Чехия-2018. В поисках идентичности

21-04-2017

Задуматься о роли, которую Чешская Республика играет в мире сегодня, и о том, что ее ждет в будущем, предлагает МИД страны в преддверии юбилейного года. В 2018 г. страна будет отмечать 100 лет со дня основания самостоятельной Чехословакии, 80-летие Мюнхенского договора и отторжения Судет, 70 лет с момента коммунистического переворота, 50 лет Пражской весны, а также четверть столетия от разделения Чехословакии и возникновения суверенной Чешской Республики.

Любомир Заоралек, Фото: Филип ЯндоурекЛюбомир Заоралек, Фото: Филип Яндоурек В рамках проекта «Чехия в пути» (Česko na cestě) ученые Академии наук, писатели, журналисты и общественные деятели будут вести дискуссии о значении исторических событий и насущных проблемах сегодняшнего дня, чтобы нащупать возможные направления развития в будущем.

«Надо попытаться избежать формальных меморандумов. Хотелось бы, чтобы обсуждения положили начало некоему самоанализу, и я благодарен Академии наук за помощь в нашей попытке начать этот процесс. Возможно, многое, что прозвучит во время дебатов, покажется спорным, вызовет резкую реакцию, и это хорошо.

Мы хотим дать оценку нашей истории, и понять какую позицию занимаем ныне. Я уверен, что период 2017–18 годов будет для Чешской Республики ключевым. Результатом ряда европейских выборов текущего года станет появление политиков, которым предстоит определять будущее Европы. Момент переломный. Именно поэтому сейчас очень важно понять, как мы пришли к результату сегодняшнего дня и куда направимся завтра. Юбилейный год для подобного анализа – самый подходящий момент», – уверен министр иностранных дел Чехии Любомир Заоралек.

18-й год – трагический юбилей.

«Именно сто лет назад началось «экстремальное столетие». Причем Чехословакия, собственно, чешский народ стал не только жертвой этого столетия, но вместе с другими государствами, возникшими поле распада Австро-Венгрии, несет ответственность за то, почему это столетие стало экстремистским. Послевоенный распад Восточной Европы на многонациональные государства, в которые, однако, вкладывалась сущность мононациональных, стал одной из причин последовавшей трагедии», - подчеркивает философ Вацлав Белоградский, приводя в качестве одного из экстремальных примеров возникновение гитлеровского режима.

Как напоминает заместитель главы Академии наук Павел Баран, в 90-х годах XX века многие твердили, что «история кончилась», что либеральная демократия решила все проблемы, возникшие после распада модели биполярного мира:

«Оказалось, однако, что ситуация совсем иная. Появились не только новые вызовы, но и новая динамика. Не только история не кончилась, но произошел и своеобразный оборот. Нам вновь приходится сталкиваться с проблемой легитимности демократии, мы живем в ситуации скоростных технологических изменений, за которыми не поспевает развитие наших антропологических констант. Мы живем в мире, в котором происходят такие геополитические сдвиги, возможность которых 30 лет назад мало кто предполагал. Сегодня Европейский союз, целое в которое мы верили и верим, переживает серьезнейшие изменения в подобии Брексита. Наш мир – это и экологические проблемы, которые ведут к появлению новых видов риска и касаются каждого. Живем мы также в мире, где из-за проблемы миграции становятся актуальными угрозы, о которых много лет назад мы рассуждали лишь вскользь».

Вновь в поисках своей идентичности

Милена Бартлова, Фото: Архив Карлова университетаМилена Бартлова, Фото: Архив Карлова университета По мнению специалиста по истории искусств Милены Бартловой, до сих пор актуальной является и проблема поиска народами своей идентичности, особенно в условиях, когда мир сотрясают политические и экономические кризисы, а также климатические катаклизмы. Этническое понимание идентичности, считает историк, давно себя исчерпало и затормаживает развитие:

«Примером для нас может служить первый президент Чехословакии Томаш Гарриг Масарик. Основывая новое государство, он стремился создать новый народ, который тогда называли «чехословацкий». Для основателя страны, однако, этот народ не являлся этнической ячейкой, связанной неким кровным родством. В понятие «чехословацкий народ» он вкладывал глобальное, универсальное содержание».

По мнению социолога Терезы Штокеловой, современная Чехия должна отказаться от суждения, что данное государство на протяжении длительного времени являлось жертвой развития истории. Наоборот, необходимо искать для себя лидирующую роль.

Не забывать об удачах и учиться на ошибках

В каких сферах ее может найти государство, которое, как часто упоминается, не располагает большим количеством финансовых средств или человеческих ресурсов?

- «Во-первых, я не считаю, что Чехия страдает от недостатка финансовых средств. С точки зрения общемирового распределения ресурсов мы относимся к числу самых богатых государств, хотя его граждане могут и не разделять такое мнение по причине какого-либо внутреннего дисбаланса. Однако, как страна мы относимся к числу богатых государств, располагающих для формирования общемировой истории необходимыми ресурсами, экономическими и политическими. Я думаю, что мы должны искать свое место в направлении разработки политических решений существующих экологических проблем. Мы можем, например, заниматься поддержкой различного рода исследований в данной сфере. В этом я вижу для нас перспективу, нашу активную роль. Здесь уместно бросить взгляд на нашу историю и вспомнить об активном расширении избирательного права на женщин, хотя в то время это казалось многим немыслимым и чрезвычайно смелым».

Что еще в истории страны можно назвать успешно исполненной ролью?

Вацлавская площадь, 28 октября 1918 г.Вацлавская площадь, 28 октября 1918 г. - «С точки зрения общемирового значения - само возникновение Чехословакии в 1918 году. Посыл президента Масарика заключался в том, что, создавая Чехословакию, от мира для нашего народа мы ничего не требуем. Суть в том, что мы стремились стать политической ячейкой, которая будет подталкивать развитие демократического порядка. Это до сих пор остается сильным моментом в нашей истории, о котором, однако, мы подзабываем».

А что можно считать самой крупной неудачей?

- «Тут мы вновь оказываемся у вопроса – кто мы? Возвращаясь, например, к периоду Первой республики, то ключевой я считаю неудачу с созданием многонационального государства. Внедряя понятие «чехословацкий народ» не удалось, например, справедливо решить вопрос немецкого и польского меньшинств. Последствия этой неудачи наше государство ощущает до сих пор», - считает социолог Тереза Штокелова.

21-04-2017