Русская освободительная армия – pro et contra чешских историков

14-12-2019

«Власовцы», «Русская освободительная армия», «Комитет освобождения народов России»… Сегодня эти слова мелькают в сводках последних новостей, хотя, казалось бы, их место давно на страницах учебников истории. Однако оценка роли соединений, сформированных рейхом из советских пленных, в сегодняшней Чехии колеблется от «эсэсовцев» до «борцов за свободу» и «антисталинистов». В дни Пражского восстания 1945 года бойцов в немецкой форме с триколором на рукаве, говоривших по-русски и украински, чехи встречали цветами.

Павел Жачек "Власовцы в бою за Прагу", фото: Ева ТуречковаПавел Жачек "Власовцы в бою за Прагу", фото: Ева Туречкова

Напомним, что когда 5 мая 1945 года Прага восстала, у горожан не оказалось обещанного им союзниками оружия. Немцы располагали артиллерией и тяжелой техникой, и пражанам, вставшим на баррикады, грозили колоссальные потери. Нацисты посылали на Прагу новые войска, сосредоточенные в Центральной Чехии, и радиоэфир заполнили отчаянные призывы о помощи на английском и русском языках, обращенные как к американцам, так и к Красной армии.

В этот критический момент у восставших и появился неожиданный союзник – оказавшаяся в районе Праги Первая дивизия Русской освободительной армии генерала Власова. Соединение под командованием генерал-майора Сергея Буняченко уже несколько дней фактически никому не подчинялось.

«Совместная борьба против фашизма и большевизма»

Генерал Андрей Власов, фото: Bundesarchiv, Bild 146-1984-101-29 / CC-BY-SAГенерал Андрей Власов, фото: Bundesarchiv, Bild 146-1984-101-29 / CC-BY-SA Поняв, что Германия проиграла, они пытались спастись от советского плена, оставшись на Западе, и Пражское восстание давало такой шанс. Численность дивизии почти в два раза превышала силы пражского немцкого гарнизона, у власовцев были артиллерия и танки. 5 мая Сергей Буняченко и руководители восстания, за исключением коммунистов, пришли к соглашению о «совместной борьбе против фашизма и большевизма». На следующий день три полка дивизии вошли в Прагу, вступив с немцами в бой. Чехи предоставили карты местности и проводников, сшили трехцветные нарукавные повязки, чтобы форма дивизии, почти идентичная СС, не вводила в заблуждение. Главные бои пришлись на 7 мая – власовцы, неся потери, отвлекли на себя основные силы германского гарнизона.

После того как Буняченко узнал, что в Прагу войдет Красная армия, он приказал своей дивизии уходить к американцам, оставив в городе артиллерийский дивизион. Утром 9 мая на окраинах Праги появились советские подразделения. Раненых власовцев, находившихся в пражских госпиталях, расстреляли на Ольшанском кладбище, – сегодня там можно найти их надгробие. Всего в Праге и пригородах похоронено около 330 бойцов РОА, однако точное число не знает никто. Андрей Власов был схвачен бойцами Красной армии под Пльзенем, Сергея Буняченко передали советским военным органам американцы. Оба были был повешены 1 августа 1946 года во дворе Бутырской тюрьмы в Москве.

В те решающие дни начала мая 1945 года в Ржепорые на окраине Праги Власов и Буняченко останавливались на ночь, здесь стояли части РОА. Намерение маленького района во главе со старостой Павлом Новотны открыть в память о погибших власовцах небольшой памятник или мемориальную доску показало, что чешское общество по-прежнему относится к этим людям двояко. Никто не отрицает их помощь в решающие дни мая 1945 года, однако дальше мнения расходятся.

МИД России и посольство РФ в Чехии уже выступили с протестами, а российские каналы заполнили возмущенные репортажи о «реставрации нацизма». «Эксперты называют слова об их "заслугах в освобождении Праги" фальсификацией истории», – утверждают некоторые российские СМИ, которые не устают напоминать о том, что единственным освободителем Праги может считаться только командовавший 1-м Украинским фронтом маршал Иван Конев. С экранов в России по-прежнему звучит, что якобы «на место скульптуры Конева хотят поставить статую Власова», что никогда даже не рассматривалось пражскими администраторами.

Radio Prague собрало мнения различных чешских историков на эту страницу прошлого, принявшую масштабы международной проблемы.

