Адвокаты-иностранцы в Чехии

26-10-2004

Несколько лет назад, когда в Чехию даже не вереницей, а целыми толпами устремились иностранцы из Восточной Европы, открывавшие здесь фирмы и получавшие на этом основании вид на жительство, чешские коллеги посоветовали российским адвокатам Зое и Юрию Кирюшиным открыть практику в Праге. «Вон сколько здесь русских»... Тогда они скептически отнеслись к предложению. Но сегодня адвокаты Кирюшины не только члены Адвокатской палаты Москвы, но и Чешской адвокатской палаты. Кому помогают адвокаты-иностранцы? Об этом наша сегодняшняя рубрика «Тема дня».

Логотип Чешской адвокатской палатыЛоготип Чешской адвокатской палаты Как объяснили мне Зоя и Юрий Кирюшины, в мире статус адвокатов-иностранцев примерно одинаков. Им разрешается практиковать по своему национальному праву и по праву международному. То есть наши собеседники, прежде всего, консультируют по российскому и международному праву. Трудно ли начать работать адвокатом в чужой стране?

- Юрист, который намерен практиковать в Чехии, во-первых, должен иметь статус адвоката у себя на родине. Кроме того, он должен сдать специальный экзамен.

- Интересно, а кому в Чехии может понадобиться консультация по российскому праву? Чехам, русским?

- Прежде всего, нашими клиентами являются чешские фирмы и граждане. В последнее время чешские бизнесмены стали интересоваться не только чисто торговыми отношениями, они предпочитают вести бизнес в России через открытие там представительств своих фирм или даже путем учреждения российских юридических лиц. Понятно, что им нужно познакомиться с правилами, по которым они будут работать в России. Уже в Чехии они могут ознакомиться с российским законодательством, которое их может интересовать, и впоследствии получить практическую помощь и на территории России.

Адвокаты Кирюшины говорят, что чешские и российские предприниматели до сих пор нередко совершают одну и ту же ошибку: заключают контракты с неизвестными партнерами, забывая о юридической защите своих интересов. А потом ищут юриста в чужой стране, а тот может помочь уже лишь на стадии судебного разбирательства, на стадии исполнения арбитражного решения. А ведь гораздо выгоднее с самого начала правильно построить отношения с заграничным партнером, чем потом взыскивать с него долги в другом государстве.

В последнее время и чешским гражданам все чаще требуется юридическая помощь в связи с их пребыванием в России. Недавно адвокатам Кирюшиным довелось пообщаться с профессиональным чешским спортсменом, заключившим контракт с российским клубом. При подготовке контракта спортсмен не обратился за консультацией к компетентному юристу, и вот итог - сейчас он не может заниматься своей профессией, связанный кабальным контрактом. Вполне вероятно, что теперь ему придется обращаться в российский суд.

- Мы не можем не уделять внимания и нашим многочисленным соотечественникам, у которых проблемы возникают как здесь, в Чехии, так и у себя дома на родине. В основном, мы занимаемся брачно-семейными делами, проблемами имущественного характера и заграничными наследственными делами, по которым мы имеем самую большую практику,

- говорит Юрий Кирюшин, который много лет специализировался по таким делам на разные страны в «Инюрколлегии».

- А уголовными делами вам тоже приходится заниматься?

- В уголовном процессе адвокату-иностранцу не предоставляется права непосредственно участвовать в качестве защитника. То есть к участию в следственных действиях, в судебном процессе может быть допущен только местный адвокат. А как реально быть, если иностранец-обвиняемый уже несколько дней или даже недель содержится под стражей, а назначенный ему адвокат не удосужился прийти для встречи в следственный изолятор?

Недавно к адвокатам Кирюшиным обратились родственники человека, попавшего в такую ситуацию. Он провел в Праге полтора месяца вместо трех дней, как планировал.

- Он, безусловно, был виноват. Приехав в Прагу туристом на 3 дня, принял за вечер изрядное количество спиртного, устроил дебош в гостинице, оказал сопротивление приехавшему наряду полиции, даже ударил одного из полицейских. Когда он пришел в себя в изоляторе и узнал, что ему грозит до 3 лет заключения, он был просто в отчаянии. А назначенный адвокат не спешил встретиться с ним.

Как говорят наши собеседники, адвокаты по назначению, или как это здесь называется, ex-offo, практически во всех странах грешат не слишком внимательным отношением к своим клиентам. И Чехия в этом смысле не исключение.

- И что же вы предприняли в случае с дебоширом?

- Пришлось договариваться с нашим чешским коллегой, чтобы он срочно принял поручение на защиту. В результате наших совместных усилий суд ограничился выдворением нашего соотечественника - это и было уголовным наказанием.

Зоя Кирюшина подчеркивает, что непосредственный контакт с клиентом очень важен. На эффективность защиты может повлиять не только незнание клиентом чешского языка, но и незнание адвокатом менталитета клиента, среды, в которой он вырос. Вот, например, случай с выходцем из Южного региона России.

- В этом году по просьбе отбывающего срок осужденного соотечественника пришлось изучать его дело. Дело рассматривалось судами трех инстанций, которые признали человека виновным, не обнаружили смягчающих вину обстоятельств и приговорили к длительному сроку лишения свободы. Осужденный считал, что приговор ему был вынесен необоснованно, был крайне недоволен местными адвокатами, осуществлявшими его защиту.

Адвокаты Кирюшины изучили его дело, но помочь осужденному уже было невозможно.

- Возможно, он не прав в оценке работы чешских адвокатов: понятно недовольство человека, осужденного на длительный срок. Видимо, свою роль сыграло и отсутствие необходимого понимания и доверительных отношений, без установления которых невозможно полноценное осуществление защиты. Но на момент обращения помочь осужденному мы уже не могли...

- Юрий, а можете вспомнить самое интересное дело из вашей пражской практики?

- Нас удивительным образом, через интернет, разыскала в Праге российская гражданка, проживающая за многие тысячи километров отсюда. У нее была очень сложная проблема. Внезапно умер ее муж, с которым она не состояла в зарегистрированном браке, и это практически лишало ее права на все имущество, которым она владела совместно с покойным мужем, и на долю в его наследстве, хотя и прожили они чуть не десять лет вместе и имели совместного ребенка. На наследство претендовали многочисленные родственники, из-за чего эта женщина могла получить только пятую часть имущества для их совместного ребенка. В России дело имело затяжной характер. Но она нам сообщила, что когда-то она с гражданским мужем была в Чехии, и здесь в православной церкви их обвенчали. Этот эпизод нам показался важным, поскольку в 1992 году чешским парламентом была принята поправка к закону о семье, которой восстанавливался статус церковного брака, не признававшегося в период коммунистического режима в стране. В результате проделанной нами работы брак был признан по чешским законам, и было выдано свидетельство о заключении брака. Российский суд также признал действительность заключенного за границей брака и, соответственно, право вдовы на половину всего совместно нажитого имущества и на долю из другой половины, являющейся наследством ее мужа.

Спасибо Юрий, спасибо Зоя, напоминаю, что в гостях у Радио Прага были российские адвокаты Кирюшины, являющиеся членами Чешской адвокатской палаты.

26-10-2004