"Белый круг безопасности": всегда на стороне жертвы

12-10-2004

Сегодня в рубрике «Тема дня» мы поговорим о домашнем насилии. В собеседники мы выбрали Петру Витоушову, президента чешской некоммерческой организации «Белый круг безопасности», оказывающей всестороннюю помощь жертвам уголовных преступлений. В том числе, и жертвам насилия в семье.

Когда говорят о домашнем насилии, я все время вспоминаю мою соседку по подъезду, жившую прямо напротив нас. Сейчас она на пенсии, живет одна - муж и сын умерли. И, по-моему, эти одинокие годы - самые счастливые в ее жизни. Муж, а потом и сын, когда подрос, отравляли тете Розе жизнь как умели: напивались до белой горячки, били ее, выгоняли из квартиры. Помню, что на похоронах сына, вскоре после отца умершего от рака, тетя Роза не проронила ни слезинки. И осуждать ее нельзя.

Для русских домашнее насилие - это насилие, прежде всего, физическое, чаще всего сопровождающееся алкоголизмом одного из членов семьи. Однако, как заверила меня Петра Витоушова, понятие домашнего насилия нужно рассматривать гораздо шире. Насилие начинается тогда, когда у человека, живущего с вами под одной крышей, входит в привычку оскорблять вас, унижать при посторонних, проявлять по отношению к вам собственнические чувства, ревновать, запрещать вам общаться с друзьями и родственниками, контролировать ваши финансы. Избиения, можно сказать, - это уже вторая стадия, вторая битва на поле домашнего насилия, ставящая в опасность ваше здоровье. Это значит, что первую битву, когда речь шла о защите вашего человеческого достоинства, вы уже проиграли.

- За пять лет нашей работы, а начали мы в 1991 году, мы выяснили, что 40 процентов наших клиентов, то есть каждый третий из тех, кто к нам приходит, жертва насилия со стороны близкого человека,

- говорит Петра Витоушева.

Сегодня, когда «Белый круг безопасности» работает уже 13 лет, жертвой домашнего насилия является каждый второй клиент Петры Витоушевой и ее коллег. И не потому, что выросло число домашних агрессоров. Просто теперь об этом больше говорят, и все больше людей находят в себе смелость признаться, что дома у них не все в порядке.

- Мы не единственные, кто занимается проблематикой жертв домашнего насилия в Чехии. Существует сеть специальных приютов, активны и женские организации. Но, как вы понимаете, помощь они оказывают только женщинам. Мы же оказываем помощь жертвам насилия, независимо от их возраста и пола. Помогаем мужчинам, помогаем пожилым людям, которые страдают по вине детей.

В 2001 году «Белый круг безопасности» открыл в помощь жертвам насилия в семье горячую линию «Дона». За 30 месяцев своей работы она приняла около 10 тысяч звонков со всей республики. Иными словами, сотрудники «Доны», а все они высококвалифицированные психологи, психиатры и юристы, отвечают на вопросы звонящих каждые 2 часа.

- Мы хотели, открывая эту линию, сократить стадию смирения жертвы с насилием в семье, и это нам удалось. В 2000 году мы знали, что средняя продолжительность этой стадии 6 лет, только по прошествии этого времени жертвы начинали обращаться за помощью. И 6 лет - это только в среднем, были у нас в практике и 40-летние случаи. Линия «Дона» сократила период молчания жертвы до 1 года,

- с гордостью говорит президент «Белого круга безопасности» Петра Витоушева.

Три года назад голландцы в подробностях изучили феномен домашнего насилия в своей стране. И выяснили, что на первых стадиях - психического террора, среди жертв насилия преобладают мужчины. Но чем ближе дело к насилию физическому, тем более незавидна участь прекрасного пола.

- Для домашнего насилия характерно, что оно повторяется и нарастает. Это не брак по-итальянски, когда двое выясняют отношения, бьют тарелки и вымещают, таким образом, свои негативные эмоции. В домашнем насилии явно проявляется неравновесие: партнеры в неравном положении, один причиняет вред другому. И постепенно напряжение растет.

Сначала следуют посягательства на человеческое достоинство партнера, потом на его здоровье, а заканчивается все посягательством на его жизнь. Поэтому очень важно вовремя остановить насилие, - подчеркивает наша собеседница. Пока у жертвы есть еще силы сопротивляться.

- Этим людям нужно, чтобы их убедили в том, что это не та жизнь, которую они заслужили. Что в последующем ситуация будет только усложняться. Что нужно искать поддержки в кругу друзей. Заметьте, что домашний агрессор часто стремится оборвать дружеские и родственные связи своего партнера. И когда насилие перешагивает все возможные рамки, жертва остается с ним один на один.

Печальная особенность Чехии в том, что во многих семьях, где практикуется насилие над партнером, растут дети.

- Домашнее насилие затрагивает минимально 16 процентов чешского населения. И в 84 процентах таких семей есть дети. Это высокая цифра. Наблюдая за поведением родителей, дети с малолетства примеряют на себя роли жертвы или мучителя. И очень часто играют эти роли всю жизнь.

Как спасти себя и ребенка? Выход один - уйти. Но куда? Петра Витоушева говорит, что проблема обеспечения временной защиты жертвам домашней агрессии в Чехии стоит очень остро. И хотя в стране открыто порядка 140 государственных и негосударственных приютов, в основном, они рассчитаны на бездомных и женщин с детьми.

Но все-таки, хотя и медленно, в Чехии растет число специальных учреждений для жертв домашнего насилия. С засекреченными адресами, с терапевтическими программами не только для самих убегающих из дома, но и для их детей. Но приюты не резиновые: в итоге некоторые клиенты «Белого круга безопасности» вынуждены первые дни после ухода из дома проводить на койке в приюте, а потом, в ожидании развода и раздела жилья, ютиться у родственников.

А как насчет помощи самим домашним тиранам? В Америке и Швеции уже додумались до специальных терапевтических программ и для них Планирует ли ваша организация оказание подобных услуг, спросила я у Петры Витоушевой.

- Мы организация для жертв, мы выслушиваем одну сторону. Мы не полиция, чтобы решать, что объективно привело к совершению преступления. Наша задача - усилить позиции слабой стороны.

12-10-2004