Мирослав Калоусек: «У Чехии типичный социалистический бюджет!»

01-09-2015

Вчера в рубрике «Разговор напрямую» вышла первая часть интервью с бывшим министром финансов Чехии, основателем и одним из лидеров партии TOP 09, депутатом парламента, оппозиционером Мирославом Калоусеком. Он говорил о России, санкциях, Путине. Сегодня — продолжение эксклюзивного интервью, которое он дал нашему редактору Кириллу Щелкову. Речь пойдет о беженцах, госбюджете, олигархе Андрее Бабише, евро, политике Национального банка Чехии и многом другом.

Договориться об условиях и цене

Мирослав Калоусек (Фото: Филип Яндоурек, Чешское радио)Мирослав Калоусек (Фото: Филип Яндоурек, Чешское радио) — Главный вопрос для Европы в данный момент — наплыв мигрантов. Чешские средства массовой информации пишут и говорят об этом каждый день. Полиция арестовала десятки людей, в лагере беженцев — бунт, границы страны нужно укрепить. Не кажется ли вам, что эта проблема в Чехии несколько преувеличена, что чехи боятся беженцев больше, чем жители других европейских стран? И это при том, что Чешская Республика — лишь транзитная страна для нелегалов, все они едут дальше — в Германию и другие государства.

— Вы правы. Страх этого больше, чем может вызвать то количество беженцев, которые хотят остаться в Чехии. У нас, по существу, не хочет остаться никто. Частично это страх создается прессой, которой владеет один политик из правительства, а именно министр финансов Бабиш. Газетам нужно публиковать плохие новости, тогда люди их охотно покупают. А о правительстве газеты писать не могут, вот и запугивают народ беженцами. Но мигранты это все же проблема. Мы часть Европы, и то, что сейчас в нее приехал чуть ли не миллион человек — и наша проблема. Ситуацию очень тяжело контролировать и, как я считаю, нет идеального решения. Я думаю, что европейская общественность должна принять тот факт, что те беженцы, которые приехали в ЕС, уже в нем останутся. Я не знаю, как их разделить на хороших и плохих, опасных и безопасных, кого высылать обратно, а кого оставлять. В Европе нет настолько компетентных спецслужб, которые могли бы решить этот вопрос. Я бы смирился с тем, что те, кто приехал в ЕС, уже его не покинут. И вкладывал бы большие средства, чтобы эти люди ассимилировались и стали частью европейского сообщества. Получив все права и обязанностями. Зато дальнейший приток мигрантов нужно остановить. Используя прагматичные методы. Например, начать платить правительствам тех стран, откуда эти беженцы едут. Договориться с ними, на каких условиях и за какую цену люди перестанут убегать.

Структурный дефицит

Фото: Барбора Кментова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Барбора Кментова, Чешское радио - Радио Прага — Вы являетесь жестким критиком действующего правительства Чехии. Какие у вас к нему основные претензии, с чем вы не согласны больше всего?

— Я не говорю, что вообще не согласен с политикой правительства. Я против бюджетной политики нынешнего кабинета министров. В хорошие времена надо снижать дефицит бюджета. Это называется структурным дефицитом, с учетом циклических явлений. Когда экономика страны растет, то у вас большие поступления в бюджет, а когда экономика в кризисе, то доходов мало. Эти колебания надо вычесть и создавать такой бюджет, чтобы в случае нулевого роста у вас был и нулевой баланс. А министр финансов Бабиш уже в третий раз собирается ухудшить этот самый структурный дефицит. В 2010 году, когда мы пришли к власти, структурный дефицит составлял больше 5%. Мы его снижали по 1,5% в год, то есть примерно на 60 миллиардов крон в год. Меня много критиковали, что я делаю это слишком быстро. И я готов спорить на тему, что, может быть, стоило действовать медленнее. Но я отказываюсь от любой дискуссии на тему, что можно было не сокращать структурный дефицит. За три года мы снизили его до 0,3%, то есть опустили практически до нуля. А господин Бабиш сейчас приводит его к 2%, что безответственно и непростительно.

Андрей Бабиш, Agrofert и органы государственной власти

Андрей Бабиш (Фото: Филип Яндоурек, Чешское радио)Андрей Бабиш (Фото: Филип Яндоурек, Чешское радио) — Вы неоднократно говорили, что министр финансов и одновременно олигарх господин Бабиш вредит национальным интересам страны. У вас есть доказательства того, что люди из его корпорации Agrofert проникли в госструктуры Чехии?

— Не только доказательства. Самое главное то, что у Бабиша есть возможность сделать все, чтобы его люди в этих структурах были. Даже когда такая возможность, такие условия допускаются, это уже очень плохо. А в нашей стране не только созданы условия для этого, такое реально происходит. Посмотрите, сколько людей из корпорации Agrofert уже сегодня занимают важные позиции в органах государственной и муниципальной власти.

— Вы недовольны бюджетом Чехии. Дело только в его дефиците?

— У действующего правительства — бюджет перераспределения. Это типичный социалистический бюджет. Правительство собирает деньги, где может, и от кого может и отдает их людям, которым хочет повысить жизненный уровень. Все это — трансферы, а не бюджетная политика, которая инвестирует в будущее. У правительства политические приоритеты, они хотят успокоить людей. Думаю, они вообще достигли максимума по выделению социальных пособий из бюджета Чехии. И все это делается в ущерб будущему развитию страны.