«Ржепорые против Российской Федерации – это абсурд»

депутат парламента Павел Жачек, фото: Антон Каймаковдепутат парламента Павел Жачек, фото: Антон Каймаков Павел Жачек, депутат, автор двух книг о Русской освободительной армии, считает, что российская сторона неоправданно заостряет вопрос. «Я хочу уточнить, кто, собственно говоря, устроил вокруг возможного памятника власовцам бурные баталии. В этом виноват отнюдь не староста района Ржепорые Павел Новотный – изначально реакция российской стороны была неоправданно резкой. Сам староста вовсе не стремился к раздуванию скандала, к «информационным перестрелкам», и абсурдно устраивать разбирательства в формате «Ржепорые против Российской Федерации» или наоборот. В реакции России необходимо искать внутриполитические причины – это абсолютно ясно. У российской стороны существуют проблемы с осознанием и принятием собственного прошлого. Остро стоит вопрос предательства. Хорошо видно, что толкование понятия «предательство», раздражение, когда речь заходит о тех или иных исторических фигурах, со времен правления Сталина не слишком изменились. В этом я усматриваю главную проблему. Еще одно обстоятельство – недоступность многих российских архивов, то есть отсутствие возможности свободного, объективного, непредвзятого изучения, анализа и оценки исторических документов. В этом, на мой взгляд, и заключается причина существования различий во взглядах, российских и европейских, а конкретно, чешских историков».

Сотрудник Института изучения тоталитарных режимов Давид Свобода поддерживает планы районной администрации: «Я выступаю за установку памятника хотя бы потому, что один подобный памятник уже стоит на Ольшанском кладбище Праги, и до сих пор он никому не мешал. Одновременно вся эта ситуация мне кажется искусственно раздутой, отвлекающей внимание от действительно важных вопросов, в том числе сохранения памяти».

«Мы начинаем смотреть на историю как проигравшая, а не победившая сторона»

Ярослав Башта, историк по образованию, бывший посол Чехии в России и Украине, отрицательно относится к появлению в Праге памятника бойцам РОА. В СМИ он назвал подобную идею «реабилитацией нацизма». Дипломат считает, что такой шаг «не улучшит межгосударственные отношения в Европе», а, кроме того, показывает, что «Чехия – это государство, в котором внешнюю политику определяют районные администраторы».

«Они заслуживают памятник за одно то, что предали Сталина»

«Я против этого еще и потому, что это означает существенную политизацию истории, а, кроме того, еще и пересмотр истории, на которую мы внезапно начинаем рассматривать под углом зрения проигравших, а не победителей», – считает Башта.

сотрудник Института изучения тоталитарных режимов Давид Свобода, фото: Катерина Айзпурвитсотрудник Института изучения тоталитарных режимов Давид Свобода, фото: Катерина Айзпурвит Давид Свобода напоминает, что эти люди были поставлены вне закона собственными властями, так что их переход на сторону противника был вынужденным. «Да, они предали Сталина, и хотя бы за это я бы им поставил памятник. Разумеется, мы можем рассуждать на юридическом уровне – что это были люди, поднявшие оружие против своей родины. Однако значительное их число – я сейчас говорю не о самом Андрее Власове – не считало СССР своей родиной. Это – все равно как если бы вермахт начал проводить мобилизацию чехов и посылать их на восточный фронт – вряд ли они бы воевали с энтузиазмом. Ест еще один аспект – здесь мы переходим на уровень международного гуманитарного права – Сталин первым отрекся от этих людей, Советский Союз не подписал Третью женевскую конвенцию 1929 года об обращении с военнопленными. Он сам провозгласил, что никаких военнопленных не существует, а есть только «предатели советской родины». Все это отдавало этих людей на откуп геноциду со стороны нацистов и крайне жестокому обращению. Не будем забывать, что количество советских военнопленных, погибших в немецком плену, во много раз превышало пленных из других армий», – напоминает сотрудник Института изучения тоталитарных режимов.

«Генерал Власов был предателем и понес заслуженное наказание»

«Генерал Власов был предателем и понес заслуженное наказание. То же самое касается и всех советских пленных, которые вступили в РОА», – сообщил специалист по современной истории славянских народов, сотрудник Карлова университета Ян Рыхлик.

С ним не согласен Павел Жачек: «Я считаю, что российская сторона должна полностью открыть архивы, как времен войны, так и послевоенные, ведь речь идет, в первую очередь, о российских гражданах и гражданах Советского Союза. Я думаю, что современная Россия, являющаяся в определенном смысле правопреемником ранее существовавшего государства, должна осознавать, что у нее есть определенный долг по отношению к этим гражданам. Люди, о которых мы говорим, не предавали Советский Союз, как о них твердят. Это очень сложная проблема – наоборот, их предал существовавший режим. Это произошло, когда Сталин одним росчерком пера отказался от пленных советских граждан, которые до этого за него сражались. Для них это было шоком. И именно это могло быть причиной, почему они вступали в обсуждаемые нами "добровольческие силы"».

