Статьи на ту же тему


В интервью американскому изданию Wall Street Journal премьер-министр Андрей Бабиш выразил недоумение, почему для обозначения его страны используется слово Czechia. «Мне это не нравится. Мы Чешская Республика, мы чехи. Не знаю, кто придумал такую глупость», – говорится в интервью, предоставленном главой кабинета в прошлом году и опубликованным Wall Street Journal 13 февраля 2020 г. По мнению Андрея Бабиша, иностранцы могут спутать английский вариант Czechia со словом «Чечня» (Chechnya).

Издание Deník N в этой связи напоминает, что введение такой формы названия для внесения в базу данных ООН было утверждено в апреле 2016 года, когда Андрей Бабиш занимал должность первого зампредседателя правительства и выразил с ней свое согласие. Тогда правительство приняло официальное решение о внедрении наряду с традиционным названием страны на английском языке Czech Republic (Чешская Республика) краткой формы Czechia (Чехия). Сокращенный вариант, по мнению политиков, удобно использовать в рекламных целях – во время культурных и спортивных мероприятий.

Проект многолетних бюджетных рамок ЕС на период 2021 -2027 гг. Чехию не устраивает, и нужно предпринять все доступные меры ради его изменения. Данное мнение озвучил премьер-министр Чехии Андрей Бабиш на конференции в Братиславе, где он выступил наряду со своим словацким коллегой Петером Пеллегрини и оценил координацию между странами-членами Вышеградской четверки(Чехия, Словакия, Венгрия, Польша) в решении европейских вопросов.

Чехия и Словакия в рамках EС принадлежат к государствам, которые продвигают необходимость сохранения прежнего уровня финансирования политики сплоченности и сельского хозяйства. А. Бабиш также заявил, что «касаемо перспектив возможного введения евро в Чехии он видит больше недостатков, нежели преимуществ».

Бабиш и Пеллегрини также упомянули о получении дивидендов зарубежными инвесторами от чешских и словацких компаний.

Глава Кабмина Чехии защищал позицию меньших государств- членов ЕС, отметив, что «Европейский союз – это не только французский президент Эмманюэль Макрон и немецкий канцлер Ангела Меркель. Это у нас – самый большой потенциал, так как наши люди трудолюбивы. Мы живем не во Франции, где перешли на укороченную неделю».