О невыносимой лёгкости зла и его причинах

20-10-2018

Премия Вацлава Гавела – европейская награда, которая символизирует не просто вклад её лауреата в защиту прав человека, а является настоящим мерилом мужественности, самопожертвования и благородства. В 2018 году её присудили руководителю грозненского представительства Правозащитного центра «Мемориал» Оюбу Титиеву. Он не смог лично получить награду, так как в настоящее время находится в тюрьме. О том, почему жюри остановило свой выбор именно на кандидатуре Титиева, а также о том, как обстоят в современном мире дела с правами человека, рассказал директор Библиотеки Вацлава Гавела Михаил Жантовский.

Вацлав Гавел, фото: Томаш Адамец, ЧРоВацлав Гавел, фото: Томаш Адамец, ЧРо «Премия Вацлава Гавела – одна из самых значимых премий в области защиты прав человека в Европе, и разумеется, она основана на жизненных принципах самого Вацлава Гавела, который и сам являлся борцом за права человека. Он всегда стремился подчёркивать их значимость, в каком бы амплуа он ни находился – писателя, диссидента, политика или президента», - рассказывает Михаил Жантовский.

Объявление лауреата и выступления финалистов премии нынешнего года проходили в формате международной конференции под названием «Невыносимая лёгкость зла». Парафразирование Милана Кундеры было неслучайным.

«Это отражение определённого скептицизма, разочарования в том, как развивается область защиты прав человека, причем не только на всей планете, но и в нашей, как нам хочется верить, безопасной, цивилизованной и гуманной части мира. Статистики ясно подтверждают, что количество случаев нарушений прав человека растёт, что имеют место безнаказанные злодеяния: мучения, массовые убийства и прочее. При этом степень озабоченности и интереса к этой проблеме, которые развитые страны проявляли к подобным зверствам ранее, совершенно не соответствует ситуации. Всего в нескольких тысячах километров от нас происходят систематические убийства и пытки, людей изгоняют из собственных домов. Я говорю сейчас, конечно, о Сирии. Результат: миллионы бездомных людей, несколько миллионов беженцев в Иордании, Турции, Европе, но при этом никто так и не задумывается над тем, оставить ли эти злодеяния без внимания или же международное сообщество должно каким-то образом вмешаться. Ранее это носило название гуманитарной интервенции, в начале нынешнего столетия велись разговоры о том, что мы несём определённую ответственность – речь шла об обязанности международного сообщества защищать гражданское население в случае нарушений прав человека и злоупотребления ими. Однако затем разговоры утихли, и все как бы смирились, что подобные ужасы происходят».

Права – спорные, обязанности – невыполняемые

Михаил Жантовский, фото: Ондржей ТомшуМихаил Жантовский, фото: Ондржей Томшу Как так получилось, что заинтересованность и неравнодушие общества трансформировались со временем в безразличие и толстокожесть? Или, может быть, у современного человека выработалась привычка легко воспринимать негативную информацию? По словам Михаила Жантовского, тому есть несколько причин, в том числе печальный опыт гуманитарной помощи в других странах и сложности законодательного определения прав человека.

«Одна из причин заключается в том, что доктрина гуманитарного вмешательства столкнулась с некоторыми подводными камнями и рядом ограничений. Международное сообщество по-прежнему не может оправиться от вмешательства США в Ираке: там поначалу тоже имелись чёткие гуманитарные цели, а закончилось всё массовым насилием, которое было столь же неприемлемым, как и предшествовавшие ему беззакония. Это было, безусловно, предупреждение, из которого США и международное сообщество должны были извлечь уроки. Однако, на мой взгляд, этот урок всё равно не означает, что мы должны быть в восторге от систематического и насильственного нарушения прав человека где-либо в мире. Вторая причина, возможно, носит более локальный характер, и заключается в том, что традиционная система защиты прав человека, как её понимал Вацлав Гавел, его соратники и целый ряд правозащитников в период коммунизма, показалась некоторым специалистам неполной и недостаточной».

Термин «права человека», таким образом, был несколько расширен: в него включили не только ряд социальных и рабочих прав, но некоторые другие права, которые с базовыми правами человека связаны очень отдалённо, если вообще связаны: права отдельных групп по интересам, абстрактные права вроде права на доступность интернета в широком диапазоне, право на минимальный гарантированный доход, или, например, право быть забытым. Имеющиеся на практике проблемы законодательное разнообразие не решило, скорее наоборот, добавило вопросов и неопределённости.

