По следам бархатной революции 5. Министерство внутренних дел

15-11-2019

Последней каплей, которая переполнила чашу терпения, стал жесткий удар сил безопасности по разрешенной властями студенческой манифестации, которая после завершения официальной части спонтанно превратилась в демонстрацию против коммунистического режима. Как так получилось, что участников согласованного шествия поджидали в пражских улицах вооруженные отряды милиции и спецназа? Об этом Radio Prague International говорило с аналитиком по вопросам безопасности, бывшим сотрудником Федеральной информационной службы Яном Шнайдером.

Фото: Природовеческий факультет Карлова университетаФото: Природовеческий факультет Карлова университета

Встретились мы перед зданием, которое чехи называют не иначе как «кахликарна» из-за его облицовки кафелем. Речь идет о Министерстве внутренних дел, в стенах которого 30 лет назад располагалось Министерство внутренних дел и окружающей среды ЧСР.

Ян Шнайдер, фото: Эва ТуречковаЯн Шнайдер, фото: Эва Туречкова «Меня интересует, собрались ли когда-либо до этого вооруженные полицейские в полном обмундировании в пятницу в послеобеденное время в Микуландской улице и караулили там проходящих мимо людей, или как это собственно произошло? Это случилось впервые, а значит не случайно. Эти полицейских туда кто-то направил, а студентов туда потом кто-то привел. В этом нет ничего скандального, это техническое описание того, что в этот день произошло».

Шнайдер напоминает о том, что попытки вытащить людей на улицы наблюдались более длительное время, например во время недели Палаха. По мнению аналитика, ноябрьские события стали результатом внутрипартийной борьбы между коммунистами горбачевского толка и окружением секретаря пражского Горкома компартии Мирослава Штепана, которое процесс постепенного преобразования власти не поддерживало. Свою роль, по мнению Шнайдера, сыграли и «некоторые лица, тоже подписавшие Хартию 77».

Фото: ЧТФото: ЧТ «Студенческое мероприятие было организовано Социалистическим союзом молодежи (SSM, ССМ, чешским аналогом Комсомола), то есть оно было согласовано с государственными органами. Это была разрешенная демонстрация, соответственно все принимаемые меры могли нести исключительно вспомогательный характер, но никак не приниматься с целью конфронтации», -утверждает специалист по вопросам безопасности, по мнению которого вряд ли можно предполагать, что Федеральное МВД в то время было сплоченной организацией единомышленников. В нем было много фракций, «которые друг о друге возможно и не знали, и поэтому не могли быть в курсе всех событий».

Возвращаясь к событиям 17 ноября, Шнайдер вспоминает и моменты, относящиеся к периоду его работы в послереволюционной спецслужбе.

Фото: Бедржих ХаасФото: Бедржих Хаас «В 1990 я уже работал в Ведомстве по охране конституции и демократии федерального МВД, годом позже оно уже называлось Федеральная информационная служба. Где-то на работе в рамках какого-то актуального дела мы смотрели видеозапись с Народни тршиды, когда у меня за спиной вдруг раздалось: «Это – не оригинал». Я оглянулся. За мной стояли двое сотрудников, которые раньше работали в StB и перешли на новую службу. Я спросил у одного из них: «Почему ты так считаешь?» «А потому что там нет кадра, где на тротуаре стоят русские и американские дипломаты». Я у него спросил: «А откуда ты знаешь, что там должен быть такой кадр?» «А потому что, вон Витя, снимал их». На мой взгляд, это свидетельствует о том, что служба безопасности тогда делала детальную документацию происходящего. Если бы все это была случайность, каким образом она бы там оказалась. Но потом кто-то из этой документации вырезал очень интересные моменты, говорят. Я не берусь утверждать, что это правда, так как я этого не видел, на Народни тршиде я не был в тот вечер и дипломатов там не видел, но это я слышал».

Мартин Йироус, фото: Томаш Воднанский, ЧРоМартин Йироус, фото: Томаш Воднанский, ЧРо Несмотря на то, что сам Шнайдер был активным членом Хартии 77 и регулярно принимал участие в семинарах на квартирах диссидентов, вместе с женой переписывал самиздатовскую литературу, по своим словам он и не подозревал, что коммунистический режим уже стоит на глиняных ногах. Во время бархатной революции он «метался между гражданскими форумами в Праге и Гавличковом-Броде, передавая информацию».

«Я не предполагал, что режим может вот-вот обрушиться, как сегодня многие любят утверждать. Я думал, что это навсегда, точнее не навсегда, но Мартин Йироус (представитель чехословацкого андеграунда – прим. ред,) в 1975 году написал доклад о третьем чешском музыкальном возрождении, где он говорит, что лично он освободился тогда, когда понял, что это может быть навсегда и ему нужно научиться с этим жить. Этим я хочу сказать, что мы не ждали с отчаянием, когда настанет конец, но стремились жить каждым моментом».

Министерство внутренних дел, фото: Ондржей ТомшуМинистерство внутренних дел, фото: Ондржей Томшу
15-11-2019