являлась политическая точка зрения, то есть, какую поддержку для его развития оказывала тогдашняя коммунистическая власть. Экономическая точка зрения и то, каких результатов спортсмены достигали, было второстепенным».

Самыми поддерживаемыми были футбол и хоккей, традиционно самые популярные виды спорта в Чехословакии. Но, в отличие от сегодняшних дней, большое внимание представители коммунистического режима уделяли, например, фигурному катанию. По словам Ярослава Вацека потому, что оно было очень популярно среди номенклатурных кадров. И каким видам спорта, наоборот, жилось несладко?

«К таким «неприемлемым» видам спорта относился, например, гольф, или бейсбол. Эти виды спорта считались неблагоприятными для социалистического общества. К ним можно присоединить и теннис. Он, с одной стороны, у нас был очень популярный и гордился большой традицией и историей. Однако тогда поддерживали только игроков на самом высоком уровне, которые на международном поле делали хорошую рекламу коммунистическому режиму. Но не было инвестиций в развитие тенниса, чтобы к нему не появился массовый интерес».

Все виды спорта в тогдашней Чехословакии были финансированы из бюджета Чехословацкого союза по физкультуре. Деятельность отдельных спортивных союзов была полностью зависима от центральных субвенций, несмотря на то, сколько они сами могли теоретически заработать. Любое влияние рыночных механизмов было элиминировано.

К тому же, официально до 1989 года все чехословацкие спортсмены являлись любителями.

«Все спортсмены на высшем уровне являлись формально работниками каких-нибудь организаций - армии, подразделений министерства внутренних дел, управлений по образованию, или их работодателем был какой-нибудь большой завод - пражское ЧКД, металлургические и другие заводы. Спортсмены от этих организаций получали зарплату, однако, они полностью занимались только спортом. В принципе, это был своего рода скрытый профессионализм».

Хотя зарплаты спортсменов, по словам Ярослава Вацека, тогда были по сравнению с окладами в сегодняшнем спорте маленькие, например, лучшие футболисты и хоккеисты получали денег в 3-4 раза больше тогдашнего стандарта.

Сегодня любой чешский спортсмен может уйти за границу. В основном, лучшие футболисты и хоккеисты играют не в чешских клубах, а в зарубежных, где они получают гораздо больше денег и где условия для игры и тренировок намного лучше. Раньше о таких возможностях игроки могли только мечтать, хотя, по словам Ярослава Вацека, и при коммунистическом режиме некоторые спортсмены могли выступать за западноевропейские клубы.

«Некоторым спортсменам или тренерам повезло в том смысле, что они могли применять свое умение на свободном западном рынке. Однако об этом решали не они сами. Решение о направлении игрока за границу принимали чехословацкие органы. Тем не менее, надо подчеркнуть, что те, кому позволили уйти, в подавляющем большинстве случаев в свободной западной конкуренции отличились. Они, таким образом, делали хорошее имя Чехословакии, которую на Западе не воспринимали как страну с таким строгим железным занавесом, как, например, ГДР, спортсмены которой никогда не могли выступать в западных странах. Однако никогда туда не отправляли молодых многообещающих игроков. Всегда на Запад уходили спортсмены, находящиеся, скорее, в конце карьеры».

В 1970-1980 годы за пределами Чехословакии официально выступало одновременно около 20-30 спортсменов, не включая, конечно, эмигрантов. В конце 1980-х годов это число повысилось до 300-400 человек. Для коммунистической Чехословакии это было выгодно не только как хорошая реклама, но и как источник западной валюты, которой никогда не хватало. Каждый спортсмен, выступающий за границей, должен был платить государству 30 процентов от своего заработка.

Ярослав Вацек в конце 1980-х годов возглавлял предприятие «Прагоспорт», которое организовало выезды чехословацких спортсменов на Запад.

««Прагоспорт» был основан в апреле 1967 года, как учреждение чехословацкого союза по физкультуре особого назначения, целью которого являлось без шума отправлять чехословацких спортсменов и тренеров в так называемые капиталистические страны, что было в прямом разногласии с коммунистической доктриной. Но, как я уже сказал, для Чехословакии это было выгодно».

Одним из первых, кто в рамках «Прагоспорта» ушел за границу, был в сентябре 1967 года хоккейный тренер Карел Гут, бывший отличный игрок. Его отправили в Западную Германию. Еще один блестящий хоккеист Аугустин Бубник в то время стал тренером в Финляндии. Недавно скончавшийся тренер Иван Глинка благодаря «Прагоспорту» смог в начале 1980-х годов выступать как игрок в заокеанской НХЛ. Правда, тогда он уже был за зенитом своей карьеры. Из знаменитых футболистов следует отметить имя Антонина Паненки, который свою блестящую карьеру закончил в Австрии.

Проект, который предприятие «Прагоспорт» осуществлял, был исключительным в рамках лагеря социалистических стран. В середине 1980-х годов, по словам Ярослава Вацека, им даже заинтересовались советские экономисты.

«Бывший Советский Союз, посредничеством своего посольства, начал изучать эту систему. На основе опыта «Прагоспорта» во второй половине 1980-х годов начали уходить на Запад первые советские спортсмены, как, например, хоккеист Якущев. Таким образом, скоро на Западе советские игроки стали большой конкуренцией для наших спортсменов».

10-11-2004