Фото: Bundesarchiv, Müller, Karl / CC-BY-SA 3.0Фото: Bundesarchiv, Müller, Karl / CC-BY-SA 3.0

Российского историка Кирилла Александрова лишили академических званий за независимый взгляд на РОА

Павел Жачек напоминает – в современной России в отличие от Чехии нет возможности свободно, без давления со стороны властей, вести исторические исследования. В качестве примера Павел Жачек приводит российского специалиста Кирилла Александрова, занимающегося именно историей РОА, Власова и власовцев. Ученый был лишен академического звания, так как позволил себе независимый взгляд на историю Власова.

«От Власова дистанцировалась большая часть белой эмиграции»

Однако, если все детали этой страницы истории не известны и не все архивы открыты, возможно, стоило бы повременить со строительством задуманного в районе Прага-Ржепорые памятника? Возможно, староста Ржепорый Павел Новотный поторопился? Павел Жачек так не считает. «Нет, мы не спешим. Было сделано уже достаточно, чтобы изменить угол зрения на историю власовцев – в том числе и благодаря российскому историку Кириллу Александрову, который изучал документы, как в российских архивах, пока была такая возможность, так и в Европе и США. Часть материалов по власовцам хранится и в чешских архивах. Ждать нельзя еще и потому, что мы видим, как играют политической подоплекой этого вопроса, что якобы историки еще не проработали эту тему».

Ян Рыхлик поддерживает утверждение МИД России, что РОА бойцов следует называть военными преступниками и никак иначе. «Ни одно государство мира, ни один режим на свете не ведет переговоров с солдатами, которые в ходе войны переходят на сторону противника. Для всех, кто такое совершил, в любой армии мира существует только одно наказание – смерть». Не случайно, напоминает историк, от Власова дистанцировалась большая часть белой эмиграции в Европе и США, включая белых генералов и офицеров, которые во время гражданской войны в России с оружием в руках боролись с большевиками.

бывший посол Чехии в России и Украине Ярослав Башта, фото: Лубош Ведрал, ЧРобывший посол Чехии в России и Украине Ярослав Башта, фото: Лубош Ведрал, ЧРо Бывший посол Ярослав Башта утверждает, что власовцы входили в структуру СС и напоминает о связанных с ними военных преступлениях. «Возьмем, например, подразделение РОНА (Русская освободительная народная армия) под командованием генерала Каминского, которое подавляло Варшавское восстание. Они действовали настолько жестоко, что этого не выдержали даже немцы, и командира вместе со штабом расстреляли в Лодзи осенью 1944 года. Не существует точной статистики, сколько жителей Варшавы уничтожили бойцы РОНА – называют и цифру 10 000 за день. То же можно сказать о казаках в Югославии. Следует обратить внимание на один момент, который объясняет реакцию российской стороны, – они входили в СС, и РОА также была в введении Гиммлера. РОНА немцы распустили, а в апреле 1945 года бойцы этого подразделения присоединились к Буняченко, который с ними пошел на Прагу. Так что если мы будим ставить памятник, то следует знать, что мы ставим памятник эсэсовцам».

«Они не входили в СС»

Это утверждение категорически опровергает Давид Свобода: «Это глупость. Господин Башта ошибается, если не сказать, что он попросту лжет. Они не входили в СС. Российская освободительная армия хотела действовать и действовала как вооруженный союзник вермахта, но никак не СС. И как только эту автономию немецкое командование начало нарушать, это привело к серьезным разногласиям. Как мы знаем, Сергей Буняченко во время первого ведения в бой пошел на конфликт после того, как его части РОА хотели фактически подчинить 9-й армии Рейха. Они не были в составе СС, господин Башта – лжец».

«Я не слышал о том, чтобы во время Нюрнбергского процесса трибунал занимался непосредственно РОА, насколько я помню, этот вопрос считали внутренним делом СССР», – говорит Ян Рыхлик.

Ярослав Башта, со своей стороны, напоминает, что бойцы, вошедшие позже в РОА, воевала не только и не столько против сталинского режима, а занимались карательными акциями: «Их первое выступление против Красной армии произошло только в 1945 году на Одре. Перед этим они действовали как вспомогательные силы полиции и преступники, занимавшиеся подавлением партизанского движения».