«К черту этот бизнес...»

Фото: Hekata 5, CC BY-SA 3.0Фото: Hekata 5, CC BY-SA 3.0 — Правительство хочет ввести в Чешской Республике систему электронного учета выручки. То есть информация о каждом выбитом чеке сразу будет поступать в режиме онлайн в общереспубликанскую базу данных. Вы выступаете категорически против. Но правительство говорит, что эта система увеличит сбор налогов в бюджет и позволит бороться с теневой экономикой.

— Это неправда. Давайте посмотрим на страны, где действует что-то подобное. Система, которую пытается ввести Бабиш, есть только в Хорватии, где она возникла под давлением господина Тодорича, это такой местный Бабиш. По данным Евростата, которому я доверяю больше, чем хорватскому министерству финансов, это не привело ни к чему. Ни к лучшему сбору налогов, ни к равенству между предпринимателями. Зато исчезло десять тысяч фирм и частных предпринимателей, они прекратили свою деятельность.

— Почему люди перестали заниматься бизнесом в Хорватии и почему, на ваш взгляд, это приведет к подобному и в Чехии, если систему введут?

— Потому что для них это очень дорого. Устанавливать все это оборудование, платить за его обслуживание. Предприниматель где-нибудь в деревне борется за каждую крону. И когда он увидит, что должен вкладывать во что-то еще какие-то деньги, то скажет: «К черту этот бизнес, мне надо кормить себя и семью». Пойдет на биржу труда, встанет на учет и начнет получать пособия. В стране исчезнет множество маленьких фирм и частных предпринимателей. Кроме того, системой можно будет злоупотреблять. Ну, представьте, в один момент у вас онлайн появляется вся информация: какие товары, в каком городе, кто и кому продает. Это же мониторинг рынка, который Тодорич создал в Хорватии для своих компаний. Этого же хочет Бабиш для выгоды корпорации Agrofert. Более того, всю эту систему ему еще оплатят налогоплательщики. Исчезнет и равенство между предпринимателями. Если бы Бабиш хотел, чтобы все играли по одним правилам, то вводил бы систему для всех. А она планируется для розничной торговли, ресторанов и прочих компаний, торгующих товарами Бабиша. На других бизнесменов, которые тоже работают с наличными деньгами, тех же столяров, эта система не распространяется. Я сделаю в парламенте все, чтобы этот преступный закон не был принят.

Евро это политический проект

Фото: Барбора Кментова, Чешское радио - Радио ПрагаФото: Барбора Кментова, Чешское радио - Радио Прага — В Словакии и странах Балтии в обороте евро. В Чехии нет. Некоторые туристы воспринимают это так, что отсутствие евро говорит о слабой экономике страны...

— То, что Словакия перешла на евро, а Чехия нет, никак не связано с развитием страны. Евро это политический проект, и переход на евро является политическим решением. В Чехии пока нет единства в обществе по этому вопросу. Я в числе тех, кто бы хотел, чтобы Чешская Республика приняла евро. Тем не менее, я понимаю, что это должно быть желанием большинства. Нельзя так, что бы половина страны шла вперед, а вторая назад. Переход на евро — это вопрос, который будет решаться еще долго. Однако повторяю еще раз, это политический вопрос, это не связано с развитием конкретной страны или ее конвертабельностью с еврозоной.

— Когда в Чехии, все же, возможен переход на евро?

— Я считаю, что при наличии политического решения, реальным сроком является 2020 год. И хочу вернуться к вопросу про экономическое развитие страны. Нельзя ведь говорить, что Швеция и Дания — страны со слабой экономикой и поэтому у них нет евро. Они не отсталые страны и они запросто могли бы вступить в еврозону. Просто там нет политического желания принимать евро.

Слабая крона: во всем есть минусы и плюсы

Фото: Tobias L. / freeimagesФото: Tobias L. / freeimages — Национальный банк Чешской Республики искусственно делает все, чтобы чешская крона была слабой, держит курс в 27 крон за евро. Многие политики страны, включая президента Земана, за это его критикуют. Вы среди критиков или сторонников такой позиции по отношению к национальной валюте?

— У меня нет однозначного ответа на этот вопрос. Я поддержал решение Национального банка. Он является независимым органом и действует легально. Центробанк вправе принимать такие решения и не может находиться под чьим-либо политическим давлением. Правда, я не уверен, что я голосовал бы за это решение, если бы являлся членом правления Национального банка. Но когда банк уже принял такое решение, и это решение не вернуть назад, то неуместно, чтобы политики это решение критиковали.

— Слабая крона полезна экономике Чехии?

— Учитывая то, что чешская экономика преимущественно основана на экспорте, так как чешский рынок маленький и наши компании должны продавать товары за рубеж, то любая девальвации отечественной валюты приносит некоторый положительный эффект для повышения объема экспорта. То есть в целом такие меры помогает росту экономики, но одновременно и обесценивают сбережения определенной группы населения. Всегда во всем есть как плюсы, так и минусы.

 

Первую часть интервью с Мирославом Калоусеком вы можете прочитать по этой ссылке.

01-09-2015