Пражская свобода российского слова

02-11-2016

Снова, как в двадцатые годы прошлого века, разговор о политическом устройстве России переместился за границу, в Берлин, Париж, Прагу... «Как защищаться от кремлевской пропаганды?», «Война идей. Холодная или горячая?» – своими мыслями на эту тему с пришедшими на фестиваль Kulturus, в зал кафе Kampus в центре чешской, поделились журналист Александр Морозов и главный редактор «Ежедневного журнала» Александр Рыклин.

Антон Литвин, архивное фото: KulturusАнтон Литвин, архивное фото: Kulturus Организатор Kulturus Антон Литвин отметил, что называет форум «фестивалем актуальной культуры и прав человека, потому что в XXI веке права человека неотделимы от таких вещей как кино, театр, литература».

Ведущий встречи Ян Махачек из Института политики и общества дал оценку действиям Кремля: «Политика Москвы в последнее время становится все более агрессивной, ассертивной, жесткой. Здесь можно вспомнить русско-грузинский конфликт – вторжение России в Грузию 8 лет назад. Среди последних событий – это захват Россией Крыма, после чего началась агрессия на востоке Украины. В настоящее время Россия выступает активным игроком на Ближнем Востоке. Что касается Сирии, то можно согласиться с тем, кто сравнивает бомбардировки Алеппо, или российскую помощь в этом, с гражданской войной в Испании, когда иностранные государства принимали ту или иную сторону во время этого трагического гражданского противостояния – и Германия, и СССР. Однако военная агрессия – не единственный военный инструмент России. То, с чем сталкивается Европа, а, возможно, и весь мир, это такое эффективное оружие как распространение пропаганды, дезинформации, прежде всего, с помощью новых технологий, Интернет-форумов и т.д. В этой сфере Россия действует очень эффективно, работает в этом направлении, инвестируя значительные средства в эту информационную войну».

«Как защищать Европе свои ценности?» – с таким вопросом Ян Махачек обратился к гостям форума.

Российские дискуссионные площадки открываются в Европе

Александр Морозов, Фото: Антон ЛитвинАлександр Морозов, Фото: Антон Литвин «В Европе появилось несколько новых важных центров – фонд Бориса Немцова в Германии, который провел конференцию в Берлине. В этом году в Вильнюсе прошел форум, организованный Гари Каспаровым. В этом же ряду – пражский Kulturus, старейший из них, который Антон Литвин проводит уже в четвертый раз. И Марат Гельман создал важную культурную площадку в Черногории. И каждая из этих площадок в Европе действует вместе с той страной, в которой находится и с политиками и экспертами из этих стран». Редактор «Русского журнала», блогер и философ Александр Морозов считает, что ключевым и наиболее тревожным для Европы является несколько пропагандистских аспектов, которые находят отклик у граждан других стран.

«Как путинизм как идеология смыкается с новым европейским и глобальным неопопулизмом? Несомненно, путинская пропаганда целенаправленно стремится расколоть Евросоюз и привлечь на свою сторону европейских, но также и американских и азиатских обывателей. И в этой борьбе Кремль действует достаточно успешно. С чем же выходит Кремль на рынок современных политических идей? У него их немного. Первая простая идея – активный антиамериканизм. Вторая – ограниченный суверенитет европейских государств, которые как бы отдали его часть Евросоюзу – «европейские государства не имеют армий, они зависят от Вашингтона». Это – фундаментальная часть путинской пропаганды. Третья важная идея путинизма заключается в том, что Россия имеет право быть "региональной державой", наследовать полномочия Советского Союза, продлевать свое влияние на соседние страны. Не случайно в его окружении употребляется термин "лимитрофе" в отношении соседних государств, граничащих с Россией. То есть это – промежуточные, как бы неполноценные страны, находящиеся в воображении Кремля между Россией и большими политическими игроками, прежде всего США и Германией».

Фестиваль Kulturus, Фото: Антон ЛитвинФестиваль Kulturus, Фото: Антон Литвин Политику, проводимую Путиным, Александр Морозов назвал «социальной генетикой», которая отсылает к теориям государства межвоенного периода, когда общество и государство понимаются как единое тело, «генетический код» которого необходимо защищать. Он также указал на глубочайшую пропасть, которая расколола российское и даже все восточноевропейское общество на два лагеря.

«Тот, кто в России и Восточной Европе сохраняет верность проевропейскому выбору и европейским ценностям оказались по одну сторону, а по другую сторону находится набирающий силу глобальный неопопулизм, который проводит ревизию реальной и реалистичной картины мира в пользу довольно опасной новой социальной мифологии, которая ставит мир, если не на грань «горячей» войны, то, во всяком случае, ввергает его в неомодернистскую неконвенциональную войну, и Путин, и Кремль, несомненно, сделали шаг к тому, чтобы она распространялась по всему миру».

Член бюро Объединенного демократического движения «Солидарность» Александр Рыклин долгие годы является редактором Интернет-издания «Ежедневный журнал», открыть страницы которого, находясь в России, сегодня невозможно – они заблокированы решением «Роскомнадзора». Известный российский журналист признался, что еще не сталкивался с таким поворотом темы пропаганды: «Чем путинский режим опасен для современного западного мира?» В отличие от других российских политологов, Александр Рыклин не считает, что Путин стремится хорошо выглядеть в глазах Запада. Он считает, что Путин Запад презирает и считает его политиков продажными – в этом контексте прозвучало имя Герхарда Шредера.

