Вопросы накануне приезда Горбачева

13-09-2016

16–17 сентябре в Праге состоится конференция «Общая безопасность после окончания «холодной войны». Европейская безопасность и Россия», участие в которой должен был принимать президент СССР Михаил Горбачев, в последний момент отменивший свой визит в чешскую столицу по состоянию здоровья. В рамках конференции пройдет презентация книги журналиста М. Сыручека «Михаил Горбачев спас Прагу от кровопролития?». Какова роль последнего генсекретаря ЦК КПСС в событиях «бархатной» революции, и почему в 1987 г. он не принес извинения за подавление советскими войсками «Пражской весны»? Об этом и о других вопросах мы беседуем с одним из организаторов конференции, экс-министром иностранных дел Чехии Яном Каваном и публицистом Миланом Сыручеком.

Балансируя на грани «холодного» сценария

Ян Каван, занимавший в 2002-2003 гг. пост председателя Генеральной ассамблеи ООН, с 2002 по 2006 г. бывший также членом чешского парламента, принял участие уже в четырех конференциях, инициированных Горбачев-Фондом. В чем, по его мнению, заключается главная цель пражской конференции?

Ян Каван, Фото: Jwh, CC BY-SA 3.0Ян Каван, Фото: Jwh, CC BY-SA 3.0 «Что касается содержания, то конференция в Праге немногим отличается от предыдущих. Во всех случаях главной темой была европейская безопасность и угрозы, которым приходится противостоять. Затрагивая тематику актуальной встречи, необходимо отметить, что в настоящее время - с этим мнением согласен и академический совет Горбачев-Фонда, ситуация в мире усложнилась, достигнув наиболее высокого уровня напряжения. Впервые с момента окончания «холодной войны» Европа достигла такой экскалации напряженности, что это может привести к ее повторению. Мы являемся свидетелями нарастания популистских сил антиевропейской направленности, провоцирующих возникновение проблем этнического баланса, как и сектантского толка. Эти темы будут обсуждаться в рамках конференции. Михаил Сергеевич Горбачев во время главного выступления представит свое видение способов решения упоминаемых проблем. Поделится собственным мнением по поводу того, какую лепту мы можем внести в процесс формирования интегрированной, мирной и всесторонне сотрудничающей Европы».

Предотвратил ли Горбачев грозившее Праге кровопролитие?

Дискуссии во время конференции будут посвящены отношениям между Российской Федерацией и Европой, роли национальных государств в глобализированной Европе, нарастанию национализма, ксенофобии и проблемам подобного рода. В рамках конференции будет представлена книга Милана Сыручека, в названии которой фигурирует вопросительный знак; автор задается вопросом, предотвратил ли Михаил Горбачев в ноябре 1989 года грозившее в Праге кровопролитие? Предисловие к книге написал сам Горбачев. Недавно и Мирослав Полрайх, бывший чехословацкий разведчик, заявил, что Михаил Горбачев якобы написал письмо, адресованное руководству чехословацкой коммунистической партии во главе с М. Якешом, в котором предупредил, что в случае применения силы против демонстрантов, советские военные подразделения, дислоцированные тогда на территории страны, встанут на сторону чехословацкого народа. Существуют какие-либо доказательства этого, возможно, сохранилось упоминаемое письмо?

«Об этом написано в книге Милана Сыручека, презентация которой состоится вечером первого дня конференции. Согласно материалам, которые читал и я лично, Михаил Сергеевич, заняв конкретную позицию, внес свой вклад в то, чтобы избежать в ноябре 1989 года возможного кровопролития. Детали, касающиеся событий тех дней, вы найдете в упомянутой книге».

– Занимая пост министра иностранных дел Чешской Республики, вы имели возможность встретиться с целым рядом заграничных коллег, в том числе и с Гансом-Дитрихом Геншером. Известно ли вам что-либо о существовании каких-либо доказательств того, что Запад пообещал Горбачеву за его согласие с объединением Германии отказ от расширения НАТО в восточном направлении?

Михаил Горбачев и президент США Рональд Реган, 1985 г., Фото: открытый источникМихаил Горбачев и президент США Рональд Реган, 1985 г., Фото: открытый источник «Насколько я знаю, подробное письменное подтверждение данного обещания не существует. Частично эта ответственность лежит и на плечах Михаила Сергеевича Горбачева, который, я бы сказал, относительно наивно поверил вербальным обещаниям представителей США, альянса и не потребовал закрепить обещание в письменной форме. По крайней мере, я так понимаю всю ситуацию. С другой стороны, есть ряд косвенных доказательств – ссылки на заявления иных представителей. Например, бывший госсекретарь США Джеймс Бейкер пообещал Горбачеву, что если он не будет препятствовать воссоединению Германии, то альянс не будет приближаться к советским или, если хотите, российским границам.