«С одной стороны, эти права сами по себе спорные. Например, то, имеет ли каждый право на минимальный гарантированный доход. Это вопрос для экономистов, социологов и философов, поскольку это не так очевидно, как право на жизнь или право на человеческое достоинство. Некоторые из этих прав и вовсе не подлежат исполнению. Мы можем бесконечно утверждать, что все мы имеем право жить до 150 лет, но вот может ли это право быть каким-то образом реализовано, защищено или гарантировано – это совсем другой вопрос».

Без вины виноватый

Оюб Титиев, фото: ЧТК/AP/Musa SadulayevОюб Титиев, фото: ЧТК/AP/Musa Sadulayev Несмотря на то, что в области защиты прав человека остаётся немало белых пятен, активисты продолжают вести свою работу, каждый – на своём «фронте», и получают своё признание. Оюб Титиев был выбран среди трёх претендентов на премию Вацлава Гавела. Конкуренцию ему составляли кубинская правозащитница Роза Мария Пайя и правозащитник из Бахрейна Набел Раджаб, причём каждый из финалистов, по словам Михаила Жантовского, был действительно достоин награды. Директор Библиотеки Вацлава Гавела также полагает, что официальное обвинение, по которому был задержан и арестован правозащитник, является весьма далёким от реальной причины.

«Оюб Титиев является правозащитником в очень значимой части Российской Федерации, в Чечне. Он – основатель, а точнее, соучредитель чеченского «Мемориала», организации, которая собирает данные о судьбе правозащитников и нарушениях прав человека. В январе этого года он был арестован чеченскими властями при очень сомнительных обстоятельствах, предположительно за перевозку марихуаны, однако такие случаи в Чечне, по крайней мере, если верить нашим источникам, случаются чуть ли не ежедневно. На той же ежедневной основе происходят и нарушения прав человека при действующем политическом режиме, когда несогласные с властями люди пропадают при очень загадочных обстоятельствах, проводятся пытки и казни без суда и следствия и т. д. Обо всех подобных инцидентах Титиев регулярно информировал общественность и, видимо, стал очень неудобен для чеченских властей», - полагает Жантовский.

Конечно, присуждение Титиеву премии Гавела вряд ли кардинально повлияет на сегодняшнее положение дел и позволит мгновенно вытащить его из-за решётки, но, как минимум, может помешать навредить ему ещё сильнее.

Главное – не останавливаться

Роза Мария Пайя, фото: YouTubeРоза Мария Пайя, фото: YouTube «Из прошлого, из нашего опыта в тоталитарной Чехословакии, мы знаем, что интерес общественности к судьбе правозащитников и награды, которые они получают, создают для них определённую защиту. Действующий режим уже не сможет более активно выступать против своих оппонентов, если известно, что за их судьбами наблюдают во всём мире. Роза Мария Пайя, одна из трёх финалистов премии этого года, дочь Освальдо Пайя, известного кубинского правозащитника, который погиб при очень подозрительных обстоятельствах в автомобильной катастрофе (это случилось в 2012 году), очень хорошо высказалась по этому поводу. Она сказала, что, пока был жив Вацлав Гавел, который много внимания уделял её отцу, часто говорил о нём и даже предлагал выдвинуть его кандидатуру на Нобелевскую премию мира, Освальдо был в относительной безопасности. Он погиб ровно через шесть месяцев после смерти Вацлава Гавела».

По словам Жантовского, именно в таких случаях он и черпает вдохновение для того, чтобы продолжать начатое и вновь и вновь рассказывать о судьбах тех, кто не побоялся в одиночку побороться за идею, за права притесняемых в этом мире.

«Два года назад мы наградили этой премией Надю Мурад, защитницу езидских женщин, а два года спустя Нобелевский комитет присудил ей Нобелевскую премию мира. Это явное доказательство того, что работа, которую мы делаем, стоит того сейчас и будет стоить того и в будущем».

Премия Вацлава Гавела существует с 2013 года благодаря усилиям трёх организаций: Библиотеки Вацлава Гавела, «Фонда Хартии 77» и Парламентской ассамблеи Совета Европы. Премия «за гражданское мужество и выдающиеся достижения в области прав человека» вручается ежегодно в октябре. В разное время премии были удостоены правозащитники и активисты Алесь Беляцкий, Анар Маммадли, Людмила Алексеева и Мурад Арслан.

20-10-2018