Шансов нет, но мы не можем по-другому

14-10-2014

Одним из гостей проходящей в Праге конференции «Форум 2000» является главный редактор российского издания «Новая газета» Дмитрий Муратов. На прошлой неделе газета получила предупреждение Роскомнадзора в связи со статей Юлии Латыниной "Если мы не Запад, то кто мы?" Какова будет реакция газеты, спросили мы у ее главного редактора.

Дмитрий Муратов (Фото: isifa / EPA / Rainer Jensen)Дмитрий Муратов (Фото: isifa / EPA / Rainer Jensen) - Мы в соответствии с законом должны закрыть тот абзац, о котором идет речь, и мы его закрыли. Мы его закрыли на время, до тех пор, пока будем оспаривать в суде решение о предупреждении газете. Предупреждение – это неприятная вещь. Сотрудники Роскомнадзора всегда, когда они видят в газете, например в комментариях, какие-нибудь радикальные заявления, то они нам звонят, и мы спокойно на это реагируем. Иногда убираем, иногда нет. Эта статья вышла месяц назад. Ни одного звонка, никаких писем. Сразу объявлено, что мы получили предупреждение. Два предупреждения – это уже высокая вероятность закрытия газеты. Видимо, они не смогли с нами справить по-другому, и они решили идти тупо, как идиоты. Мы на это обязаны юридически реагировать. Я предложил распять Латынину на кресте. Как же так, средневековые есть, а инквизиции нет? Это недоработка. Тем более, что Латынина рыжая. Это важно. Дальше вопросом будут заниматься наши юристы. В течение 10 дней мы подадим жалобу в суд.

Чего можно добиться апелляциями и жалобами?

Учитывая российскую действительность, есть ли смысл в такой жалобе? Есть хоть какой-нибудь минимальный шанс чего-то добиться?

- Но если мы не подаем жалобу, то это означает, что мы согласны с тем, что мы позволяем себе расистские высказывания. А мы при этом яростные антифашисты! Мы как раз категорически против неонацизма в любых его видах. Поэтому мы просто обязаны подать жалобу в суд. Когда вопрос касается уголовных дел, то российские суды судят по закону. Когда дело касается политики, то судьи делают так, как им скажут. Никаких шансов я не вижу, но и другого пути у меня нет.

Будем мучиться до конца

По вашим ощущениям, это очередное сражение, еще один конфликт с властями, или это может быть конечное наступление?

- Сначала они фактически разорили нашего инвестора, Александра Евгеньевича Лебедева, и учитывая, что мы все равно выходим и популярность растет, может быть они пошли таким путем. Но я не очень в это верю. Не такие они уже идиоты, наверное. Но я не хочу гадать за них, я не ответчик за их поступки. Я не хочу даже представить себя на их месте. В русском языке есть выражение «На одном поле ср… не сяду». Так вот. Я не собираюсь думать за них. Эти вопросы к ним. Мы будем вести себя в рамках закона, сохраняя газету и ее гигантскую аудиторию. Помните фильм «Белое солнце пустыни»? Там бандит говорит красноармейцу Сухову: «Тебя сейчас пристрелить или хочешь помучиться?». Сухов отвечает: «Хотелось бы помучаться». Так и мы.

Европа вошла в роль врага русского народа, а не врага российской бюрократии и элиты

Если посмотреть в будущее, вы видите свет в конце тоннеля?

- Да, конечно. Растет прекрасное поколение. Во многих городах расширяется общественное пространство. Безусловно, пропаганда, война, горечь от расставания с другим народом – все это вещи, с которыми наше поколение уже ничего не сделает. Но все же перед нашими глазами растет поколение российских европейцев. Если бы ваши прекрасные политики отменили визы, чтобы люди в большем количестве могли посмотреть, как живут европейские страны… Это бы сильно помогло России и Европе тоже. А санкции, наоборот, только сплотили население вокруг элиты, вместо того, чтобы показать, что это элита довела народ до всего этого дерьма. Сейчас образ Европы вырисовывается как образ врага народа, а не врага бюрократии и правящей элиты. В этом смысле наши политики победили ваших, хотя и попали под санкции. А ваши проиграли, потому что они оказались в глазах нашего народа врагами. Дайте лучше людям возможность посмотреть и понять, как живет Европа, и почему у России европейский, а не азиатский или византийский путь. То что, Россия – Европа, это не ругательство, а важнейший социальный проект. Теперь Европа сама отпугнула русских.

Смерть на стороне демократии

Вы правда верите в проеврепейскую молодежь?

- Да. Заметьте, что наши молодые люди не собираются делать карьеру в странах, где ходят в длинных халатах. Они хотят делать карьеру в Европе, в России, в российской Европе. Даже наша самозваная элита хранит свои счета в Швейцарии, а не в Сомали. Говорить можно все что угодно, но мне кажется, что нет альтернативы европейскому пути России. Горбачев когда-то вернул Россию Европе, и России Европу. По этому пути нам необходимо идти. И потом, еще один повод к оптимизму: смерть - на стороне демократии. Я умру, и наши лидеры умрут, хотя они думают, что будут жить вечно. Но смерть обеспечит обновление кадров…

Известный факт, что российская молодежь теперь при выборе профессии больше всего хочет стать чиновником. Не является ли это свидетельством, что и молодые люди очень хорошо сориентировались в нынешних условиях и хотят в них жить?

- Это вопрос мне прямо в глаз. Средним классом в России стал чиновник. Не люди, которые сами создали свое дело, начали кормить себя, свои семьи, начали брать людей на работу. Наш средний класс – это чиновники. В этом году конкурс в Академию госслужбы впервые превысил конкурс в театральный институт. Это действительно так. Люди хотят стать средним классом. Но они скоро столкнутся с самым главным. Им нужно смотреть на шаг вперед. Когда человек создает свое дело, оно передается по наследству. Государственная должность по наследству не передается. Чиновник уходит на хорошую пенсию, но его социальный капитал не передается. Поэтому я думаю, что нынешний ажиотаж вокруг службы на государство будет недолгим.

14-10-2014