О том, как чешский актер Ярослав Войта исполнял роль святого Микулаша

23-12-2001

Отличный чешский довоенный актер Ярослав Войта стал широко известен прежде всего благодаря своим ролям простоватых, но добросердечных стариков. Поэтому его можно считать самым подходящим для роли святого Микулаша. Праздник святого Микулаша, когда чешские дети получают в подарок сладости, уже прошел, но впереди Новый год и многие папы будут переодеваться Дедом Морозом, чтобы повеселить своих детишек. Поэтому рассказ Ярослава Войты о том, как он сам однажды в своей семье исполнял роль доброго святого, будет весьма поучителен. Перевод Михала Лаштовички:

В один декабрьский день дедушка пришел домой с большим пакетом, в котором находился наряд святого Микулаша – то есть риза, митра, белая борода, посох... Так как дедушка Ярослав Войта был по профессии актер, внуки за ним очень любили наблюдать. Они приходили в ужас от его длинных театральных монологов и странных высокопарных слов.

Тогда, накануне праздника святого Микулаша, в дедушкину комнату проскользнул маленький Юра. Он незаметно остановился у дверей и удивлялся, какие странные слова, касающиеся интимной семейной жизни, дедушка произносит. Дедушка немного измененным голосом упрекал детей и внуков в их грехах, требовал обещаний, что это больше не будет повторяться, а то щедрая рука Святого Микулаша останется пустой. Юра следил за тем, что собственно происходит, и больше всего его заинтересовала длинная и закрученная палка, лежащая на диване... Однако он воспользовался привилегией детей и задал вопрос: «Что ты делаешь, дедушка?» Дедушка решительно засунул бумажку в карман, посох спрятал за шкаф и вытолкнул Юрочку из комнаты: «Это ничего, Юрочка, я учу... знаешь... ээээ... роль короля, для театра!»

Дедушка потом своему зятю сообщил, что детям сделает сюрприз в виде люкс Микулаша. Он признался , что случилось, но добавил, что этот ребенок ни о чем не мог догадаться, так как он классно менял голос. Зять обрадовался, что к детям придет Микулаш, и по этой причине подарил дедушке бутылку коньяка, для того, чтобы его выступление было удачным. Благородный даритель еще несколько минут разглагольствовал на счет качества и аромата подаренного коньяка, так что дедушка не выдержал и подвинул праздник Микулаша вперед, и бутылку с этикеткой «Наполеон» открыл. В дружеской беседе они потом готовили подарки и беседу с внуками.

Все обитатели дома на улице Вояна славятся большим чувством юмора. Поэтому зять решил оживить приход Микулаша и стал учить маленького Юру разным подходящим стишкам. Он возлагал большие надежды на поэзию такого типа: «Здравствуй, здравствуй Микулаш, а конфеты ты мне дашь?» Стихи должны были избавить маленького Юру от застенчивости и робости, и может быть, сделать более человечным приход щедрого старика. Итак, наступил вечер накануне праздника святого Микулаша, Юрочка зубрил стишки, и вокруг стола собралась детвора своя и чужая, родители и друзья.

Респектабельный Микулаш, без сопровождения ангела и черта, вошел и обратился к присутствующим. Подопытный Юрочка, подсмотревший репетицию, проинформировал собравшихся: «Это король!» Ему сделали замечание, и он исправил положение: «Здравствуй, дедушка!». Такие мелочи святой еще достойно преодолел и продолжал свое представление: «Я слыхал, Леночка, что ты берешь у папы в мастерской кисточки, и потом ими рисуешь на стене... Этого делать нельзя! Обещай, что ты больше этого делать не будешь!» Испуганная Лена, дошкольник, отвела свой взор от короба с подарками и с детской простотой стала каяться: «Да!» Микулаш укорял, и требовал обещаний морали. Юрочка, который был уже немного запутан дедушкиной церемонностью, спросил: «Откуда этот Микулаш может все это знать?»

Отец, сидящий рядом с ним, тыкал в него зубочисткой и шипел: «Нуу... скажи... как я тебя учил.... Здравствуй, Микулаш... нууу...»

Юра молчал. Микулаш уже закончил допрос и собирался стать щедрым, но неожиданно посмотрел на стол. А на столе стоял его подарок, бутылка коньяку и зятек как раз наливал себе и дяде Ване. Нечто такое рассердило бы даже непьющего святого. Микулаш разозлился: «А тебе, папенька, тоже не надо брать у дедушки коньяк, который он получил от Микулаша. Это неприлично. Закупорь хорошенько бутылку и раскайся!»

Грешники стали притворяться, будто они действительно жалеют своих поступков, но у святого вдруг изменился голос, и он начал укорять общество уже как дедушка. И теперь Юрочка решил, что наступил подходящий момент: «Здравствуй, здравствуй, Микулаш, а конфеты ты мне дашь?» Стих прозвучал так настойчиво, что дедушка окончательно сбился с колеи. Он прикусил губу, сотрясаясь от смеха, и сказал: «Погоди, Юрочка, шалун эдакий, увидишь, я это обязательно скажу святому Микулашу!» И так как взрослые валились от смеха, дети направились к коробу с подарками. Микулаш раздал подарки в рекордный срок и смылся, чтобы вновь принять земной облик, и главное, чтобы не лишиться своего коньяка. Через несколько минут он пришел уже как дедушка, и воскликнул: «Ну, дети, вот я и вернулся из театра. А знаете вы, что я в нашем квартале встретил Микулаша? Он к вам случайно не заходил?» А Юрочка его спросил: «Дедушка, ты мне дашь эту длинную палку, да?»

23-12-2001