Вспоминая мои беседы с Горбачевым, могу сказать – он этому обещанию действительно верил. Именно в этом контексте необходимо воспринимать имеющие место протесты российских представителей в условиях, когда альянс близко приближается к границам Российской Федерации. Такие действия находятся в противоречии с заверениями, услышанными в прошлом Михаилом Сергеевичем. Хотя они и были даны в устной форме, а не в письменной».

– Общеизвестно, что Зденек Млынарж и Михаил Горбачев были друзьями: вместе жили в общежитии во время учебы в институте, а потом в соавторстве написали и книгу. По вашему мнению, могла перестройка, объявленная в свое время в СССР Горбачевым, иметь некую связь с «Пражской весной» 1968 г.?

«Некое идеологическое переплетение, конечно, существует, но в весьма свободной форме. Прямой связи я не вижу. Точки соприкосновения необходимо искать в подходе именуемых нами людей. Зденек Млынарж и Михаил Горбачев хорошо осознавали проблемы, которые советская система генерирует как в экономической, так и политической областях. Оба они искали возможности для реформирования существовавшей системы, чтобы она не ставила под угрозу ни своих собственных граждан, ни окружающие государства. Реформаторы советской системы продвигались в своих рассуждениях в одном и том же направлении хотя бы в самом начале, что касается 1968 г., и потом, когда в СССР речь зашла о гласности и перестройке. Однако о прямой связи двух исторических периодов мне не известно».

– Во время одного из своих выступлений Михаил Горбачев заявил, что после народов СССР ему наиболее близки чехословаки. Известно, что его отец во время войны был ранен под Кошицами. Чем, по вашему мнению, можно объяснить такое расположение к Чехословакии?

Владимир Вяткин / RIAN, CC BY-SA 3.0Владимир Вяткин / RIAN, CC BY-SA 3.0 «Именно тем, о чем вы упоминали. Михаил Сергеевич действительно вспоминает, что его отец получил ранение в конце войны на территории Словакии. Ранение было тяжелым, но он выжил. Естественно, что это событие оставило свой отпечаток на Горбачеве. А еще он достаточно часто бывал в Чехословакии. Объясняется отношение к Чехословакии и принятием на себя части ответственности за роль Советского Союза в событиях 1968 года, главным представителем которого он потом стал. Хотя прямой ответственности за вторжение Горбачев не несет. Однако он хорошо знал о том, как повлияло вторжение на позицию чехов и словаков по отношению к СССР. Горбачев хотел, чтобы народы сохранили дружественные отношения, и старался развивать в этом направлении свою деятельность. Доказательства такого стремления Горбачева можно найти в истории событий 1980-х г. – в первую очередь, если вспомнить о ноябре 1989 года».

Интервью Русской редакции «Радио Прага» дал также журналист Милан Сыручек.

– Почему для проведения конференции была выбрана в этот раз именно Прага, и кто является инициатором ее проведения?

Горбачев неоднократно повторял, что после народов СССР ему ближе всего Чехословакия, что она близка его сердцу.

«Инициатором выступал непосредственно Михаил Сергеевич Горбачев. Он очень любит Прагу и неоднократно повторял, что после народов СССР ему ближе всего Чехословакия, что она близка его сердцу. Не знаю, если эта расположенность основана исключительно на его личных впечатлениях, так как он несколько раз бывал в Чехословакии, или же сыграло роль влияние Раисы Максимовны Горбачевой. В 1987 году я ее сопровождал во время официального визита, и она была восхищена Прагой. Раиса Максимовна обладала очень большим влиянием на своего супруга».

– Вы упомянули ранее о посещении Горбачевым Чехословакии в 1987 г., у Михаила Сергеевича была тогда возможность извиниться за вторжение войск Варшавского пакта в 1968 г. Почему он не принес извинения?

«Это был один из вопросов, которые я задавал Раисе Максимовне. Она мне ответила, что Горбачеву не позволили этого сделать оба политбюро –советской компартии и чехословацкой. И он, по принципу гласности, должен был подчиниться мнению большинства. Это же очень сложный вопрос. Вторжение войск Варшавского договора в 1968 году произошло не только по идеологическим причинам. Я не знаю, было ли это первоочередным, но Чехословакия довольно долго оставалась страной, где не были размещены советские войска. В ГДР они были, В Польше тоже, а у нас дважды от этого отказались.

