Чешская «new wave» в Москве

13-05-2008

Нельзя сказать, чтобы русские фильмы были популярны в Чехии, примерно так же дела обстоят и в России, где современное чешское кино не знакомо массовому зрителю. Поэтому популяризация чешского кино, в особенности его золотого фонда, есть начинание, попадающее на благородную почву. С 11 по 18 мая в Москве начинается проект, посвященный чешскому киноискусству. Он будет состоять из киноцикла «Золотые шестидесятые», проекта под названием «Феномен «68» в чешской культуре», лекций, семинаров, а также встреч с чешскими экспертами.

Весь март и апрель картины из этого цикла уже демонстрировались в Центральном доме художника и в Музее кино. А сегодня мы беседуем с чешским киноведом и киноисториком Галиной Копаневой, которая как раз приглашена в этот проект для встреч с любителями редких фильмов.

«Я буду комментировать 10 картин, вести круглый стол по теме «новой волны» и беседу о творчестве писателя Йозефа Шкворецкого, который был близок со многими режиссерами «новой волны», писал сценарии и сотрудничал очень активно...».

Золотой эрой чешского кино признаны именно 60 годы, это как раз время так называемой «новой волны», которая перевернула кинематограф во всей Европе, а точнее – обновила европейский киноязык. И именно это время породило яркие индивидуальности в кино.

Маркета ЛазароваМаркета Лазарова - Какие фильмы избраны для московкого киноцикла и какую именно тенденцию «новой волны» они отражают – кинопрозу, кинодокументалистику или кинопоэзию?

«Допустим, несколько лет назад все критики решили, что лучшая чешская картина всех времен – это «Маркета Лазарова», которую снял Франтишек Влачил, переложив на язык кино очень оригинальный текст писателя Владислава Ванчуры. Так вот, он к новой волне отношения не имел вообще. В картине преподносится оригинальный взгляд на Средние Века».

- А если мы поищем характерные черты чешского кино, в особенности чешского кино 60 годов, какими ключевыми словами все это можно описать? Мне, например, кажется, что комедии абсурда и так называемые «сумасшедшие комедии» как раз отражали чешский менталитет и составляли большую часть «золотого кинозапаса»...

Похождения одной блондинкиПохождения одной блондинки «Очень трудно сравнивать Формана с Верой Хитиловой в 60 годы. Хитилова сняла «Маргаритки», и там в главных ролях были неактеры, она замечательно сманипулировала персонажами этой картины и создала такой поэтический реально-нереальный мир. А Форман в своих первых картинах «Черный Петр» или «Похождения одной блондинки» все-таки придерживался точного вопроизведения взаимоотношений героев в созвучности с той социальной средой, из которой они происходили. Эвальд Шорм, например, видный режиссер этого времени (его считали идеологом, философом всей этой группы его соучеников) работал исключительно с актерами, и ему тоже удавалось необыденно выражать то, что его интересовало. Не говоря о том, что он начинал как документалист, и в нем тоже сильно было развито чуство реальности среды, персонажей и их поступков.

ШвейкШвейк - А как же Менцель или, допустим, Ян Шванкмайер, который вообще всех переплюнул со своими пластилиновыми ужасами? Это ведь абсурд?

«Ну, что такое абсурд? Допустим, в 60 годы в театре «На Забрадли» ставили пьесы Вацлава Гавела, которые тоже были в линии абсурдного театра. Вот гоголевский «Ревизор» – это реальнось или не- реальность? Я видела много постановок, и почти все они доходили до абсурдных тонов...»

- Может быть тогда ключевым словом станет «комедия»?

КарамазовыКарамазовы «Что касается комедии, то в чешском кино эта традиция бесспорно очень сильна, и была сильна еще до войны. Но конечно комедии 60 годов уже сильно отличались от тех, довоенных, которые были более примитивны. Иностранцы, которые в те годы смотрели чешское кино, говорили, что это поколение как-то объединяет Гашека и Кафку. Романы Кафки – это абсурд, а Гашек – это ирония, сатира и, вобщем-то, такой плебейский тип юмора. Эти два источника в чешском кино чувствуются до сих пор, оригинально осмысленные и относящиеся, конечо, к другим делам, нежели тем, что волновали когда-то Кафку или Гашека».

- И что Гашека и Кафку до сих пор «мусолят» в чешском кино? Или появляется что-то новое, но в то же время характерное?

Сельский учительСельский учитель «Сейчас повторить кино 60 гг. просто невозможно, потому что главный критерий постановки картины – это возврат денег, которые были вложены в производство. А чешская публика никогда не может оплатить картину, которая рассчитана на более интеллектуального зрителя. Поэтому авторских картин в чешском кино появляется очень мало, но все равно они есть. Вот сейчас начинается сезон 2008, а я уже видела две прекрасные картины – «Карамазовы» Петра Зеленки и «Сельский учитель» Богдана Сламы. Это картины надстандартные, которые не будут оскорблять интеллектуалов, в то же время их с удовольствием посмотрит и более широкая публика, и поймет, в чем дело».

Напомним также, что в рамках проекта будут объявлены результаты конкурса переводов. 21 мая лучший переводчик отрывка из романа Шкворецкого «Трусы» будет награжден поездкой на летний курс чешского языка в городе Подебрады. А с 1 мая по 30 сентября будет проходить конкурс фотографий, посященных чешской культуре. Поклонники чешского языка смогут также сдать сертифицированный экзамен по чешскому языку на европейский сертификат Карлова Университета в Праге. А на десерт посетителей ждет встреча у рояля с бардом Яном Бурианом под названием «Мужчины – хрупкие создания». Кроме прочего, сын авангардного актера и режиссера проведет ток-шоу с московскими студентами-богемистами.

13-05-2008