«Путин презирает западных политиков, вынужденных соблюдать правила и законы»

Рыклин Александр, Фото: Антон ЛитвинРыклин Александр, Фото: Антон Литвин «Путинский режим – и сам Путин, и его окружение – относятся к западному миру и его элитам с глубочайшим пренебрежением и презрением. Для Путина и тех, кто вокруг него, эти элиты – какие-то странные люди, не идущие с ними ни в какое сравнение, потому что они вынуждены жить по правилам, с оглядкой на какие-то парламенты, вынуждены держаться в рамках каких-то бюджетов. Для Путина они, по большому счету, – голодранцы, потому что 100 млн долларов для них – большие деньги. «Их всех можно купить», - думают в Москве, имея на это некоторые основания, и термин «шрёдеризация» имеет под собой основания».

Александр Рыклин признался, что в 2014 году, после Крыма и начала конфликта на Донбассе, ему казалось, что такая примитивная пропаганда, несмотря на «истерические усилия российских СМИ» не сработает. «Мне казалось, что такое очевидное вранье не может оказать такого чудовищного воздействия на общественную атмосферу в России», – вспоминал журналист события двухлетней давности. Он считает, что большинство граждан страны не верят тому, что им рассказывают по телевидению. Картина, которую рисует Рыклин, как будто сошла со страниц романа Оруэлла.

«Я не думал, что можно поверить в такое очевидное вранье»

«Они не верят, но сегодня им уже кажется, что они обязаны в это верить, что в этом – их предназначение как граждан своей страны. А если вдруг они не верят, то это нужно скрывать, не показывать, потому что это будет предательством, и в этом – главное достижение этой чудовищной пропагандистской машины». Такое, напоминает журналист, было и при советской власти, и в социалистической Чехословакии. А насколько пропагандистская машина современной России эффективна за рубежом?

Иллюстративное фото: Stan Shebs, CC BY-SA 3.0Иллюстративное фото: Stan Shebs, CC BY-SA 3.0 «Я бы не преувеличивал влияние путинской пропаганды на западный мир, потому что здесь все же работают мощные барьеры. Реальная свободная пресса и свобода слова – вот единственный настоящий барьер, способный противостоять любой пропаганде, не дать ей завладеть умами людей и серьезно влиять на общественную атмосферу. А то, что Путин, действительно представляет угрозу для современного западного мира – это факт, и остается только радоваться тому, что все больше представителей Запада и его элит проникаются этим пониманием. Еще 2–3 года назад, когда мы начинали говорить, что Путин опасен для всего человечества, в ответ мы видели кривые ухмылки и от американцев, и от европейцев. Они говорили: «У нас все под контролем, в любой момент мы этих ребят прижмем, никуда они не денутся! Тут их деньги, тут их дети, мы знаем, как с ними обращаться». Так что, не надо было пугать?»

Александр Рыклин также указал на то, что все главные фигуры российской пропаганды прекрасно известны и призвал Запад внести их в санкционные списки, «потому что их вина и опасность ничуть не меньше, а может быть, и больше, чем тех, кто имеет отношение к оккупации в Украине и аннексии Крыма. «Русская пропаганда вполне персонифицирована, у нее есть имена, которые мы все знаем. Это Олег Добродеев, Константин Эрнст, Владимир Соловьев, Дмитрий Киселев. Отберите у них визы, не пускайте сюда, и это будет действенной мерой». Он также подчеркнул, что главная цель российской пропаганды – дискредитироваться самые важные завоевания западного мира. При этом Александр Рыклин не считает, что для противодействия подобной пропаганде и ее ресурсам, которые она учреждает за рубежом, в том числе в Чехии, следовать ограничиваться демократическими методами.

«Что делать? Закрыть на Западе все пророссийские ресурсы!»

«Слушайте, не надо ничего исследовать! Надо все закрыть к чертовой матери! Потому что это – вопрос выживания западного мира. Сегодня вам противостоят абсолютно циничные, беспринципные люди, для которых не существует никаких ограничений – ни человеческая жизнь, ни заповеди Христа, ни мораль. Это надо осознавать и выстроить серьезный непробиваемый барьер».

После встречи «Радио Прага» задало Александру Рыклину несколько вопросов.

– Мы встречаемся в Праге. Вам не кажется, что, пользуясь выражением Якова Гордина, это напоминает «бег России по кругу»? О России, как это было в 20-е и 30-е годы прошлого века, снова приходится говорить за границей.

«Мне показалось очень символичным что в начале нашей встречи у кого-то заиграл телефон с рингтоном «Очи черные»…»

– Романс русской эмиграции.

«Я подумал, что это, конечно, очень символично. Да, конечно, мы ходим по кругу. А что поделаешь? В России воцарился жесткий тоталитарный режим, уничтожена свобода слова. Сегодня в России нет никаких политических возможностей себя реализовывать. Тем не менее, сохраняется часть общества, которая пытается этому противостоять».

– Насколько плодотворны эти встречи за границей, и насколько перспективно появление таких центров в Европе?

«Сложно судить. Польза, несомненно, есть – люди обмениваются мнениями, вырабатываются какие-то позиции. Мне кажется, что это важно. Это важно еще и потому, что Запад постепенно осознает ту опасность, которую для него представляет путинский режим. Вообще, западному миру на нас, конечно, начхать, и это нормально, однако опасность существует и для него самого, и это дает надежду на то, что Запад начнет действовать жестче, чем до сих пор».

02-11-2016