Вторжение войск Варшавского договора в 1968 году произошло не только по идеологическим причинам.

Первый раз отказ последовал в феврале 1948 года, сюда приезжал Зорин (советский дипломат, с 1945 по 1947 – посол СССР в Чехословакии, с 1947 по 1955 и с 1956 по 1965 - заместитель главы МИД СССР) с приказом Сталина, чтобы Клемент Готвальд (премьер Чехословакии 1946 -1948 гг., президент Чехословакии с 1948 - 1953 гг.) попросил об оказании помощи со стороны СССР. Готвальд отказался.

И вторым, кто отказывался – трижды – от размещения войск, был президент Чехословакии Антонин Новотный (глава Чехословакии с ноября 1957 по март 1968 гг.). Потом для СССР появилась исключительная возможность разместить в Чехословакии войска, чтобы уравновесить силы между Варшавским договором и НАТО».

– В рамках конференции вы представите свою новую книгу, которая касается периода «бархатной» революции ноября 1989 года, о том, помог ли Горбачев воспрепятствовать кровопролитию в Праге. Книга вышла в издательстве «Grada». На какие материалы вы опираетесь?

«Я исхожу из письма, которое было получено советским посольством в Праге и командованием Центральной группы войск, располагавшимся в городе Миловице. В нем было написано – с использованием всех доступных средств не допустить вмешательства сил чехословацкой армии, органов безопасности и милиции. В письме содержалось предостережение перед повторением ситуации, которая возникла в июне этого же года в Пекине. Это было официальное письмо советского правительства, но, естественно, учитывая советские правила, послание было отправлено по приказу Михаила Сергеевича».

По ком плакал вице-премьер?

– Вы видели это письмо?

Посольство РФ (ранее СССР) в ЧР, CC BY 2.5Посольство РФ (ранее СССР) в ЧР, CC BY 2.5 «Я видел копию этого письма. Его оригинал, согласно правилам, посольство было обязано возвратить в архив советского МИД. Я разговаривал с людьми, которых в течение двух-трех дней после получения письма приглашали в советское посольство, чтобы сообщить о распоряжении. Мне, например, рассказывали, что приглашенный в посольство вице-премьер Обзина (Яромир Обзина – глава МВД Чехословакии 1973 – 1983 гг., вице-премьер правительства Чехословакии с 1983 по 1989 гг.), до этого также занимавший пост министра внутренних дел, узнав о содержании письма, расплакался. На тот момент, действительно, уже были специально выделены армейские подразделения, и министр обороны генерал Вацек (Мирослав Вацек – начальник Генштаба Чехословацкой народной армии с ноября 1987 по декабрь 1989 гг., министр национальной обороны с декабря 1989 по 1990 гг.) отдал им приказ быть готовыми выступить против демонстрантов».

– Письмо, тем не менее, не было обнародовано?

«Всем, кого пригласили в посольство, его тогда прочитали, но в руки не дали. Письмо было датировано 20 ноября 1989 года».

– Почему, на ваш взгляд, по истечении стольких лет российская сторона не приложила усилия, чтобы широкая общественность могла ознакомиться с этим документом?

«Мне это неведомо, но я думаю, что есть несколько причин. Во-первых, и наши историки на это не обращали внимания. Все они всегда говорили, что мы все сделали собственными силами. Гавел (Вацлав Гавел – с декабря 1989 по июль 1992 гг. последний чехословацкий и первый президент Чешской Республики с февраля 1993 по февраль 2002 гг.), кстати, не был приглашен. Ему об этом только сообщили. На полученную информацию он ответил, что его не интересует позиция советского правительства, а мнение чехословацкого кабинета. Он просто недооценил значение этого письма. Дело в том, что 20 ноября прошло всего три дня с начала протестов, и ничего еще не было определено. Власть тогда была в руках наших органов. Возникший Гражданский форум и иные новые силы еще полноценно не действовали. То, что не произошло кровопролития – это уже вопрос дальнейшего развития событий. Но я уверен, что это письмо сыграло очень большую роль. Тем более что вторая часть этого письма касалась того, что советское посольство должно немедленно прекратить все отношения с действующими органами, партийными и государственными, и, наоборот, завязать отношения с новыми возникающими органами, в надежде на то, что они будут подтверждены демократическими выборами. В письме также была указана дата желательного завершения этого процесса – до конца ноября».

13-09-2016