«Генерал Власов возглавил антисталинский протест»

Павел Жачек указывает, что состав бойцов, которых обобщенно называют «власовцами», был более чем разнороден. «Сначала необходимо определить – кто такие были власовцы. Это не просто и далеко не каждому понятно. Генерал Власов возглавил антисталинский протест, и произошло это достаточно скоро после того как он в 1942 году оказался в плену. Тем не менее, мы сейчас говорим о трех русских пеших дивизиях, входивших в состав вооруженных сил Комитета по освобождению народов России (КОНР) – политического органа, имеющего ранг правительства в изгнании. Этот комитет был основан в ноябре 1944 года в Праге при содействии Карла Германа Франка (представитель нацистской Судетской партии, одного из глав оккупационного режима в протекторате Богемия и Моравия, обергруппенфюрера СС), который вряд ли понимал, что происходит, так как во время заседания все говорили по-русски. Именно это движение мы и называем несколько неточно «власовцами».

«Мы не знаем, сколько участников подавления Варшавского восстания попало в Первую русскую дивизию»

Фото: Bundesarchiv, CC BY-SA 3.0 deФото: Bundesarchiv, CC BY-SA 3.0 de Если же рассматривать отдельно Первую дивизию, которая помогла в 1945 году Праге, то она никогда не была починена СС. Она создавалась из разных русских добровольческих подразделений, это правда, но они были частью вермахта. И лишь небольшая часть в рядах этой дивизии перешли из штурмовой бригады РОНА, известной в связи с участием в подавлении Варшавского восстания. Однако по доступным нам архивным документам мы не способны определить, сколько солдат РОНА оказались в рядах Первой русской дивизии РОА. Известно, что небольшая часть вошла танковое подразделение. Есть также воспоминания одного из очевидцев, что солдаты РОНА были во Втором пехотном полку. Однако сколько их было, и были ли среди них те, кто принимал участие в подавлении Варшавского восстания или других действиях, которые мы сегодня называем военными преступлениями, по доступным нам документам мы не способны определить», – подчеркивает Павел Жачек.

«Они перешли на другую сторону за три дня до окончания войны»

Надгробие РОА на Ольшанском кладбище в Праге, фото: Dezidor, CC BY-SA 3.0Надгробие РОА на Ольшанском кладбище в Праге, фото: Dezidor, CC BY-SA 3.0 Ярослав Башта признает, что вмешательство власовцев помогло восставшей Праге, однако он не согласен с тем, что без Буняченко нацисты разгромили бы восставших. Немцы все равно пытались уничтожить город, обстреливали Староместкую площадь, но не довершили дело из-за того, что у них кончилось топливо, считает дипломат. «Проблема в том, что они перешли на другую сторону за три дня до окончания войны, чтобы получить алиби. Они ожидали, что за них заступятся повстанцы, однако они этого не сделали. А власовцев, попавших к американцам – к чему они и стремились – выдали СССР, где их казнили». Бывший посол Чехии в России напоминает, что и руководители восстания дистанцировались от РОА, опасаясь усложнения отношений с приближавшейся Красной армией во главе с генералом Иваном Коневым.

По мнению историка Яна Рыхлика, хотя власовцы действительно и присоединились к Пражскому восстанию, этот поступок не может компенсировать их предательство, а только несколько смягчить вину. Историк выступает против создания памятника власовцам, считая этот проект «еще одной антироссийской провокацией».

«Этот памятник – оценка исторического опыта отдельного района, а не всего Восточного фронта»

Павел Жачек, со своей стороны, уверен, что отметить память бойцов в пражском районе будет справедливо: «В случае Ржепорый речь идет не о каком-то монументе, относящемся к истории всей Чехословакии. Мы говорим о небольшом памятнике, которым пражский район дает оценку собственному историческому опыту, связанному с этими солдатами из бывшего СССР, тому, что произошло когда-то на территории этого района. Здесь не идет речь об оценке ситуации на Восточном фронте, исторических событий в Беларуси или в тылу немецкой армии. И налицо полное непонимание предмета обсуждения. Все происходящее вокруг это события – стрельба из пушек по воробьям…»

В контексте полемики по поводу планов создания мемориала в Праге нередко напоминают, что в 1966 году, когда отмечалось 25-летие битвы под Москвой, у города Дмитров был открыт 28-метровый мемориальный комплекс «Перемиловская высота», на котором в числе других высечено имя командующего 20-й армией генерал-майора А.А. Власова.

Прага-Ржепорые, фото: VitVit, CC BY-SA 4.0Прага-Ржепорые, фото: VitVit, CC BY-SA 4.0
14-12-2019