Есть ли в Чехии эвтаназия?

04-11-2003

«Официально об этом не говорится, но по всей Европе практикуется эвтаназия в различных формах. Врачи из жалости к страданиям своих неизлечимо больных пациентов помогают им отправиться в мир иной» - заявил на страницах одной чешской газеты швейцарский врач чешского происхождения. Так ли это на самом деле? На этот вопрос мы попробуем ответить в сегодняшней "Теме дня".

Со Швейцарией и Голландией все понятно - там «ассистируемые самоубийства» официально разрешены. В Швейцарии уже более 20 лет действует общество «Exit» («Выход»), насчитывающее более 50 тысяч членов. Лекарство для «самоубийства» выписывает врач, с пациентом во время приема яда и вплоть до составления полицейского протокола о смерти находится специальный помощник - ассистент. В 2001 году в Швейцарии было проведено 124 «самоубийства с ассистентом», в прошлом году - 90, причем, в большинстве случаев, в присутствии родственников.

В Чешской Республике эвтаназия официально запрещена. Законодатель предпочитает обходить молчанием эту щекотливую тему. Ограничивается в проекте нового закона о здравоохранении лишь упоминанием о том, что не любое желание пациента - закон для врача, а только то, которое не ведет к сокращению жизни пациента. «Даже если жизнь больного - сплошное мучение?», - апеллируют сторонники эфтаназии. Вспомните, - говорят они, - каждый год в Чехии умирает около ста тысяч человек, и многие - долго и мучительно.

И это, к сожалению, правда. В наше время, когда медицина, казалось бы, шагает вперед семимильными шагами, в больницах по-прежнему не могут обеспечить пациентам спокойный и безболезненный переход в мир иной. «Но эвтаназия - не выход из положения», - считает наша сегодняшняя собеседница, председатель Чешского альцгеймеровского общества Ива Голмерова.

- Я против эвтаназии, и это не просто слова. Я могу объяснить почему. Я думаю, что сегодняшний уровень медицинского обслуживания в Чехии, в особенности, обслуживания престарелых пациентов, еще не позволяет говорить об эвтаназии. Я опасаюсь, как бы проблема эвтаназии не обернулась во вред пациентам пожилого возраста, для которых мы еще многое можем сделать, чтобы скрасить последние годы их жизни. Мне кажется, что сегодняшние призывы к легализации эфтаназии - это показатель недостаточно развитой системы помощи больным.

- Следовательно, если бы Чехия сделала прорыв в области медобслуживания и достигла уровня Голландии или той же Швейцарии, вопрос об узаконении эвтаназии можно было бы поднять в чешском обществе?

- Я думаю, что поднять эту тему было бы возможно, но только с привлечением к дискуссии широкой общественности. Я скажу так: об эвтаназии можно говорить только в отношении неизлечимых больных, душевно здоровых людей, которых не ждет в будущем ничего, кроме страданий. Это относительно молодые люди, без надежды на спасение. Что касается пожилых больных, то еще раз повторяю - говорить об эвтаназии в этом случае очень проблематично.

Мы спросили у Ивы Голмеровой - какую позицию по отношению к «смерти по собственному желанию» занимает чешское общество? Что думают в медицинских кругах?

- Трудный вопрос. Это вопрос, который может быть разрешен только в общественной дискуссии, мнения конкретных врачей тут не могут играть важной роли. Что касается пожилых пациентов, то, как мне кажется, мы еще не до конца используем все возможности современной медицины. В Чехии действует всего лишь три геронтологические клиники, в больницах до сих пор уделяется мало внимания специфическим проблемам старых людей. Отдавая предпочтение эвтаназии перед развитием геронтологии, мы многим рискуем.

Председатель альцгеймеровского общества уверена, что на законодательном уровне решать проблему эвтаназии не имеет смысла.

- Я думаю, что еще не время говорить об эфтаназии на уровне закона. Наши законы о медобслуживании должны уделять больше внимания заботе о здоровье граждан и о повышении качества медицинского обслуживания.

Но вернемся к вопросу о так называемой скрытой эвтаназии. Что это такое? По сути дела, это все ситуации, когда врач на свой страх и риск принимает решение прекратить муки пациента и обставляет это так, что смерть кажется наступившей естественно. - Определенные формы эвтаназии у нас практикуются, - призналась недавно на страницах чешской газеты медсестра из Моравии. Женщина, одно время работавшая в легочном отделении больницы, описала, каким способом врачи шли навстречу мольбам пациентов, умирающих в муках. Им вводили смертельную дозу морфия или снотворного, а чтобы не возникало лишних вопросов по поводу количества используемых медикаментов, сокращали дозы для других пациентов или записывали их на умерших пациентов.

- Разумеется, опасность злоупотреблений здесь очень велика, - соглашалась медсестра. - Но все-таки врачи таким образом облегчили муки многим людям, это было сделано из гуманных побуждений.

Любопытно, что когда чешского министра здравоохранения Марию Соучкову спросили, практикуются ли, по ее мнению, в чешских больницах скрытые формы эвтаназии, она ответила, что так не думает. Ведь в таком случае врачам не удалось бы объяснить повышенное потребление морфия и прочих используемых в таком случае медикаментов...

Спорным является вопрос - является ли эвтаназией отключение человека от аппаратов жизнеобеспечения? Чешские врачи сходятся в том, что это допустимо. Иногда они сразу договариваются с пациентами, что в случае ухудшения их состояния, они не будут прибегать к интенсивной терапии. И до сих пор ни один врач не предстал за это перед судом.

04-11-2003